Южная Осетия: государственные границы новопризнанной республики

Аналитика
Доклад к. ф. н., доцента кафедры философии Дзугаева К. Г., (Юго-Осетинского госуниверситет, Республика Южная Осетия)

Республика Южная Осетия – государство, созданное южной ветвью (частью) осетинского народа на территории бывшей Юго-Осетинской автономной области Грузинской Советской Социалистической Республики Союза Советских Социалистических Республик. Провозглашена 20 сентября 1990 г., 29 мая 1992 г. в самоопределившейся Республике был принят Акт о государственной независимости; 26 августа 2008 г. Республика была признана Российской Федерацией  качестве независимого государства.

Южная Осетия получила международную известность в 1990 – 1992 гг., в ходе тогдашней грузино-(юго)осетинской войны, развязанной грузинским президентом-нацистом З. Гамсахурдиа. Надо сказать и том, что именно в грузино-осетинском конфликте удалось достичь уникальных по сей день результатов миротворческой операции и урегулирования в целом: это касается и 1990-х гг., когда 16 мая 1996 г. в Москве был подписан Меморандум о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами в грузино-осетинском конфликте, и, разумеется, политических итогов августовской 2008 г. геноцидной агрессии грузинского режима М. Саакашвили против РЮО.

В августе нынешнего года отмечалась пятая годовщина агрессии, соответствующие мероприятия прошли не только в Южной Осетии, но и в Северной Осетии, в Москве, в осетинских землячествах (в том числе в иных странах). В числе вопросов и тем, обсуждавшихся в эти дни и недели, присутствовала и пользовалась серьёзным вниманием тема обустройства границы новопризнанной Республики.

Протяжённость государственной границы Республики составляет 450 км, из них 375 км составляет граница с Грузией и 75 км граница с Россией[1].

Ясно, что обустройство границы с Грузией являлось первоочередной задачей сразу по окончании «пятидневной войны». Границу охраняют совместно российские и югоосетинские пограничники. За прошедшие годы имели место сотни случаев нарушения границы со стороны Грузии. В большинстве своём это были нарушения, связанные с хозяйственными и иными гражданскими вопросами; однако были и случаи проникновения с враждебными и преступными намерениями[2].

С другой стороны, позиция Грузия в отношении Южной Осетии не изменилась и при новом руководстве соседней страны, возглавляемом Б. Иванишвили: территория нашей страны официально признана оккупированной Россией (с которой у Грузии разорваны дипломатические отношения), и в политическом лексиконе высших должностных лиц, религиозных лидеров[3], ведущих представителей экспертного сообщества само название Южной Осетии по прежнему подвергается табуированию, заменяясь в основном термином «Цхинвальский регион» - заметим, в отличие от Абхазии, которой грузинский истеблишмент не отказывает в праве на существование, но только в составе грузинского государства.

Эти и некоторые другие обстоятельства обусловили деятельность по оснащению границы техническими (физическими) средствами защиты, в том числе элементарной колючей проволокой, что вызвало острую реакцию в Тбилиси и осуждение на Западе. Кроме того, руководством РЮО принято решение об отмене действовавшего порядка упрощённого пересечения пунктов пропуска через границу с Грузией: 18 сентября будет прекращён проезд транспортных средств и, соответственно, провоз товаров и грузов[4]. Это постановление правительства, естественно, также вызвало прогнозируемый ответ из Грузии: МИД соседнего государства устами замминистра Д. Джалагания заявил, что эти действия югоосетинских властей нарушают «гражданские, социальные и экономические права граждан, признанные международным правом»[5].

