Вступление России во Всемирную торговую организацию: региональные последствия для Поволжья

Мероприятия

21 июня 2012 года в Казани состоялся круглый стол «Вступление России во Всемирную торговую организацию: региональные последствия для Поволжья», организованный Российским институтом стратегических исследований (РИСИ). Целью мероприятия стало обсуждение регионального аспекта проблем, которые могут возникнуть в ходе адаптации экономики Российской Федерации к требованиям ВТО.

Открывая работу круглого стола, руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов напомнил собравшимся экспертам, что созданная в 1995 году Всемирная торговая организация на сегодняшний день включает 155 стран. Поэтому вступление России в мировую экономическую систему, которое произойдет 1 июля 2012 года, неизбежный путь для страны.

Член-корреспондент Академии наук Татарстана, доктор экономических наук Вадим Хоменко сообщил, что ежегодно из России уезжают 5 тысяч специалистов, из которых 50% направляются в Китай, и эта тенденция не имеет пока снижения. По словам ученого, Россия не приняла ни одной антидемпинговой программы для минимизации негативных последствий вступления страны в ВТО. В условиях отсутствия реальной программы инновационно-технологической модернизации, которая в России свелась больше к прожекторству типа «Сколково», страна уже давно интегрирована в международную торговую систему, где ей отведена роль поставщика сырья на нужды мировой промышленности. «Поэтому вступление в ВТО лишь закрепит и без того уже определившийся за последние двадцать лет статус России как сырьевого придатка мировой экономики», - подытожил свое выступление Вадим Хоменко.

Руководитель Комиссии по вопросам экономического развития Республики Татарстан Общественной палаты Республики Татарстан Юрий Алаев считает, что кадровый вопрос будет тормозом в минимизации негативных процессов от вступления России в ВТО. Проанализировав роль человеческого капитала в современной российской экономике, эксперт сделал вывод, что у государства нет запроса на «мозги», а у молодого поколения нет культуры работы, причину чего Алаев видит в деятельности СМИ и опять же государства, которое не проводит политику по созданию культа труда: «Если на телевидении показывается гламурный образ светской дамы, а категория престижности распространяется только на работу в офисе, причем государство этому даже не пытается противостоять, то наивно ожидать, что экономика страны даст рывок вперед». Эксперт даже привел такой факт: в Казани на работу в автомойку на зарплату в 35 тыс. рублей (по меркам Татарстана это вполне средний заработок) нет желающих работать, в то время как по официальным данным в республике числится 30% безработных, значительную долю которых составляет молодежь. «Когда каждодневно внушают идеалы общества потребления, профессии делятся на престижные и непрестижные, количество заочников в университетах увеличилось в два раза, а само количество мест в вузах сравнялось с количеством мест в вузах, то сложно рассчитывать, что страна ограничиться собственными трудовыми ресурсами без внешней помощи», - заключил Юрий Алаев, проиллюстрировав это примером, что на строительство ТАНЭКО (ТАтарстанский НЕфтеперерабатывающий КОмплекс) в Нижнекамске сварщиков приходилось нанимать в Узбекистане.

Председатель правления Союза предпринимателей текстильной и лёгкой промышленности Республики Татарстан Татьяна Федорова выступила с докладом о последствиях вступления России в ВТО для этой отрасли производства. Напомнив, что объем текстильной промышленности СССР в 1985 году составлял до 40% ВВП страны, эксперт считает, что вхождение во Всемирную торговую организацию не только уже никогда не даст возможности дойти до такого уровня почти 30-летней давности, но, наоборот, текстильную промышленность России ждет неизбежный закат. «Да, нам, например, будет выгодно вступление в ВТО, в частности, в том, что касается ввоза сырья для этой отрасли из-за границы, оно не будут теперь облагаться такими же пошлинами, как раньше, но вступив в ВТО мы потеряем 2,7 млрд. долларов собственного же рынка», - сообщила Татьяна Федорова, добавив, что Россия и остальные страны – производители текстиля находятся не в одинаковом налоговом поле. По оценкам эксперта, после вступления России в ВТО 10 тыс. рабочих текстильной и легкой промышленности будут сокращены, 20% из которых приходится на Поволжье. «Субсидирование государством промышленности, скорее всего, будет, но 25% кредитная ставка банков – это кабала для производителей одежды в России», - констатирует Федорова. Что же касается инноваций и модернизации, о которых говорят в стране на самом высшем уровне («Пока дальше слов и прожектов дело не идет»), то чтобы представить насколько реально обстоит ситуация в этой отрасли промышленности, эксперт привел такой факт: на строящейся сегодня в Казани фабрике химического текстиля будут работать пакистанцы. В самой России нет ни специалистов, ни рабочих, что смогут наладить пошив такого вида одежды, и поэтому в Россию направляются специалисты из стран «третьего мира».

