Владивостокский саммит АТЭС: итоги и значимость для России

Аналитика
С 2 по 9 сентября сего года во Владивостоке (впервые на территории России) состоялся очередной, 24-й с момента основания форум Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества (АТЭС) под девизом «Интеграция – в целях развития, инновации – в целях процветания». Его основная часть («саммит»), в которой приняли участие главы 20-и из 21 «экономик» – членов организации прошёл 7-8 сентября. На следующий день состоялись процедура закрытия форума и заключительное выступление перед прессой президента РФ В.В. Путина, выразившего удовлетворение его итогами.

В.Ф Терехов,

ведущий научный сотрудник Отдела Азии и Ближнего Востока, кандидат технических наук

 



С 2 по 9 сентября сего года во Владивостоке (впервые на территории России) состоялся очередной, 24-й с момента основания форум Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества (АТЭС) под девизом «Интеграция – в целях развития, инновации – в целях процветания». Его основная часть («саммит»), в которой приняли участие главы 20-и из 21 «экономик» – членов организации прошёл 7-8 сентября. На следующий день состоялись процедура закрытия форума и заключительное выступление перед прессой президента РФ В.В. Путина, выразившего удовлетворение его итогами.


Следует напомнить, что «экономиками» членов АТЭС стали официально называть с 1991 г., после принятия в состав форума Гонконга и Тайваня. Китай не возражал против вступления последних в АТЭС в качестве полноправных участников, но на условиях отсутствия каких-либо намёков на их государственную самостоятельность.


Глава одной из «экономик», а именно действующий президент США Б. Обама, не смог принять участие в работе 24 форума (по причине, как он сам заранее объяснил, занятости предвыборной компанией по избранию в ноябре 2012 г. нового американского президента). Вместо него американскую делегацию возглавила Госсекретарь Х. Клинтон, прибывшая во Владивосток после турне по ряду азиатских стран.


Как обычно, «на полях» очередного форума АТЭС (как, впрочем и других региональных форумах) проходили двусторонние встречи глав делегаций, на которых обсуждались не только экономические, но и политические проблемы в АТР и в мире в целом.


Среди встреч, проведенных В.В. Путиным, особое внимания заслуживают его переговоры с премьер-министром Японии Ё. Нодой. Они прошли в благожелательной атмосфере, выраженным желанием сторон «спокойно» обсуждать вопросы, связанные с японскими претензиями на ряд островов Курильской гряды,  и завершились приглашением японского премьер-министра посетить Россию уже до конца текущего года.


В связи с последним нельзя также не обратить внимание на два момента. Во-первых, сложившаяся в последние месяцы атмосфера вокруг территориальной проблематики в российско-японских отношениях, резко (и в положительную сторону) отличается от того, что наблюдается в связи с аналогичными проблемами в отношениях Японии с Южной Кореей и, особенно, с КНР.


Во-вторых, на пути поездки Ё. Ноды в Москву находятся два барьера внутриполитического плана. Первый (который он, видимо, преодолеет без труда) заключается в необходимости переизбраться в сентябре на пост руководителя правящей Демократической партии. Второй (и более серьёзный) связан с предстоящими внеочередными парламентскими выборами, на которые Ё. Нода был вынужден пойти под давлением оппозиционных партий.


В любом случае, однако, приглашение В.В. Путина обращено к премьер-министру Японии, а кто им будет – решать народу этой страны. Добавим, что необходимость кардинального повышения уровня отношения между обеими странами приобретает стратегическую значимость для них обеих. На заключительной пресс-конференции российский президент назвал Японию «нашим ключевым партнёром в регионе».


Как это происходило и ранее, по окончании работы очередного форума была принята декларация. В документе особое внимание обращается на необходимость борьбы с коррупцией, недопустимость резкого колебания цен в процессе товарообмена, повышение уровня продовольственной безопасности и оптимизацию таможенных процедур.


До 2015 г. решено воздержаться от введения новых экспортных ограничений и разработать план по сокращению совокупной энергоёмкости экономик на 45% (по сравнению с уровнем 2005 г.). Принят список, включающий в себя 56 наименований товаров (главным образом, относящихся к экологически чистым технологиям), таможенные сборы на которые до 2015 г. будут снижены до 5%.


Для оценки значимости состоявшегося во Владивостоке форума как такового, а также всего, что ему предшествовало и возможных последствий для России, необходимо кратко остановится на его недолгой истории.  АТЭС был образован в 1989 г. в Канберре по инициативе Австралии и Новой Зеландии. В 1994 г. на саммите в Богоре (Индонезия) была сформулирована основная цель АТЭС, заключающаяся в формировании в регионе зоны свободной торговли.


Спустя 10 лет на заседании Делового консультативного совета (основного органа АТЭС) эта общая цель была окончательно оформлена в виде трёх компонент, получивших название «Богорских целей», заключающихся главным образом в либерализации торговли, облегчении ведения бизнеса, кооперации в сфере экономики и развития технологий. После принятия в 1998 г. в состав АТЭС России, Вьетнама, Перу и доведения тем самым количества участников до 21, на расширение АТЭС был введён 10-летний мораторий, продлённый в 2007 г. на очередном саммите в Сиднее.