В Цхинвале 25 июля с. г. состоялось обсуждение резонансного постановления правительства РЮО в Медиа-центре «Ир».  Начальник пограничной службы КГБ РЮО С. Колбин напомнил присутствующим, что официальных пунктов пересечения государственной границы РЮО всего два – «Верхний Рук» и «Цхинвал», при этом на границе с Грузией пункта, аналогичного «Верхнему Рук», нет: есть три места так называемого упрощённого  пересечения границы – в Синагур, Карзман и Раздахан (бывший Мосабруни). Такой временный порядок был введён, исходя из труднодоступности отдельных территорий и поселений Южной Осетии и значительной хозяйственной привязкой Ленингора к Грузии[6]. По мере инфраструктурного развития Республики места упрощённого пересечения закрываются.

В ходе обсуждения вопроса было указано также и на то, что в Ленингор и через него в Цхинвал идёт и разрастается провоз грузинских товаров, что по сути является контрабандой и порождает негативные, в том числе коррупционные, последствия в обществе. Ясно, что любая вменяемая власть не может сколь нибудь долго допускать подобное положение вещей. Посему с 18 сентября будет разрешён провоз лишь личной клади до 50 кг с нормами провоза по различным товарам.

  Интересно, что грузинское население Ленингора, хотя и встревожено этими известиями из Цхинвала, но не теряет оптимизма: в личных беседах с автором жители Ленингора  высказывали уверенность, что всё равно товары будут возить, как возили. В этом контексте надо упомянуть и сообщение об инициативе Европейского Союза и Грузии «о распространении действия готовящегося к подписанию соглашения об ассоциации и свободной торговле между Брюсселем и Тбилиси на территории самопровозглашённых независимых государств – Абхазии и Южной Осетии», о чём было объявлено представителем ЕС Гуннаром Вигандом на конференции в Батуме. По его словам, «соглашение об ассоциации может распространено частично и на отколовшиеся образования, в особенности та его часть, которая посвящена свободной торговле», при этом «это должно иметь форму официальной договорённости властей Грузии и «отколовшихся образований»»[7]. Замминистра по реинтеграции Грузии Кети Цихелашвили инициативу поддержала, высказав надежду на «прекращение изоляции этих регионов»… Что тут можно сказать? В очередной приходится констатировать, что мнения народов Южной Осетии и Абхазии опять никто не спросил, а у грузинского министерства наблюдается рецидив отрыва от реальности.

С. Колбин подчеркнул, что обустройство заграждений на границе производится строго по картам советского периода, однако в связи с тем, что границы Юго-Осетинской автономной области не проводились со скрупулёзностью государственных границ, иногда возникают неясности, всегда разрешаемые по принципу максимальной бесконфликтности; поэтому проволочные заграждения иногда проходят метров на сто вглубь осетинской территории, а вот вторжения на грузинскую территорию, как об этом заявлялось грузинской стороной, нигде не происходит. Со своей стороны, уполномоченный по вопросам постконфликтного урегулирования М. Джиоев не без сарказма проинформировал присутствующих о том, что на Женевских дискуссиях грузинская сторона с присущей ей экспрессивностью ставила вопрос о захвате сотен метров грузинской земли, но не смогла указать ни одного конкретного участка.

«После того как грузинская сторона признает новые политические реалии в виде существования Южной Осетии как полноценного государства, мы начнем работу по договорному оформлению границы, определим порядок и места пересечения границы, пункты пропуска и все остальное, что связано с нормальным функционированием государственной границы любого государства»[8], - заявил С. Колбин. Что ж, рано или поздно реальность приходится признавать.

Такова текущая ситуация на границе с Грузией.

Что касается ситуации с границей с Россией, то здесь ведётся планомерная работа, и в настоящее время проект договора между РФ и РЮО о госгранице проходит внутренние процедуры в МИД РЮО, и в скором времени будет вынесен на подписание[9].

Проблема с пересечением границы имеется в пункте пропуска «Верхний Зарамаг». Здесь периодически возникают большие очереди транспорта с обеих сторон, таможенные процедуры раз за разом доводят, что называется, до точки кипения предпринимателей, и как тут не вспомнить о памятном эпизоде демонстративного наказания сотрудников «Верхнего Зарамаг» президентом Э. Кокойты со своей госохраной. Конечно, сейчас ситуацию не сравнить с тем, что было в то время, улучшение есть и до эксцессов и массовых протестов в последние годы дело не доходило.

