Конституционная реформа в Приднестровье как политический компромисс

Аналитика
26 мая 2011 года в Приднестровском парламенте состоялось 2-ое (как полагают, решающее) чтение проекта Конституционного закона.

Гузенкова Т.С.,

руководитель Центра исследования проблем стран СНГ и Балтии,

доктор исторических наук



26 мая 2011 года в Приднестровском парламенте состоялось 2-ое (как полагают, решающее) чтение проекта Конституционного закона.


Ключевым элементом реформы, бесспорно, является введение в ПМР института правительства и должности его председателя (т.е. премьер-министра). Вплоть до настоящего времени правительство ПМР де-факто совпадало с аппаратом президента ПМР И.Н.Смирнова. Проект реформы предполагает наделение председателя правительства весьма широкими полномочиями: он получит право предлагать президенту кандидатуры для назначения на посты министров и глав государственных администраций городов (районов). Помимо прочего, предполагается копировать принятую в России систему назначения председателя правительства, по которой президент предлагает кандидатуру на должность премьер-министра, а парламент голосует по этой кандидатуре. В случае троекратного подряд не утверждения кандидатуры – президент получает право роспуска парламента, и назначаются новые выборы.


Таким образом смысл конституционных изменений направлен на пересмотр баланса сил в пользу как законодательной ветви власти, так и части исполнительной - в лице будущего премьера и правительства.


Реакцией на эти события стал круглый стол «Развитие парламентаризма как средство становления гражданского общества: опыт России и Приднестровья», организованный в Москве Комитетом по делам СНГ и связям с соотечественниками 3 июня 2011 года.


Делегацию из Тирасполя возглавлял спикер Верховного совета Анатолий Каминский.


Российские и приднестровские депутаты встретились в благожелательной и дружественной обстановке. С помощью этой встречи приднестровские парламентарии фактически легитимизировали предполагаемые конституционные изменения. Скорее всего заседание круглого стола окажет свое влияние на принятие окончательного решения тираспольскими политиками.


Что же на самом деле скрывается под столь многозначительным названием встречи, где присутствуют все актуальные для нынешнего постсоветского общества лексемы? Здесь и «развитие парламентаризма» и «становление гражданского общества» и «опыт парламентаризма». В действительности под стремлением части политического класса Приднестровья гармонизировать свой основной закон с российской Конституцией скрываются сложные и весьма противоречивые реалии. Они говорят о том, что внутри приднестровского общества назрели настолько серьезные перемены, что они требуют своего законодательного оформления.


В чем эти перемены состоят? Кажется очевидным, что в непризнанной республике уже давно сформировались немногочисленные, но достаточно мощные по местным масштабам бизнес-группы, которые вполне отчетливо осознали свои экономические интересы. Защита этих экономических интересов потребовала облечь их в политическую форму. Думается не в последнюю очередь именно поэтому в какой-то момент в Приднестровье стали бурно формироваться политические партии (не только российские маленькие клоны, но и местные партии) . Продуктом этого процесса стала в частности партия «Обновление», выражающая интересы местного крупного бизнеса. «Обновление» довольно быстро освоило парламентскую политическую нишу, но также быстро ее лидеры пришли к неутешительному для себя выводу о том, что в рамках парламента им тесно , и что по степени своих полномочий они не идут ни в какое сравнение с президентом. Именно с президентом, а не с президентской партией «Республика», которая хотя и имеет признаки политической партии, но существенно уступает по многим параметрам «Обновлению». Бизнес, который уже в течение многих лет несет на себе тяготы экономической блокады, так или иначе участвует в социальной политике, является одной из основных бюджетообразующих сил республики , чувствует себя вправе получить часть полномочий, которыми до сих пор безраздельно пользуется президент. По сути дела сейчас разворачивается борьба за получение этих полномочий . Именно борьба , потому что «Обновление» не может не учитывать административный ресурс, претензии на власть и потенциал тех сил , которые все эти годы стояли за спиной Игоря Смирнова. Можно полагать, что нынешний вариант конституционной реформы, диверсификация власти между президентом, парламентом и правительством во главе с премьером и есть попытка договориться тех, кто хочет взять власть и кто хочет эту власть удержать.


Ясно одно: на наших глазах уходит эпоха личностей, политических тяжеловесов, которые смело брали на себя «ответственность за все». На ее смену приходит другая эпоха, эпоха корпоративного менеджмента, эпоха назначенцев и выразителей командного духа.


Конституционная реформа (есть большая доля уверенности в том, что она будет принята) станет объективным итогом компромисса главных политических игроков. При этом заметно, что все силы, вовлеченные в конституционную реформу, не настроены идти на конфронтацию, демонстрируют определенную гражданскую ответственности и явно не заинтересованы в дестабилизации ПМР.


Сейчас многим кажется, что с помощью именно этих преобразований можно достичь баланса различных ветвей власти. Некоторые уверены, что таким образом легче подготовить условия для мягкой и бесконфликтной передачи власти. Все это, может быть, так и обстоит. Однако нельзя закрывать глаза и на определенные угрозы, таящиеся в этих политических трансформациях. В попытке сформировать равноценные центры власти уже заложен элемент конфликтности (ближайший сосед Украина - яркий тому пример). Перераспределение годами устоявшихся полномочий несет в себе риски внутренней дестабилизации. Важно иметь ввиду, что различные центры власти становятся более легкой добычей для внешних геополитических игроков. Политику по принципу «разделяй и властвуй» еще никому не удалось отменить.


Есть еще один важный момент. С подачи некоторых российских политиков в нынешнюю (объективно уходящую) фигуру президента Игоря Смирнова выпускаются стрелы критики. Отдельные российские политические долгожители позволяют себе делать намеки о «сидящих десятилетиями президентах».


Приднестровские политики сделают большую ошибку, если они будут потакать подобной риторике и, что еще хуже, сами будут ее пользоваться.


Президент Игорь Смирнов все эти трудные годы был вместе с приднестровцами и при нем жители непризнанной республики фактически проголосовали на референдуме за союз с Россией.


Следует также помнить, что политика негативного поведения по отношению к тому, с кем следует договориться, явно противоречит законам достижения компромисса.