Форумный характер работы АТЭС не предполагает наличия жёсткой организационной структуры. Подготовка и принятие документов носит консенсуный характер и осуществляется на трёхуровневой базе (сначала заместителями и министрами, затем главами государств). В отличие от ВТО, АТЭС не обладает полномочиями правопринуждения при разрешении конфликтов. Всё это и предопределяет декларативный характер итоговых документов форума.


Нередкие в последние годы (не всегда справедливые) пессимистические  оценки деятельности АТЭС в целом (наверняка они появятся и после Владивостокского форума) существенным образом обусловлены завышенными ожиданиями от него. Эти ожидания, в свою очередь возникли после окончания холодной войны как следствие эйфории от прогнозировавшихся тогда многолетних «дивидендов мира». Тогда не вызывала сомнений необходимость создания подобного форума для содействия интеграционным процессам в быстро развивающемся регионе. Согласно оценкам, к настоящему времени на страны-члены АТЭС приходится 54% мирового населения и 44% мировой торговли.


Однако упоминавшаяся эйфория продолжалась относительно недолго и уже к началу «нулевых» стала вырисовываться перспектива нового глобального противостояния, в котором на роль основного американского оппонента на этот раз вполне реально претендует Китай.


В связи с этим победитель в холодной войне, впавший в АТР, по образному выражению декана отделения Ли Куан Ю Национального университета Сингапура К. Махбудани, в состояние «стратегического сна», начал просыпаться и к концу прошлого десятилетия «уже открыл один глаз». Следствием чего, добавим, явилась концепция «возвращения в Азию», провозглашённая в конце 2011 г. той же Х. Клинтон.


Перенос американцами фокуса своих внешнеполитических приоритетов в АТР, всё более очевидное соперничество между обеими ведущими мировыми державами в корне изменили представление о характере будущего политического мироустройства (не оставив никаких следов от оптимизма 90-х) и места в нём разнообразных региональных форумов, включая АТЭС.


Стратегическое противостояние США и КНР, которое грядущие изменения во властных структурах обеих стран могут (но не обязательно) лишь несколько сгладить, практически сводит к нулю вероятность выполнения основной («Богорской») задачи АТЭС. Первоначальный интеграционный процесс распадается на фрагменты, в каждом из которых начинает превалировать не столько экономическая, сколько политическая мотивация. Образцовым примером чему служит формирующееся под эгидой США «Транс-Тихоокеанское партнёрство».


Ежегодное проведение форумов АТЭС постепенно превращается в подходящий повод для ведущих региональных игроков ещё раз обсудить разделяющие их проблемы. Но таких «поводов - площадок» много. Например, перед прилётом во Владивосток Х. Клинтон посетила Пекин, где встречалась с руководством КНР и, несомненно, уже обсуждала актуальные проблемы двусторонних отношений.

Возникает вопрос о целесообразности проведения Россией Владивостокского мероприятия с учётом затраченных на него средств. В целом положительный ответ на него содержит в себе несколько элементов. Во-первых, озаботившись проблемой развития собственного региона Сибири и Дальнего Востока, РФ вполне оправданно решила использовать потенциал перспективной, как тогда казалось, общерегиональной организации. Во-вторых, вступив в АТЭС, мы и должны были рано или поздно организовать на своей территории проведение этого форума. Причём, особое значение в ходе подготовки к нему всегда придавалось возможности последующего использования созданной инфраструктуры в целях развития региона Дальнего Востока и его столицы.


Владивосток, продолжая выполнять функции «сторожевой башни» страны на Дальнем Востоке, должен превратиться и в её полноценное торгово-экономическое «окно в АТР». Среди разнообразных проблем, которые при этом придётся решать, выделяются две. Во-первых, необходимо резко повысить качество инфраструктуры, имеющейся сейчас в регионе Сибири и Дальнего Востока. О её нынешнем состоянии можно судить по следующему примеру: по Транссибу в год перевозится до 60 млн. т. грузов; через все восточные порты нашей    страны – около 70 млн. т. В то же время, только через один Шанхайский порт ежегодно проходит до 600 млн. т. различных грузов. Во-вторых, потребуется существенно изменить к лучшему инвестиционный климат в стране в целом и за Уральским хребтом, в особенности.


Независимо от дальнейшей судьбы АТЭС, в ключевом городе Дальнего Востока создан определённый инфраструктурный «задел», который подлежит дальнейшему развитию. Сегодня можно уверенно констатировать: пока процесс «прорубания окна в АТР» сопровождается неизмеримо меньшими издержками по сравнению с аналогичным процессом 300-летней давности на Северо-Западе нашей страны. Достаточно вспомнить только «Северную войну».


Далее, следует избежать ещё одной издержки того времени, когда ценой усилий всей страны «Европа» строилась фактически в одном городе. Владивосток должен стать конечным/начальным пунктом гигантской транспортно-промышленной инфраструктуры связывающей все основные регионы нашей страны (европейский, сибирский, дальневосточный) в единое целое. Нечто похожее сейчас реализуется в Индии, где подобным коридором связываются регионы Дели и Мумбаи. Встраиваясь в АТР, регион Сибири и Дальнего Востока не должен удаляться от европейской России.


Форум АТЭС не решил разнообразных социально-экономических проблем России. Такая задача перед ним и не могла ставиться. Все сопутствующие ему мероприятия должны стать лишь началом реализации комплексной программы развития региона Сибири и Дальнего Востока. В рамках общей стратегии развития единой России.