Возьму на себя смелость, однако, назвать вещи своими именами.

Пункт пропуска «Верхний Зарамаг» воспринимается осетинами как национальный позор. Это долговременный фактор сильнейшего раздражения общественного сознания, воспринимаемый как непрерывное унижение национального достоинства. С особой силой это воздействие оказывается, по понятным причинам, на южных осетин. Совершенно очевидно, что необходимо предпринять, и довольно скоро, конкретные меры для устранения этого дестабилизатора.

Меры, на наш взгляд, вполне очевидны: сначала надо довести таки до конца работу по снятию каких бы то ни было таможенных барьеров между Южной Осетией и Россией, ликвидировав тем самым один из застарелых рассадников коррупции по обе стороны Главного Кавказского хребта. Затем надо снять пограничный контроль в его сегодняшнем виде, так как реальной пользы от него нет никакой, а по состоянию российско-южноосетинских отношений сейчас это всё равно, что иметь пограничников на «границе» между Северной Осетией и (остальной) Россией. Инфраструктуру объекта передать МЧС России и Южной Осетии, частично под коммерческие проекты – гостиничные услуги, ресторан, отдых и др. Всё это тем более логично, учитывая вышеуказанную дату 18 сентября, с которой граница Южной Осетии с Грузией приобретает, наконец, требуемые параметры.

Указанные меры можно рассматривать как составную часть или дополнение к подготовленному уже три года назад очередному Договору между правительствами Северной и Южной Осетии, подписание которого затягивается по никем не объяснённым причинам. Между тем это давно назревший шаг в осетино-осетинском сближении, т. наз. «интеграционном процессе».

 Здесь необходимо вновь, исходя из экспертной добросовестности, указать на мощную (85%) поддержку стремления к воссоединению с Северной Осетией в составе России в югоосетинском обществе. Совсем не случайно президент Леонид Тибилов выступил 24 июля с. г., перед памятными для Республики датами геноцидной агрессии Грузии против Южной Осетии и последовавшего признания нашей Республики Россией, со знаковым заявлением о том, что если объединение «произойдёт в мою бытность президентом, то я буду считать, что выполнил ту миссию, которая возложена на президента в данный момент»[10]. Он знает о растущем в обществе напряжении, порождаемом почти провальными результатами восстановительных работ в Южной Осетии, одной из причин чему была слабость госаппарата Республики, но первопричиной – и здесь тоже надо назвать вещи своими именами – было распространение на Южную Осетию российских коррупционных схем, в результате чего десятки миллиардов рублей не дошли до своей реализации «на земле» - на земле Южной Осетии. Ликвидация поста «Верхний Зарамаг», как это нетрудно понять, позволила бы во многом снять это напряжение, устранить один из веских аргументов в антироссийских сентенциях, которые нет-нет, да и приходится слышать в Цхинвале. Равным образом с этой же позиции надо подходить к вопросу о подписании очередного интеграционного документа между Северной и Южной Осетией.

Интересы России и Южной Осетии, как это нетрудно видеть, по вопросам границы и с юга, и с севера Южной Осетии совпадают. Напрашивающийся аргумент об охлаждении медленно начинающегося процесса нормализации российско-грузинских отношений не может считаться весомым, так как укрепление границы Южной Осетии с Грузией в любом случае происходит, и снятие препон на Транскавказской автомагистрали при пересечении российско-югоосетинской границы ничего отягчающего к этому не добавляет: наоборот, по элементарной логике это неизбежное дополняющее действие.

