Молдова: перемены без перемен

Аналитика
В стране завершился трёхмесячный период безвластия

Продолжавшийся в Молдове почти три месяца после парламентских выборов 30 ноября 2014 года период безвластья завершен. 18 февраля 2015 года президент Н.Тимофти утвердил одобренный парламентом состав нового правительства  во главе с 38-летним Кириллом Габуричем. На протяжении всего этого времени общественность страны и наблюдатели за ее пределами напряженно следили за разворачивающимися на политической сцене событиями, неожиданные и интригующие повороты которых не раз ломали привычные политические стереотипы и ставили в тупик самых искушенных обозревателей.

При всей интриге эти события вряд ли заслуживали бы особого внимания, если бы Молдова не оказалась вместе с Украиной на гребне той политической волны, которая была поднята в прошлом году Евросоюзом с подписанием соглашений об ассоциации с ним этих государств. Тем самым происходящее в Молдове не может рассматриваться изолированно от общего контекста современной политико-экономической обстановки в Юго-Восточной Европе и является одним из факторов ее развития. Каковы же главные итоги и уроки последних месяцев политической жизни в РМ?

Основной результат – в Молдове создано миноритарное правительство в составе представителей Либерально-демократической и Демократической партий, получившее вотум доверия в парламенте только в результате отданных за него голосов коммунистов. Это дало основания многим наблюдателям говорить о том, что на деле в стране сформирована мажоритарная коалиция в составе ЛДПМ, Демпартии и КПРМ, тем более, что последняя в результате договоренностей с ними получила должность вице-спикера парламента РМ.

В стране еще не все оправились от неожиданного хода лидера КПРМ В.Воронина, решившегося на сделку с теми силами, которые в ходе предвыборной кампании подвергались с его стороны суровому остракизму. Однако фактически в этом демарше В.Воронина ничего удивительного нет. Лидер партии, потерпевшей сокрушительное поражение на парламентских выборах, лишь вновь продемонстрировал свою способность к беспринципным политическим зигзагам и стремление любыми методами, даже ценой отказа от предвыборных обещаний, остаться на вершине власти. Лидер коммунистов сейчас говорит, что его партия «всегда выступала за европейский путь развития Молдовы». Действительно, КПРМ некогда придерживалась такого лозунга. Однако в период предвыборной кампании В.Воронин неоднократно высказывался за участие Молдовы в евразийских интеграционных процессах и заверял, что его партия не будет принимать участие ни в каких коалициях.

Такой же неожиданностью для многих оказалось и отсутствие в составе коалиции наиболее радикально настроенного политобразования  правого фланга общественных сил Молдовы – Либеральной партии, непомерные амбиции которой относительно участия своих представителей в руководстве страны вызвали недовольство даже ее проевропейских партнеров – ЛДПМ и Демпартии. Ни много ни мало, ЛП домогалась президентского кресла на выборах главы государства в 2016 году, хотя действующий президент имеет право вновь выдвинуть свою кандидатуру на выборах. В итоге Либеральная партия вовсе оказалась за бортом коалиции, хотя входящие в нее сейчас участники заверяют о своей готовности продолжить переговоры с ЛП о приемлемых условиях ее деятельности в структурах власти. В свою очередь, либералы отказались голосовать за правительство, в котором нет их представителей.

Еще одна неожиданность – появление во главе правительства новичка в большой политике, бывшего топ-менеджера компании «Молдселл», впоследствии работавшего руководителем отделения компании в Азербайджане, К.Габурича. Его выдвижение на пост премьера стало уступкой либерал-демократов коммунистам, выдвинувшим требование о том, чтобы во главе правительства стоял не политик (предложенный ЛДПМ Ю.Лэнке), а представитель деловых кругов, «способный к практическим действиям по экономическому развитию страны».

В свою очередь, социалисты подчеркнуто дистанцировались от участия в создании правительства, не голосовав ни за его состав во главе с Ю.Лянке, ни за нынешний формат с К.Габуничем.

Таким образом, на политическом олимпе страны произошли существенные внешние изменения, трактуемые некоторыми наблюдателями как определенный крен молдавского руководства влево. К такому выводу как будто подталкивает и тот факт, что программа кабмина также претерпела правку: в главе, посвященной внешней политике, содержащая в проекте Ю.Лянке фраза «…поддержание отношений с государствами-участниками СНГ…» заменена на «…развитие углубленных отношений с государствами-участниками СНГ…».

Думается, однако, было бы преждевременно делать подобный вывод. Прежде всего, К.Габурич – человек из окружения лидера Либерально-демократической партии В.Филат, никогда не рекомендовавшего бы на пост премьера человека, имеющего отличающиеся от идеологии ЛДПМ взгляды. Но главное, в программе нового правительства по-прежнему прописаны курс на евроинтеграцию и стремление властей получить для Молдавии статус страны-кандидата на вступление в Европейский союз.

В этом плане невольно возникает вопрос: осведомлен ли К.Габурич, политик новый на молдавской горизонте, об истории вопроса об ассоциации стран и территорий с Евросоюзом? Возможно, ему было бы небезынтересно узнать, что прародителем нынешней системы ассоциаций является система Яундских конвенций 60-х годов прошлого века об ассоциации ряда африканских стран с Европейским экономическим сообществом, замененная впоследствии в силу своего откровенно неоколониального характера на систему преференциальных Ломейских конвенций о взаимоотношениях ЕЭС со странами Африки, Карибского моря и бассейна Тихого океана (АКТ). Однако и эта система была впоследствии отброшена как носящая отпечаток все тех же неоколониальных времен и реконструирована под давлением развивающихся стран, не вступающих отныне ни в какие ассоциативные отношения с бывшими метрополиями. Возможно, эти факты могли бы представить интерес для нового премьера, собирающегося вести страну по пути продолжения втягивания Молдовы в ставшую анахронизмом систему ассоциативных связей с ЕС, в которой за фасадом громких фраз о «демократии»  и «развитии» обнаруживаются все те же реалии утраты национальной независимости, хозяйственной однобокости и обеспечения интересов в первую очередь западноевропейского олигархического капитала.

Между тем перед страной стоят реальные проблемы экономического развития, требующие незамедлительно решения. Национальная промышленность и сельское хозяйство практически не участвуют в формировании ВВП. Бюджетные доходы Молдовы складываются в основном из импортных пошлин, НДС, акцизов, зарубежных траншей и переводов гастарбайтеров. В условиях обнищания населения покупательская способность стремительно падает, что неминуемо ведет к уменьшению импорта, банкротству мелких торговцев, монополизации рынка крупными игроками и дальнейшему повышению цен. Нарастают проблемы банковской системы, снижается курс национальной валюты. По мнению социалистов, необходимо, в частности, срочно выделить деньги из валютных резервов, чтобы устранить дефицит валюты, покончить со спекуляциями в  валютной сфере, компенсировать потери граждан по кредитам, взятым в валюте. Отдельный вопрос – нормализация торгово-экономических  связей с Россией, оказавшихся в тупике вследствие подписания соглашения об ассоциации с ЕС.

Решение этих проблем требует серьезной консолидации всех общественных сил страны, диверсификации экономики, активного развития экспорта, чего вряд ли можно добиться в условиях все того же дрейфа Кишинева в сторону Евросоюза.