Разжигание внутренних конфликтов - визитная карточка Вашингтона

Мы в СМИ
Грозит ли внутренняя дестабилизация Ираку и Ирану, для чего России нужен сильный военно-морской флот и что ждет Узбекистан и всю Центральную Азию после вывода войск НАТО из Афганистана, рассказал «Голосу России» главный редактор журнала РИСИ «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов (ВИДЕО)

Ведущий - Игорь Панарин.

Панарин: Мы рассмотрим ситуацию на пространстве СНГ. Существует большое количество внешних угроз. Какой же может быть стабильность на евразийском пространстве с учетом этих внешних факторов? У меня в гостях один из ведущих отечественных специалистов-политологов, одновременно и журналист, и эксперт, это главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований Аждар Аширович Куртов.

Давайте рассмотрим две проблемы. Первая - сирийский кризис и его влияние на ситуацию на евразийском пространстве, вторая - предстоящий вывод войск НАТО с территории Афганистана. Давайте начнем с Сирии, потому что 22 января предполагается начало мирного процесса. С вашей точки зрения, насколько вероятен успех мирной конференции?

Куртов: Однозначно положительно ответить на этот вопрос пока нельзя, поскольку некоторые проблемы остались нерешенными, причем они принципиальные.

Панарин: Вы имеете в виду только проблемы Ирана или нет?

Куртов: Есть внутренние проблемы в стане сирийской оппозиции. Весь предшествующий период было совершенно ясно, что они пытаются неконструктивно использовать время подготовки.

Панарин: А что значит «неконструктивно»?

Куртов: Они выдвигают такие предварительные требования, которые лишают возможности ожидать, что вторая сторона, прежде всего правительство Башара Асада, согласится сесть за стол переговоров. Так себя не ведут. Люди, которые еще не выиграли войну, совершенно очевидно, что они ее проигрывают, ведут себя как победители. Это победитель может диктовать какие-то условия.

Панарин: Последние недели правительственные силы подавляют последние очаги сопротивления, явное преимущество на стороне правительственных войск.

Куртов: Больше того, появились факты, что существует принципиальный раздрай внутри оппозиции, ведутся военные действия между радикальной ее частью и не радикальной. Я бы добавил еще один момент: совершенно очевидно, что правительство соседней с Сирией страны - арабского Ирака - перестало терпеть, как оно иногда терпело раньше, действия союзников сирийской оппозиции на своей территории.

Панарин: События в Фаллудже - просто отсутствие реакции со стороны действующего иракского правительства на вольность сирийской оппозиции, или это какой-то спонтанный момент?

Куртов: Я думаю, что это просто отсутствие реакции. У Ирака много своих проблем - и в шиитской части Ирака, и в суннитской. Но столь явно бросить вооруженный вызов центральному правительству Ирака смогли только тогда, когда эта медлительность создала иллюзию того, что правительству можно бросить вызов.

Панарин: То есть вы хотите сказать, что это была попытка расширить фронт, из Сирии перебросить дестабилизацию в Ирак?

Куртов: Если исходить из логики части радикальных исламистов, эта цель, вполне возможно, существовала. Ведь между Сирией и Ираном, который является союзником правительства Башара Асада, существует Ирак. И если устранить нынешнее правительство, которое возглавляют шииты, эта цель достигается.

Панарин: Но это не удалось. Хорошо это или плохо?

Куртов: Это хорошо со всех точек зрения. Когда исламисты-радикалы приходят к власти, как и любые революционеры, они могут натворить очень много негатива. И наша собственная история (правда, у нас не исламисты пришли к власти в 1917 году) - яркий тому пример…

Полная версия программы доступна в аудио- и видеоформатах.