Визит Патриарха Московского Кирилла в Китай — эпохальное событие

Аналитика
Патриарх провёл в КНР презентацию Вселенского Православия

Визит патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Китайскую Народную Республику 10-15 мая 2013 г. стоит рассматривать как эпохальное событие, поскольку Московский патриарх стал первым главой христианской церкви, встретившимся с высшим руководством Китая после всех трагических событий ХХ века, когда в стране осуществлялись атеистические гонения на все религии, в том числе и на православие. Приглашение патриарха посетить Поднебесную и теплая встреча с генеральным секретарем ЦК КПК и Председателем КНР Cи Цзиньпином мировым сообществом были восприняты с политической точки зрения как продолжение процесса укрепления всесторонних отношений Москвы и Пекина (при учете недавнего знакового визита Cи Цзиньпина в Москву), а с религиозной – как продолжение политики перемен в Китае в гуманитарной сфере и его интерес к христианству (такой вывод сделали католические СМИ).

Посещение Китая Московским патриархом стоит рассматривать как своего рода «презентацию» Вселенского православия в Китае. В КНР существует пять официально зарегистрированных религий (по местным законам, китайские религиозные организации должны быть полностью независимы от религиозных организаций за рубежом): буддизм, даосизм, ислам, католицизм и протестантизм. В стране насчитывается около 100 млн. буддистов, 40 млн. протестантов, 13 млн. католиков, 20 млн. мусульман [1]. Православие в их число не входит и насчитывает 20 тыс. последователей – китайцев, русских, людей других национальностей, проживающих в разных регионах страны. Но визит патриарха Кирилла воспринимается руководством КНР не как визит духовного лидера религиозного меньшинства в Китае, но персоны, имеющей вес и авторитет для подавляющего большинства населения России и стран СНГ, а также Европы, Северной и Южной Америки, Австралии (где имеются епархии РПЦЗ), духовного лидера 200-миллионной Поместной церкви с многовековой историей.

Сам Cи Цзиньпин оценил визит и события вокруг него как важную составную часть культурно-гуманитарного сотрудничества между двумя странами, которое способствует укреплению доверия и взаимопонимания на уровне простых людей.

Отметим, что к Китаю обращены взоры многих религиозных лидеров. Константинопольский патриарх Варфоломей длительное время желает распространить свое влияние на эти территории, под его юрисдикцией уже есть южнокорейские епархии. В 2009 г. во время своего визита в США он обсуждал с президентом Б.Обамой проблемы региона. На визит патриарха Кирилла отреагировали также и католики, поскольку Ватикан имеет хронические проблемы в Китае, связанные с тем, что там существуют две католические структуры – подпольная, зависимая от Ватикана и официальная, независимая от него. Ватикан рассчитывает, что патриарх Кирилл прорвал своего рода «блокаду» и есть шанс рассчитывать на благоволение китайского руководства к христианству[2]. Но вспомним, что Китай всегда являлся географическим соседом России, с XVII века здесь действовала православная Русская духовная миссия и русские люди многое сделали для развития Китая. К сожалению, колебания маятника отношения Китая к православию и России зависели от политических событий, но интерес жителей к нему вполне закономерен.

Многие наблюдатели отмечают, что перед интеллигенцией Китая, а также представителями бизнес-кругов, достигших желаемого уровня благосостояния, все острее встают смысловые проблемы. Культурный вакуум после эпохи атеизма должен заполняться, но даосизм и буддизм не отвечают на многие вопросы и вызовы современности. В этой связи в Китае, действительно, возникает интерес к христианству. Но православие китайцам пока малоизвестно и не очень понятно. В этом смысле значение визита патриарха Кирилла сложно недооценить.

Для политической элиты Китая достоинством православия является то, что смысл миссионерской деятельности, пусть даже и миссионеров-иностранцев – не в политическом и экономическом подчинении региона или его кардинальной трансформации, а в создании национальной поместной церкви, члены которой, как правило, молятся о своем Отечестве и народе.

Китайская православная церковь получила автономный статус в 1956 году. Но в число традиционных религий Китая православие не попало из-за политического фактора, ряда ошибок самих представителей китайской церкви, организационной слабости и рассеянности современной общины. На сегодня она не имеет ни одного епископа, на протяжении десятилетий граждане Китая не могут участвовать в церковных таинствах [3].

Хотя в ряде китайских автономий,  в тех областях, где проживают русские граждане Китая (Синьцзян-Уйгурский автономный район, Внутренняя Монголия[5]), интересы православных защищаются местными властями (поскольку русские – один из народов 56-этничного Китая). Так, власти Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР объявили Рождество Христово нерабочим днем для православного населения. Кроме того, по ходатайству общин в ряде регионов были восстановлены разрушенные храмы: во имя свт. Николая в Урумчи, свт. Иннокентия Иркутского в Лабдарине, свт. Николая в Кульдже, св. Иоанна Предтечи в районе Санькэшу под Харбином. Но в этих храмах нет священников, они остаются неосвященными, а в воскресные и праздничные дни верующие сами молятся там мирским чином [4].

Аналогичная проблема существует с Покровским храмом Харбина, после смерти настоятеля храма в 2000 г. служить там стало некому. На территорию российского посольства в Пекине, где регулярно проходят богослужения, вход гражданам КНР затруднен. Участвовать в православных таинствах граждане Китая могут только в храме Петра и Павла на территории Гонконга.

Таким образом, перед ОВЦС МП и МИДом России после визита патриарха стоят многочисленные задачи. Задачей максимум является получение официального статуса Китайской автономной церкви и создание полноценной церковной структуры на территории Китая. Это невозможно будет сделать на первоначальном этапе без помощи РПЦ (потенциально к этому готовятся дальневосточные и казахстанские епархии).Задача минимум – добиться разрешения рукоположить в священники тех семинаристов, которые сейчас учатся в России, а также отучились в семинариях РПЦЗ, вернуть богослужебные предметы (антиминсы, книги, утварь) и храмовые строения, переданные государству в условиях гонений.

Еще отметим, что визит Святейшего патриарха в Китай в смысловом ключе оказался важным и для самих россиян. Он не только послужил созданию положительного образа Китая в России, но стал своего рода открытием исторической России, позволив вспомнить о своей культурной и религиозной миссии, о вселенскости и вненациональности православия, поскольку китайская земля дала ему сотни святых мучеников и исповедников. Вплоть до визита Святейшего патриарха православием в Китае мало кто интересовался, даже в церковной среде об этом старались не говорить раньше времени. Но, видимо, время приспело и 12 мая, в День уверения апостола Фомы, проповедовавшего именно в Китае и Индии, Московский патриарх отслужил Божественную Литургию в Пекине на участке, принадлежавшем Русской духовной миссии. Таким образом, в условиях, когда воздвигаются новые гонения на христиан в Европе, идут религиозные войны на Балканах, Ближнем Востоке и в Африке, на Дальнем Востоке, наоборот, пробуждается интерес к этой религии.


[1] Патриарх Кирилл надеется, что Православная церковь в Китае получит официальный статус, Интерфакс-религия, 12 мая 2013 г.

[2] Джанни Валенте Китай: исторический визит патриарха Кирилла, Vatican Insider 11 мая 2013 г.

[3] Дионисий Поздняев, протоиерей Православная церковь в Китае в период проведения политики реформ и открытости 10 апреля 2010 г.

[4] Китайская автономная православная церковь, Интерфакс-религия, 10 мая 2013 г.

[5] Провинции Северо-востока КНР