Тамара ГУЗЕНКОВА: Евромайдан быстро мутировал и переродился

Мы в СМИ
Кто сегодня "правит бал" на киевском Майдане Незалежности, удастся ли властям Украины обойтись без введения чрезвычайного положения и что им делать, чтобы не допустить сползания страны к хаосу – об этом в интервью ИТАР-ТАСС рассказала заместитель директора Российского института стратегических исследований, руководитель Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья Тамара Гузенкова.

- Тамара Семёновна, ситуация в Киеве меняется день ото дня. Например, сегодня бойцы спецподразделения «Беркут» предприняли активный натиск на радикалов, расположившихся поблизости от правительственных зданий, а одновременно с этим президент Украины Виктор Янукович вновь призвал оппозицию усесться за стол переговоров.  Насколько далеко украинские власти готовы зайти в этих призывах, насколько они готовы на уступки оппозиции? Или же это просто затягивание времени перед силовым маневром?

- Смотря с кем переговариваться. Оппозиция ведь не едина, на самом деле те люди и силы, которые ее представляют, они очень неоднородны. Поэтому на чьи-то требования можно вполне спокойно не реагировать, при этом переговариваться с кем-то с определенной выгодой и успехом для себя. Конечно же, интересы власти сейчас заключаются в том, чтобы еще более разделить и раздробить эту оппозицию, развести ее лидеров в их требованиях по разные стороны и найти себе такого переговорщика, который бы власть устраивал. Сейчас считается, что таким приемлемым переговорщиком является Виталий Кличко. Он не демонстрирует каких-то зоологических всплесков ненависти и разрушительного инстинкта, он способен на внятные переговоры. Собственно говоря, как раз Кличко и предпринял первую попытку переговоров, хотя она и практически ничем не закончилась. Вообще мне кажется, что власть, бросая абстрактный, общий призыв вести переговоры, на самом деле адресует этот призыв вполне конкретным лицам или группам, которые на него, скорее всего, отзовутся. А остальные просто потеряют свой политический ресурс, и тогда уже все, что останется в виде боевиков и штурмовиков, будет постепенно зачищаться силовыми структурами.

- Насколько лидеры парламентской оппозиции способны воздействовать на тех радикалов, которые находятся сейчас в центре Киева?

- Ни Олег Тягнибок, ни тем более Арсений Яценюк на этих радикально настроенных людей вообще практически никак не воздействуют. Они не способны сейчас управлять этим процессом. Это уже как джинн, который вырвался из бутылки и действует самостоятельно, действия его подогреваются совсем другими силами. Кстати говоря, наблюдатели, которые следят за событиями не по телевизионной картинке, не сидя в кабинетах, а находясь непосредственно в гуще событий или по крайней мере очень близко от них, говорят, что ситуация в последние дни радикально изменилась. Тягнибок и Яценюк продолжают стоять на сцене и демонстрировать ораторское искусство, а в это время боевики пытаются штурмовать правительственные здания, швыряют "коктейли Молотова"  и применяют холодное оружие. Фактически политические и боевые силы на Майдане разошлись, каждая из них действует по своему сценарию, и, уж конечно, усмирить эти силы лидеры парламентской оппозиции не в состоянии.

- В целом, складывается впечатление, что участники протестов очень далеко ушли от первоначального повода, которым стало решение украинских властей приостановить переговоры о евроинтеграции. Сегодня тон на Майдане задают националисты, которые как раз к евроинтеграции относятся, мягко говоря, очень сдержанно. То, что начиналось как политическая акция, переросло в попытку силовых действий. Вы с этим согласны?

- Да, действительно, то, что поначалу называлось Евромайданом, очень быстро мутировало и переродилось. Именно потому, что первоначальный состав, который там находился, очень быстро был вытеснен абсолютно другими силами. Появилось очень много деклассированных элементов, людей, которые просто зимой пришли на этот Евромайдан, чтобы провести там какое-то время. А теперь очень много появилось боевиков. Кстати говоря, есть предположение, что они используются в качестве пушечного мяса, чтобы политики могли решать какие-то свои вопросы. Конечно же, Майдан очень неоднороден, там представлены различные политические и неполитические силы и направления, но факт тот, что за последнее время стало понятно - его террористическо-боевая составляющая стала преобладать над составляющей политической, парламентско-оппозиционной.

-  Насколько в данной ситуации велик риск того, что не только Киев, но и другие регионы, возможно, даже вся Украина начнет скатываться к хаосу, к состоянию полной неуправляемости?

- Такая ситуация совершенно не исключена, и тот сценарий, который мы наблюдаем в течение многих дней, логически подводит к этому. Здесь очень много, если не почти все, зависит от адекватности действий властей.  Если то, что они сейчас предпринимают, будет иметь эффект, если власти смогут в соответствии с обстоятельствами и вызовами регулировать ситуацию, если будут произведены соответствующие перестановки в правительстве и в главных структурах власти, если "Беркут" не дрогнет и, не применяя каких-то уж чрезмерно жестоких мер, тем не менее, будет последовательно и целенаправленно наводить порядок, если будут реализованы те законные ограничения, которые существуют, то, вполне возможно, задача исправления обстановки будет решена. В то же время я совершенно не исключаю, что если ситуация будет приобретать неконтролируемый и энтропийный характер, то вполне возможно и объявление чрезвычайного положения. Конечно, на данный момент это может показаться неприемлемым, но взгляните на пример Таиланда, где ЧП введено. Бывают какие-то определенные пороговые обстоятельства, при которых необходимо эту меру на какое-то время вводить. Так что если руководство уверено в себе и думает, что оно наведет порядок, то это одно. А если появится реальная угроза заражения этими событиями всей Украины, то тогда, наверное, будут нужны и какие-то другие, более жесткие меры.  

Беседовал Андрей Низамутдинов

/ИТАР-ТАСС/