Президент Центра аналитических исследований и разработок, доктор социологических исследований Александр Салагаев выступил на тему роста коррупции после вступления в ВТО. По словам ученого, коррупция увеличивает стоимость продукции в России, потому что любой предприниматель, производящий ее в конечную стоимость товара изначально закладывает издержки на дачу взятки чиновникам. «Поэтому наши товары изначально дороже иностранных, хотя по качеству могут не отличаться, но именно из-за коррупционных издержек их цена выше зарубежных, а, значит, на рынке они будут проигрывать», - считает социолог. Наиболее развитой формой коррупционного производства являются фирмы-однодневки, которые регистрируются быстро, открывают счет, и после получения денег на оказание каких-нибудь услуг самоликвидируются. В результате нет необходимости сдавать в налоговые органы ежегодную отчетную документацию. «Только в Казани, по оценкам нашего Центра, существует таких фирм около двухсот, а выявленная коррупционная составляющая в масштабах одного Татарстана составляет 3 млрд. рублей ежегодно», - отметил исследователь, добавив, что ежегодный ущерб от вступления в ВТО будет для России составлять порядка 300 млрд. рублей. «Вступление России в ВТО завершит историю КамАЗа, потому что сегодня в Китае налажено производство аналогичных большегрузов, которые не уступают качеству машин из Набережных Челнов, но стоят на рынке значительно дешевле. Соответственно, вступив в ВТО, КамАЗ ждет печальная судьба», - полагает социолог. То же самое можно будет сказать и об остатках когда-то славной авиационной промышленности Казани, которая страдает от отсутствия заказов из-за того, что американские Боинги значительно пролоббированы на рынке. «Вступление в ВТО – это похороны авиационной промышленности Казани», - подытожил свое выступление ученый.

Научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Василий Иванов выступил с докладом о результатах проведенного им социологического опроса в Интернете и в ходе фокус-групп с представителями бизнеса и госструктур региона на тему «Отношения населения Татарстана к вступлению России в ВТО». 60% опрошенных из 8 тысяч человек в Интернете решительно против вступления во Всемирную торговую организацию, не без основания полагая, что страна от этого больше потеряет, чем приобретет. Большинство из противников интеграции предвидят связанный с ней рост безработицы. Опрошенные чиновники министерств Татарстана экономического направления также оценивают вступление в ВТО отрицательно, сравнивая это с динамикой цен на нефть, причем склонны считать, что в случае военных конфликтов где-либо в мире Россия не сможет экономически от этого получить преференции. В среде чиновников Казанского Кремля, т.е. ответственных за политические вопросы, наоборот, присутствуют определенная уверенность, что вступление России в ВТО будет «укреплять суверенитет Татарстана». Опрошенные предприниматели считают, что от интеграции России выиграют только потребители: дешевая и разнообразная продукция заполнит рынки страны, а российские производители в массе своей пострадают от этого.

Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов проанализировал политические последствия торгово-экономической интеграции России в мировое пространство для ее территориальной целостности. Эксперт склонен считать, что вступление страны в ВТО только усилит сепаратистские настроения в регионах, причем в большей степени центробежные тенденции будут преобладать не столько в национальных республиках Поволжья и Северного Кавказа, сколько на Дальнем Востоке, Сибири, Калининградской области и Санкт-Петербурге. Уже сложившийся за двадцатилетие отрыв этих регионов от экономики Европейской части России после вступления в ВТО будет только нарастать, а население гораздо чаще бывает за рубежом в соседних странах, чем в столице страны - Москве. Соответственно, экономическая интеграция пойдет не по пути вступления всей страны в целом, а быстрым вхождением ее окраин, экономика которых уже давно переориентирована на соседние страны, чем на внутренний рынок. В Татарстане же местные национал-сепаратисты приветствуют вступление России в ВТО, видя в этом неизбежное подчинение ее экономики зарубежным странам и, как следствие, ее территориальный распад, в ходе которого и национальные республики, повинуясь общей центробежной волне, обретут независимость. «Сепаратисты Поволжья живут по принципу: чем хуже для России, тем лучше для Татарстана», - охарактеризовал их логику Раис Сулейманов.

