На восток идут не солдаты, а народ

Мы в СМИ
В последнее время все больше внимания в научной и публицистической литературе уделяется теме русско-японской войны 1905 года. Появляются статьи, в которых авторы предлагают более объемное видение событий того времени, рассматривая их в ракурсе крупных геополитических процессов. Однако далеко не всегда современные историки используют материалы тех исследователей, которые были непосредственными участниками событий на Дальнем Востоке.


И. А. Романов,

руководитель Центра азиатско-тихоокеанских исследований РИСИ,

доктор социологических наук

Рецензия на книгу Кигн-Дедлова В.Л. «Мирные на войне: Художественная публицистика», М.: Граница, 2010.

В последнее время все больше внимания в научной и публицистической литературе уделяется теме русско-японской войны 1905 года. Появляются статьи, в которых авторы предлагают более объемное видение событий того времени, рассматривая их в ракурсе крупных геополитических процессов. Однако далеко не всегда современные историки используют материалы тех исследователей, которые были непосредственными участниками событий на Дальнем Востоке.

Восполнить этот пробел сможет книга «Мирные на войне», в которую вошли статьи писателя, публициста, видного государственного и общественного деятеля Владимира Людвиговича Кигн-Дедлова (1856–1908). Имя этого литератора и журналиста было хорошо известно современникам, его произведения печатались в самых влиятельных и известных журналах и газетах того времени («Русское богатство», «Вестник Европы», «Нива», «Неделя», «Книжки “Недели”», «Новое время»). Он оставил после себя богатое разножанровое наследие: и сборники рассказов, и автобиографическую повесть «Школьные воспоминания» (1902), критический очерк «Киевский Владимирский собор и его художественные творцы» (1901), многочисленные очерки о путешествиях по России, Европе, Сирии, Египту, Турции, переписку с Чеховым, Короленко, Сувориным.

В трудные для России времена войны с Японией Дедлов не мог остаться в стороне. По его настоятельной просьбе он был командирован на Маньчжурский фронт в качестве военного корреспондента и подготовил серию очерков, которые публиковались в ежедневной политической, общественной и литературной газете Санкт-Петербурга «Слово» в период с 17 февраля по 9 апреля 1907 года. Объединенные в одну книгу под названием «Мирные на войне», эти отклики представляют собой уникальный исторический материал, сохранивший непосредственный взгляд на дальневосточные события начала XX века, на судьбу русского народа в период тяжкого испытания войной.

Очерки Дедлова основаны на глубоком знании российской действительности того времени. Они пропитаны патриотизмом и вместе с тем лишены какой-либо идеализации. Автор талантливо рисует портреты людей, как фотограф, «проявляет» запомнившиеся ему характеры и душевные переживания. Галерея этих «фотографий» живо передает мощь вызванных войной духовных и физических движений всего русского народа. Дедлов описывает отнюдь не упаднические настроения русских в русско-японской войне 1905 года. Напротив, автор очень выразительно передает ощущение возникшего народного единства, общие переживания военных событий. В очерке «Вслед армии» он пишет: «Ошибаются... когда говорят, что русский крестьянин и русский солдат не патриоты. Если бы это было так, разве можно было бы собрать армию с таким малым количеством дезертиров, разве мог бы держаться Порт-Артур, разве возможны были бы лаоянские бои? Естественный русский патриотизм тверд как скала...»

Наблюдая передвижение армии, автор постоянно сравнивает и отождествляет его с переселением. «Армия, следом за которой я теперь еду, — колоссальный вооруженный авангард еще более колоссальной переселенческой партии, и состоит эта армия из того же мужика, только одетого не в зипун, а в мундир с короткими полами. Теперешняя война — все та же история “переселения”, необходимого, рокового, предопределенного. На восток идут не солдаты, а народ. Движет его туда не человеческая воля, а историческая судьба».