Что касается влияния интересов более высокого порядка, то их рассмотрение не является задачей данной статьи, однако в порядке общего вывода можно констатировать, что непреодолимых препятствий для интеграционно-объединительных устремлений осетинского народа пока не наблюдается. Дело в конечном счёте будет решаться, как это доказано событиями новейшей истории Осетии, волей её народа и политическими процессами в великом государстве, с которым осетины связали свои исторические судьбы – в единоверной России.



[1] Данные Уполномоченного по постконфликтному урегулированию М. Джиоева (ранее возглавлял МИД РЮО).

[2] Так, только за август с. г. пограничниками было задержано 16 нарушителей границы и обнаружено три тайника с оружием и взрывными устройствами (В августе на территории Южной Осетии обнаружено три тайника с оружием // Эхо Кавказа. 7. 09. 2013). За шесть месяцев 2013 г. зафиксировано более 150 нарушений границы со стороны Грузии.

[3][3] Особое раздражение в осетинском обществе вызывают высказывания главы Грузинской Православной Церкви Илии II, например: «"Выражаем нашу озабоченность в связи с переносом российскими военными административной границы Грузии на территорию села Дици Горийского района. Это является весьма неожиданным и болезненным действием для нашего населения, особенно на фоне попыток наших стран нормализовать отношения, что является весьма сложно решаемым вопросом на фоне непростой политической обстановки в Грузии" (Заявление Международного фонда Патриарха Грузии // Мамулашвили Ц. ИА «Новости Грузии». 3. 06. 2013). Или: «Русские и грузины - единоверные народы, что сближает нас, но ни Грузия, ни наша Церковь никогда не согласятся с отторжением Абхазии и Цхинвальского региона от лона нашей Родины» (Илия II поздравил Путина, напомним о территориальной целостности Грузии //  newsgeorgia.ru 14. 03. 2012).

[4] Постановление правительства РЮО №102 от 18 июня 2013 года о внесении изменений в ранее принятые постановления № 119 (от 23 ноября 2010 года) «О пунктах пропуска через государственную границу Республики Южная Осетия и местах пересечения государственной границы Республики Южная Осетия» и №26 (от 15 февраля 2011 года) и «Об организации пересечения государственной границы Республики Южная Осетия с Грузией в упрощенном порядке» (Пропуск автотранспорта через пункты упрощенного пересечения госграницы Южной Осетии с Грузией будет прекращен в сентябре // РЕС. 3.07.2013 http://cominf.org/node/1166498635)

[5] Южная Осетия удаляется от Грузии? // Georgia Times. Грузия сегодня. 9. 07. 2013. 

[6] Тедеев А. Надёжно прикрытые границы РЮО являются преградой для реализации планов Грузии // Южная Осетия. 27. 07. 2013.

[7] Грузия завоюет Абхазию щедростью // Коммерсант Власть. № 28. 22. 07. 2013.  

[8] Там же.

[9] Готовящийся документ министр по делам реинтеграции Грузии Паата Закареишвили с нехарактерной для него резкостью назвал «пустой бумажкой» (Паата Закареишвили – соглашение о т. н. границе между Цхинвали и Россией  будет простой бумажкой // Georgians.ru 14.09.2013. http://www.georgians.ru/news.asp?idnews=129990)

[10] Президент Южной Осетии не исключает возможности объединения Северной и Южной Осетии в составе России // ИТАР-ТАСС. 24. 07. 2013. По вопросу объединения см., напр.: Дзугаев К. Г. НАШ НАРОД ВЫБРАЛ СВОБОДУ, или кто в Осетии против воссоединения осетин? // ИАР «ИР»; Дзидзоев В. Д. К вопросу о выборе пути развития Южной Осетии // Дарьял. № 1. 2013; Новиков В. В. Проблема осетинского единства в ХХ – начале ХХI вв. Исторический и политологический аспекты // Кавказские научные записки. № 4. 2012. На днях в Цхинвале состоялся объединительный съезд Союзов писателей Северной и Южной Осетии.