Преподаватель кафедры территориальной экономики Казанского (Приволжского) федерального университета Елена Макарова была не столь пессимистична в общих оценках всех выступавших до нее экспертов. По мнению экономиста, россияне получат три положительных эффекта от вступления страны в ВТО. Во-первых, значительно улучшаться качество товаров и услуг, а также их изобилие и выбор и снизится стоимость. Поскольку упрощенный приход иностранных компаний неизбежно приведет к увеличению механизма конкуренции, которая направляет производителей на создание более дешевых, более лучших и более разнообразных видов продукции. Во-вторых, повысится эффективность управления. «Зачастую, - считает Макарова, - российские компании страдают огромным управленческим аппаратом, что резко уменьшает их работоспособность. Наличие большего числа конкурентов приведет к оптимизации кадров менеджмента, разросшегося до такой степени, что на одного рабочего приходятся два и более управленца». Наконец, в-третьих, наличие существующих ныне барьеров тормозит приток иностранных инвестиций в страну и в регион Поволжья. Вступление в ВТО – это отказ от каких-либо преференций и протекционизма для отечественного, часто неконкурентноспособного бизнеса, который может существовать нередко только за счет государственной поддержки, фактически превращаясь в наркомана, которого подпитывает государство, что заведомо делает такое производство убыточным и неэффективным. Однако при всех этих плюсах финансово-кредитную систему России неизбежно ждет крах просто потому, что она не готова и не сможет выдержать последствий вступления в ВТО.

Ассистент кафедры территориальной экономики Казанского (Приволжского) федерального университета Дмитрий Воронцов призвал при оценке последствий от вступления в ВТО проанализировать опыт новых членов Евросоюза (Польша, Чехия и страны Прибалтики), которые прошли путь интеграции в мировую экономическую систему. Все эти страны пережили неизбежный рост безработицы и трудовую эмиграцию: «Сегодня в Великобритании слово «поляк» и «сантехник» являются приблизительно такими же синонимами как «гастербайтер» и «среднеазиат» в России», - проиллюстрировал молодой экономист таким вот сравнениям последствия вступления в ВТО для Польши. Дмитрий Воронцов считает, что, вступая в мировую торговую систему, российские власти совершенно не учитывают того, что в стране значительное количество промышленных моногородов, где остановка работы градообразующего предприятия будет означать социальную катастрофу для населения.

Старший научный сотрудник Центра экономических исследований РИСИ Николай Трошин призвал не следовать стереотипным представлениям, что вступление в ВТО – это конец для России. «Негативные последствия, конечно же, будут. Они были в экономике и до вступления в ВТО. Надо больше говорить о положительных сторонах интеграции страны», - постарался ученый сбить общий пессимистический настрой казанских экспертов в отношении развития страны после 1 июля 2012 года – дня окончательного вступления России во Всемирную торговую организацию. Московский экономист уверен, что нахождение в ВТО как раз избавит страну от коррупции, если не совсем ее искоренит, то, как минимум, преодолеет ее самые вопиющие проявления. И конкурентоспособность экономики России будет только расти. «Судите сами: 155 стран в мире – члены ВТО, и Россия, одна из крупных экономик мира, до сих пор не во Всемирной торговой организации. Разве это нормально?» - задался вопросом ученый.

Научный сотрудник Центра экономических исследований РИСИ Эльмира Шахмаметова проанализировала социальную составляющую последствий вступления в ВТО. По ее мнению, из 155 членов в ВТО только 20 стран всегда выигрывают во всех торговых спорах, т.е. ни о каком равноправии членства в международной торговой системе говорить не приходится. «Из всех стран СНГ Киргизия была одной из первых, кто вступил в ВТО (в 1994 году). Ну и какие у ней успехи для страны в целом?» - задалась вопросом экономист.

По завершению работы круглого стола среди его участникам развернулась дискуссия, главным вопросом которой было минимизация негативных последствий от уже неизбежного вступления страны в ВТО. Татьяна Федорова привела такой пример из опыта Киргизии как одной из первых стран, интегрировавшихся на постсоветском пространстве в мировую торговую систему. В Киргизии текстильная промышленность пережила после 1994 года значительный рост, но это было сделано только после того, как власти ввели налоговые послабления для этой отрасли производства. Вадим Хоменко считает, что Россия из-за своих больших пошлин потеряла сквозной транзит через свою территорию китайских товаров в Европу: Пекин направляет свою продукцию обходным путем. После вступления в ВТО и неизбежного снижения этих пошлин, именно через Россию в Германию будут поступать товары из Китая, что выгодно нашей стране. «Заметьте, у России с Казахстаном торговый оборот составляет всего 2% российского ВВП, и это при том, что у нас с ним одна из самых больших общих границ», - отметил экономист.

Однако на фоне ряда обозначенных положительных моментов вступления России в ВТО, общий вывод круглого стола был таков: будущее экономики России – это рынки стран «третьего мира». Ни каким Сколково, ни каким Иннополисом (город программистов, который строится в 40 км от Казани) мы не сможем конкурировать с американским «Майкрософтом» или японским «Самсунгом».