Такой взгляд на события русско-японской войны не случаен. Автор, как специалист по вопросам переселения, — много лет Дедлов служил в переселенческом управлении МВД Российской империи, имея чин статского советника, — прослеживает, как, управляя потоками переселенцев, государство стремилось сберечь и приумножить население, освоить и обустроить новые территории, расселить людей в наиболее пригодных для этого местах. Как в условиях военной угрозы инфраструктура, обеспечивавшая в конце XIX — начале XX века массовое переселение людей на восток России, приспособилась к нуждам армии. «Как только выяснилось, что мужику, одетому в солдатскую шинель, надо идти на восток, тотчас учреждение, туда же двигающее мужика в сермяге, Переселенческое управление, предложило свои услуги солдату. У “мужицкого” управления в Сибири давно уже были налажены переселенческие становища, вдоль железной дороги, которая теперь повезла солдат». Дедлов ярко и красочно рассказывает о том, что было сделано для организованного переселения крестьян и мужиков на восток России. К примеру, как моментально в пунктах остановки и дальнейшего расселения людей российские власти создали все необходимые бытовые условия. «На становищах были дома для приюта переселенцев, бани, больницы, аптеки, при них врачи и фельдшеры; на станциях имелись кубы для кипятка, кухни, сараи для лошадей, даже своя полиция, именуемая переселенческими стражами...» — такую картину рисует автор, перемещаясь по Транссибу к театру военных действий, в Маньчжурию.

Невольно сравнивая современную миграционную политику с политикой переселения времен рубежа веков, обнаруживаешь, что последняя была более целенаправленной и организованной. Взять хотя бы «информационное обеспечение» этого масштабного проекта. Дедлов пишет: «И про Маньчжурию народ знает, и как туда проехать, знает хотя бы по брошюре “Сибирское переселение” с картой Сибири и Маньчжурии, которая в последние шесть-семь лет разошлась в народе в количестве не меньше полутора миллионов экземпляров».

На протяжении всего пути автор встречал и зарисовывал картины, которые с потрясающей реалистичностью и четкостью передавали атмосферу событий. Дедлов — художник, сочетающий в себе литературный талант и качества высокопрофессионального государственного служащего, раскрывает в своих очерках государственную стратегию России, показывает, как применима эта стратегия на войне. Ведь та война была прервана, а Япония успела лишь «укусить» Россию, приведя в движение огромные силы, «весь русский мир». Огромная страна, еще не успев развернуться в войне, но имея бесспорное преимущество, все же приняла мир, предложенный японцами российскому правительству.

Случись такая война на 10 лет раньше, Россия могла бы потерять часть Восточной Сибири. Но, как показывает автор, Сибирь к тому времени была освоена, и главную роль в этом сыграла железная дорога, проложенная к берегам Тихого океана. «Не велика, по-видимому, штука — пара рельсов. И все-таки как эта пара рельсов переделала Сибирь — до неузнаваемости!.. Сибирь из большого тракта, по Европейской России носившего название Сибирского, а в Сибири — Московского, шедшего от Златоуста до Сретенска, заселенного ямщиками, трактирщиками и содержателями постоялых дворов, быстро начала превращаться в страну, обитаемую по-настоящему: с городами, чиновниками... землепашцами и — железной дорогой».

Книга «Мирные на войне», подготовленная кандидатом социологических наук А.Е. Ужановым, представляет собой ценнейший материал по истории русско-японской войны, освоения и заселения Сибири и Дальнего Востока. В работе содержатся уникальные сведения о деятельности военных корреспондентов, приводится множество документальных фактов, свидетельств очевидцев, статистической информации о результатах переселения. К тому же автор обладает чувством юмора и самоиронии, смотрит на происходящее глазами непредвзятого исследователя.

Без сомнения, очерки Владимира Людвиговича Кигн-Дедлова можно рекомендовать всем, кого волнуют проблемы государственной стратегии и геополитики. Они будут полезны специалистам военного дела, исследователям истории русской цивилизации, социальной жизни и культуры русского народа.

Источник: журнал «Москва».