Саммит ОБСЕ в Астане обречен на провал

Мы в СМИ
Саммит ОБСЕ, открывшийся в столице Казахстана, оценивается пропагандистским аппаратом этого центрально-азиатского государства и как важнейшее политического событие 2010 года и как несомненный успех казахстанской дипломатии. Между тем никаких оснований для таких чрезмерно радужных оценок на самом деле не существует. Об этом интервью главного редактора журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждара Куртова  интернет-порталу «КМ.ru».

Сегодня в казахстанской Астане открылся саммит Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, организаторы которого ставят перед собой амбициозную задачу – попытаться реанимировать этот международный проект, затеянный еще во времена холодной войны с целью разрядки напряженности на европейском континенте.


В последний раз на высшем уровне 56 стран – членов этой крупнейшей в мире региональной организации в сфере безопасности собирались еще в 1999 году в Стамбуле, после чего в течение 11 лет организация благополучно пребывала в состоянии политического анабиоза, изредка нарушавшегося встречами на уровне глав МИД.


Впрочем, данное обстоятельство совсем не мешает хозяевам нынешнего саммита буквально излучать оптимизм по поводу перспектив этого форума. Нурсултан Назарбаев, который долго и упорно добивался председательства в ОБСЕ для своей страны (и, в конце концов, при содействии России стяжал этот статус), уже успел нескромно окрестить его ни много ни мало «главным событием начала XXI века», а также уверенно объявить, что термин «дух Астаны» вскоре придет на смену пресловутому «духу Хельсинки».


Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1975 года, принятый в финской столице и постулировавший принцип нерушимости послевоенных границ в Европе, тогда действительно означал прорыв в выстраивании общеевропейской системы безопасности. Однако последовавшая за распадом СССР перекройка карты Европы (включая распад Югославии, незаконное отделение Косово, вторжение Грузии в Абхазию и Южную Осетию) превратила это основополагающее положение в пустую декларацию. А нарастающее доминирование евро-атлантической системы безопасности на континенте, выражающееся в продолжающейся экспансии НАТО на восток вопреки интересам России, окончательно сводит функциональный набор ОБСЕ к правозащитной проблематике в рамках одиозных проатлантистских институтов вроде неблагозвучного БДИПЧ (Бюро по демократическим институтам и правам человека).


В таких условиях все реформистские усилия российского руководства по превращению ОБСЕ в реально действующий механизм по согласованию позиции 56 стран в деле обеспечения безопасности на континенте, как представляется, были изначально обречены на неудачу. Так, например, инициатива Дмитрия Медведева по заключению нового Договора о европейской безопасности встретила более чем прохладный прием у большей части коллег по ОБСЕ. А позиция Грузии, которая (не без молчаливого согласия и даже активного содействия со стороны Вашингтона и Брюсселя) настаивает на включении в декларацию саммита положений о принадлежности ей Абхазии и Южной Осетии, а также осуждение «российской агрессии 2008 года», делает принятие итогового политического документа если не полностью невозможным, то, по крайней мере, маловероятным.


Видимо, с бесперспективностью работы этого двухдневного форума связано и решение президента России вернуться из Астаны в Москву, не дожидаясь его окончания. Об этом сообщает «Коммерсантъ», ссылаясь на свои источники в российской делегации.


Видимо, также осознавая, что вдохнуть вторую жизнь в «дитя разрядки» 1970-х гг. вряд ли получится, хозяин саммита, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, стремится хотя бы отчасти подретушировать намечающийся провал с помощью максимально ярких деклараций. Так, он уже успел напомнить своим коллегам о необходимости появления новой мировой валюты. «Глобальная экономика нуждается в мировой резервной валюте нового качества. Этот вопрос заслуживает особого внимания», – заявил он. По словам казахстанского лидера, «экономический прагматизм – это краеугольный камень безопасности в XXI веке; в этой связи заслуживают поддержки усилия Европейского союза по стабилизации экономики». Однако, по мнению Назарбаева, «пока поиск новой конфигурации мировой экономики и валютной системы идет медленно». Затем, продолжая линию на демонстрацию риторического прекраснодушия, он озвучил еще одно благое пожелание, призвав страны – участницы ОБСЕ поддержать инициативу его страны о принятии всеобщей декларации безъядерного мира.


Перспективы работы очередного саммита ОБСЕ оценивает главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов:


– Понятно, что Нурсултан Абишевич хотел бы использовать этот саммит, как и многие другие свои внешнеполитические инициативы, прежде всего для пиара собственной личности, а также внешнеполитических «успехов» возглавляемого им Казахстана. В течение последнего года казахстанские СМИ были наполнены материалами такой направленности. В них эксплуатируется тезис о том, что Казахстану за его «выдающие заслуги» было предоставлено председательство в ОБСЕ. На самом деле оно переходит от одной стране к другой в порядке очередности.


Действительно, Казахстан получил этот статус первым из постсоветских республик, но вовсе не за какие-то заслуги, а, скорее всего, по той простой причине, что России не хотели отдавать эту роль в силу известных фобий со стороны европейских государств по отношению к Москве. А Казахстан за счет своей многовекторной дипломатии на международной арене оказался более подходящей кандидатурой, потому что, как показывает практика, с ним можно договориться даже по тем вопросам, которые не устраивают Москву.


Собственно говоря, год председательства Казахстана в ОБСЕ уже прошел, и мы можем подвести некоторые итоги. Никаких серьезных успехов на дипломатическом поприще Астана не продемонстрировала. Никаких прорывов нет, и, наверное, их не следует ожидать. Ни в урегулировании приднестровского или карабахского конфликтов, ни в урегулировании возникших осложнений между Грузией и Россией после событий августа 2008 года.


Также вряд ли стоит ожидать серьезных изменений по проблемам европейской безопасности. По крайней мере, та инициатива Москвы по заключению нового договора, которая была выдвинута, была весьма прохладно встречена европейцами. Кроме того, никто из наших партнеров по СНГ, которые одновременно являются членами ОБСЕ, должного рвения в поддержку России на данном направлении также не проявил, и я не думаю, что этот вопрос каким-то образом решится на саммите. Как не следует ожидать и того, что европейцы пойдут на предложение Москвы реформировать ОБСЕ, чтобы вернуть ей прежний статус организации, которая прежде всего заботится о безопасности, а не ставит во главу угла правозащитную проблематику, да еще в столь ангажированном и тенденциозном исполнении.


Кстати говоря, наше предложение по реформированию Бюро по демократическим институтам и правам человека, которое расположено в Варшаве и занимается наблюдением за выборами (причем делает это весьма конъюнктурно), также не проходит. Казахстан в ходе своего председательства вообще старается избегать каких-то неудобных тем и конфликтов, чтобы «ничто не омрачало светлый праздник», устроенный в эти дни в Астане.


Конечно, ОБСЕ потенциально могло бы идти к тому, чтобы взять на себя функции обеспечения общеевропейской безопасности в интересах всех своих членов, на чем настаивает Россия, но, в силу атлантистских устремлений доминирующих в ней элит, по-прежнему «заточена» на проамериканскую политику. Получается, что эта и ряд других европейских организаций оказываются «пристегнуты» к планам Вашингтона и занимаются ретрансляцией его взглядов на то, каким образом должен быть устроен мир и как нужно сдерживать Россию, в т. ч. на европейском континенте.

Кирилл Говоров


Источник: news.km.ru.