Солидарность назло обстоятельствам

Мы в СМИ
Цхинвал признал независимость ДНР. Эксперт сомневается в том, что Москва последует его примеру

Солидарность непризнанных или продуманный политический ход с прицелом на будущее – хорошая тема для размышлений, подаренная в очередной раз руководством Южной Осетии. Президент этой республики Леонид Тибилов в минувшую пятницу подписал указ о признании независимости Донецкой Народной Республики. Шаг тем более интересный, что признавшая ополченцев Южная Осетия весьма и весьма претендует стать новым российским регионом, о чем недавно тот же Тибилов высказался более чем определенно.

Но если это так, то сам шаг по признанию Цхинвалом независимости ДНР и ЛНР вперед Москвы нуждается как минимум в должном осмыслении. В конце концов, Тибилов никак не мог действовать без оглядки на пусть и не озвученную, но, тем не менее, подразумеваемую позицию Москвы относительно перспективы признания самопровозглашенных республик.

Шаг этот может быть прочитан двояко – как в том хрестоматийном случае со стаканом, который не то наполовину пуст, не то наполовину полон. Быть может, это сигнал, намек на то, что не за горами уже и признание Донецкой и Луганской народных республик Москвой? Что-то вроде пробного шара. Но, может быть, и свидетельство того, что (как минимум в ближайшее время) о территориальном воссоединении Северной и Южной Осетий в составе Российской Федерации и говорить не стоит. Ведь если Москва так и не признáет независимость бывших украинских областей, в таком случае и соответствующие указы Тибилова станут ничтожными…

В общем, перефразируя советского детского классика, «все прогнозы хороши – выбирай на вкус». Однако стоит все же отметить: указы Леонида Тибилова – это пусть и скромная, но все же ощутимая моральная поддержка ополченцев, дополнительное свидетельство того, что их борьба все же не зря. Сделан первый крохотный шажочек к признанию их полноправным субъектом международного права. И даже если он станет и последним, все пережитые лишения уже как минимум нельзя будет назвать напрасными.

Стакан отныне «наполовину полон» – и только так.

В беседе с обозревателем KM.RU главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований Аждар Куртов отметил, что признание Южной Осетией независимости самопровозглашенных республик Донбасса – событие ожидаемое:

– Эта практика взаимного признания непризнанных государств, возникших на обломках Советского Союза, была распространена еще в 90-е годы, поэтому удивляться тут особенно не приходится. Но что касается нынешнего признания Донецкой Народной Республики Южной Осетией, то я не думаю, что это станет прецедентом и что Россия ее признáет. Собственно, пример с признанием Южной Осетией Луганской Народной Республики говорит об этом исчерпывающе. Они – признали, мы – нет.

Сейчас доминирующая политика России относительно кризиса на Украине заключается в том, что мы добиваемся прекращения огня с перспективами выхода сторон конфликта на мирное соглашение и, соответственно, недопущения каких-либо факторов, которые могли бы способствовать продолжению конфронтации. А если допустить, что сейчас Москва последует примеру Южной Осетии, – очевидно, что это лишь даст дополнительные козыри в руки тем, кто не хочет мира на Украине.

Кроме того, хочу заметить, что Москва вообще достаточно тяжело признаёт непризнанные миром государства. До сих пор мы не признали независимости ни Приднестровья, ни Нагорного Карабаха, хотя эти государства возникли еще в начале 90-х годов и поддерживают достаточно продуктивные связи с Москвой, особенно Приднестровье.

– Но Южная Осетия претендует на то, чтобы войти в состав России. Если это произойдет – как тогда будет решаться вопрос с признанием ЛНР и ДНР?

– Тут нужно сказать прежде всего о том, что проблематичной является перспектива вхождения в состав России самой Южной Осетии. Этот вопрос ставился на повестку дня еще в 2008 году, когда после августовской агрессии Грузии Россия признала независимость этой республики. Так вот если поднять информационные сообщения того периода, мы увидим, что именно из Москвы последовал окрик в адрес тогдашнего руководства Южной Осетии, когда оно открыто заявило о своем желании войти в состав Российской Федерации.

И после того как реакция Москвы была доведена до сведения Цхинвала, там как-то сразу перестали говорить о перспективах вхождения в состав России, согласившись оставаться отдельным независимым государством. Но и сегодняшняя обстановка в связи с кризисом на Украине такова, что, честно говоря, Россия просто вряд ли решится усложнять ситуацию на еще одном участке своей внешней политики, что неизбежно последует, если решение о принятии Южной Осетии в состав России будет положительным.

А если даже это и случится, то это будет лишь означать, что Республика Южная Осетия становится субъектом Российской Федерации и отныне будет подчиняться ее Конституции и законам. А в России внешняя политика определяется федеральным центром, а именно президентом Российской Федерации. То есть решение Южной Осетии о признании Донецкой и Луганской народных республик фактически не будет иметь для Российской Федерации никакого юридического смысла.

Это я изложил именно юридическую сторону проблемы, без каких-либо личных оценок.