Современные подходы к обмену информацией при взаимодействии с офшорными юрисдикциями

Аналитика
Доклад старшего научного сотрудника сектора конъюнктуры мировых рынков Центра экономических исследований РИСИ С.В. Каратаева на прошедшем 21-22 июня 2012 г. в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ семинаре «Офшоры – зона свободной торговли или темные пятна мировой экономики: поиск оптимального решения для национального регулирования».

С.В. Каратаев,

старший научный сотрудник сектора конъюнктуры мировых рынков ЦЭИ РИСИ,

кандидат экономических наук


Доклад на семинаре «Офшоры – зона свободной торговли или темные пятна мировой экономики: поиск оптимального решения для национального регулирования».



Регулирование деятельности офшоров представляется важной задачей, стоящей перед нашим государством. Ее основа – это сокращение неправомерного использования офшорных юрисдикций российскими резидентами с целью сокрытия и легализации доходов, полученных преступным путем и увеличение за счет этого налоговых поступлений в доход государственного бюджета. При этом важно отметить факт того, что этот рост может быть достигнут без повышения налоговой нагрузки только за счет улучшения собираемости. В условиях общемировой финансовой нестабильности и высоких экономических рисках подобное увеличение поступлений представляется приоритетным.


В настоящее время меры регулирования взаимоотношений с офшорами у нас в процессе формирования, существует достаточно большое количество различных предложений по совершенствованию существующей системы взаимодействия. В то же время данная проблематика актуальна не только в России, но и в других государствах. Причем, если ранее совершенствование модели сотрудничества с офшорными зонами происходило в довольно плавном режиме, то недавние мировые финансовые потрясения существенно ускорили процесс модернизации существующего порядка.


В принципе, можно выделить две модели взаимодействия с резидентами офшорных юрисдикций. Первое – это использование репрессивного аппарата с принятием мер к сокращению возможностей и эффективности использования офшоров. Это могут быть как дополнительные налоговые сборы, так и административные барьеры по сокращению возможностей для участия в отдельных секторах экономики. К примеру, препятствия к участию в тендерах и сотрудничеству с государственными компаниями.


В то же время данные меры приведут к усложнению условий ведения бизнеса для большинства офшорных компаний, причем, как это бывало уже не раз, в первую очередь, ведущих вполне легальную деятельность. Для борьбы с неправомерным использованием офшоров это вряд ли будет эффективно, так как подобные меры могут быть и, скорее всего, будут обойдены недобросовестными участниками рынка. В целом данные меры скорее окажут негативное воздействие и на инвестиционную привлекательность и на деловой климат в стране.


Какие же дополнительные меры могут приняты? Общие мировые тенденции регулирования взаимодействия с офшорами показывают, что возможен и иной подход, где главным направлением определяется усиление информационного сотрудничества с целью получения данных для налогового контроля.


Причем изменения в этой сфере происходят прямо в настоящее время. Так, в последнее десятилетие офшорные юрисдикции постепенно под давлением международного сообщества (ОЭСР, ООН) вводили новые требования к деятельности компаний согласно выработанных международных стандартов, заключались двухсторонние соглашения, в которых предусматривался порядок обмена информацией. Однако, эта система никогда не была эффективна по следующим причинам:


- незаинтересованность самих юрисдикций и, как следствие, формальность принимаемых мер;


- неэффективность используемого порядка обмена информацией «по запросу», что предусматривает, что запрашивающая сторона должна знать: кто, как, через какие кредитные учреждения и счета осуществлял незаконный перевод средств. Должны быть предоставлены доказательства, которые другая сторона сочтет достаточными, что позволяет говорить о большом количестве бюрократических ловушек, имеющихся в процессе обмена информацией.


Ситуация с швейцарскими банками и требованиями к ним налоговых органов США и Германии лишний раз подтверждает, что все слабости данной системы до не давнего времени достаточно успешно офшорами и использовались.


Сейчас же появляются предпосылки к изменению данной системы, к повышению ее эффективности. Речь в первую очередь идет о законе США FATCA (закон о налогообложении иностранных счетов), а также схожих инициатив стран Европейского союза.


Предпосылками, по нашему мнению, являются:


- определение порядка сбора и обмена информации между государственным органом страны – получателя и иностранными финансовыми институтами на уровне внутреннего законодательства (принцип экстерриториальности). При этом для внесения изменений и дополнений не будет требоваться согласований с теми же офшорными юрисдикциями, как это происходит сейчас в рамках двусторонних соглашений.


- передача полномочий по идентификации клиентов, сбору и предоставлению информации, а при необходимости и сбора налоговых платежей на уровень иностранных финансовых организаций, которые затем напрямую взаимодействуют с налоговой службой США (страны-получателя информации и платежей). При заключении соглашений на межгосударственном уровне – в механизм включается и финансовое ведомство государства местонахождения финансового института – подобный порядок согласуется со странами ЕС, где пять крупнейших членов еще в феврале 2012г. заявили о своем присоединении к данной инициативе, а также другими странами, в том числе и нами. Видоизмененная схема позволяет говорить о его схожести с порядком работы по 115-ФЗ, когда наши финансовые институты будут контактировать не с налоговой службой США, что представляет существенные правовые проблемы, а с российским ведомством (ФНС), которое уже само будет передавать информацию.


- введение принудительного налогообложения непрозрачных операций, в которых нельзя идентифицировать бенефициаров. В рамках FATCA это 30% от суммы платежа, причем их взимание осуществляется самим финансовым институтом, участвующим в программе, в том числе в случае перевода в не участвующую финансовую организацию. То есть создается некая мера воздействия, которая ставит все неучаствующие институты в заранее невыгодное, неконкурентоспособное положение и тем самым вынуждает к принятию предлагаемых мер по сотрудничеству.


- сбор информации осуществляется в отношении любых юрисдикций, не только офшорных, хотя и понятно, что направлен он именно против недобросовестного использования последних. Тем самым делается попытка пресечь использование цепочек перевода денег через компании, находящиеся в государствах с разными налоговыми режимами.


- передача информации осуществляется автоматически без запросов и согласований между взаимодействующими субъектами.


То есть можно говорить о том, что ужесточение идет именно в части контроля за деятельностью резидентов и связанных с ними компаний за счет получения существенно большего объема информации об их деятельности.


В случае легальности деятельности офшорных компаний данные процедуры лишь увеличат ее документооборот, при осуществлении неправомерных операций – существенно повышают вероятность их выявления.


Необходимо отметить, что данная инициатива еще не вступила в силу, в ЕС подобные меры еще только обсуждаются – то есть вполне возможны изменения как самой программы так и порядка ее реализации, однако при ее принятии крупнейшими странами Европы, что планируется уже к концу июня 2012г., она явно будет реализована в том или ином виде.


И именно этот подход видится наиболее перспективным и эффективным, в том числе и потому, что он должен в наименьшей степени затронуть реальный бизнес, осуществляемый в том числе с легальным использованием офшорных преимуществ. Считаем необходимым большее участие в данной инициативе, необходимо обсуждение ее расширения на сотрудничество с другими странами – ведь увеличение количества участвующих государств позволит оказывать координированное воздействие на офшорные юрисдикции и повысить наши возможности по улучшению условий сотрудничества с ними.