Интервью с сотрудниками Института об итогах парламентских выборов на Украине 28 октября 2012 года

Новости
 На вопросы редакции сайта РИСИ отвечают известные украинисты России, эксперты Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья РИСИ Т.С. Гузенкова и О.Б. Неменский.

Т.С.Гузенкова, заместитель директора РИСИ - руководитель Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья.

О.Б.Неменский, старший научный сотрудник Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья.

Можно ли говорить о победе Партии регионов и ныне действующей власти на Украине?

 

Неменский: Да, это их несомненный успех. Они смогли добиться двух важнейших целей. Во-первых, в новом парламенте у них всё же будет большинство. Да, не абсолютное, но всерьёз ожидать такого результата было бы наивно. Сама по себе убедительная победа правящей партии на выборах – чуть ли не уникальный случай в истории постсоветской Украины. Скорее, даже вызывает удивление сам тот факт, что такая поддержка оказана партии, уже несколько лет откровенно игнорирующей интересы и требования своих избирателей. Мало какой электорат прощает такое обращение с собой. Впрочем, очевидно, «регионалы» знают своего избирателя и умеют с ним работать. Хотя, конечно, и роль админресурса сейчас также была очень значима.

Во-вторых, власти удалось расколоть западноукраинское политическое поле. Теперь нет основного представителя западной половины страны, а имеется несколько весьма амбициозных сил, которые основную свою энергию будут тратить на соперничество друг с другом и на внутренние склоки. Рядом с относительно монолитной Партией регионов и уже устоявшемся формате её взаимодействия с Компартией они будут выглядеть не лучшим образом, и об эффективности их совместных действий можно будет говорить наверняка лишь в отдельных случаях. С другой стороны, новый парламент несомненно менее удобен для ныне действующей власти, чем прежний: в нём не будет стабильных конфигураций, по каждому законопроекту будут идти долгие кулуарные переговоры, а количество громких скандалов в его работе поднимется, скорее всего, на новую высоту.

Гузенкова: Согласна с Олегом в его оценке итогов выборов как для правящей партии, так и для оппозиции. Замечу, что в предвыборный период на Украине сложилась парадоксальная ситуация. Почти все (каждый за свое) ругали ПР, были ею недовольны. Но многие, в том числе и из числа недовольных, проголосовали все же именно за нее. В чем дело? Думается, что особенного секрета в этом нет. Просто реально другие политические партии устраивали избирателей еще меньше. Это, кстати, очень серьезное предупреждение для партии власти. На этих выборах стало понятно, что она достигла своего потолка, и лимит доверия ею почти исчерпан. Если политика правительства существенно не изменится, а парламент не подтолкнет его к этому, на следующих выборах нас, вероятнее всего,  ждет смена лидеров. 

Следует также отметить, что практически для каждой политической силы, прошедшей в этот парламент эти выборы стали историей успеха. ПР  оставила за собой титул парламентского большинства; КПУ добилась небывалого успеха за последние годы, существенно прибавив по сравнению с предыдущими выборами. Объединенная оппозиция взяла «свое», несмотря на вынужденные рокировки. «Удар» и особенно «Свобода» стали сюрпризом с их более высокими, чем ожидалось, показателями. В общем, налицо начало переструктуризации политических сил в парламенте и в стране. Однако для страны жизненно важно, чтобы это обстоятельство  конвертировалось не в межпартийную грызню, а в вывод страны из кризиса.  

В чём причина успеха партии ВО «Свобода»?

 

Неменский: «Свобода» - единственная партия со старой, очень разработанной и хорошо известной идеологией, сохраняющей свою актуальность по сей день. Им удалось стать наиболее яркими и, я бы сказал, аутентичными её выразителями. А это уже даёт им выход на общеукраинский политический уровень. Большую роль сыграла и фактическая поддержка этой партии со стороны ныне действующей власти: «Свобода» для неё – наиболее удобный противник. С нею не может быть конкуренции за голоса, заявления её лидеров можно выставлять перед своими избирателями как своего рода политическое пугало, они существенно уменьшают шансы на победу той же Объединённой оппозиции, при этом сами никаких возможностей стать реальными соперниками в борьбе за власть не имеют. Последнее время свободовцам был предоставлен очень широкий выход на телеэкраны, они смогли провести, можно сказать, общеукраинскую презентацию своей партии.

Однако на деле вряд ли она сможет выйти за рамки «партии Галичины», всё-таки даже в соседних областях Западной Украины их поддержка очень невелика. Те дополнительные пять процентов голосов, которые они получили и которые не прогнозировались даже по октябрьским соцопросам – это протестные голоса людей, определившихся в последний день. Но протест здесь был не против власти (она в этом политическом поле воспринимается просто как чужая), а скорее против Объединённой оппозиции, лидеры которой в отсутствие Ю.Тимошенко не смогли провести действительно эффективную предвыборную кампанию.

Гузенкова: Отвечая на этот вопрос, я отчасти отвечу и на следующий. Если брать не только самые последние события, связанные со «Свободой», но и  более широкий исторический и политический контекст, то на самом деле все выглядит гораздо серьезнее и значительнее, чем может показаться на первый взгляд. Сейчас в некоторых украинских, а вслед за ними и российских  кругах говорят о том, что «Свобода» - это проект ПР, стремящейся любыми способами ослабить «Батькивщину». Не исключено. Но я предлагаю посмотреть на это с другой стороны. Возможно, что это не ПР «использовала» и взращивала «Свободу», а наоборот, «Свобода»  «использовала ПР для того, чтобы любыми способами легитимизировать себя и худо-бедно приобрести общенациональный статус. Дело в том, что до сих пор ни одной националистической силе не удавалось пройти самостоятельно в парламент.  До этих выборов шел процесс инфильтрации украинских националистов в законодательную власть страны. Они входили в парламент поодиночке, представляя свои силы (КУН, РП и др.) в составе других фракций. Слава Стецько, Левко Лукьяненко были символами прошлого, а не действующими политиками. А вот сейчас в ВР пришли их наследники – молодые, злые, амбициозные, обученные не в подполье и не в политических застенках, а в настоящих политических (вполне законных) баталиях. И они, конечно, будут пытаться влиять на повестку дня в ВР, иначе в следующий раз рассерженные или недовольные избиратели вышибут их из стен парламента.

Что ждать от новых фигур в Верховной Раде?

 

Неменский: В первую очередь речь идёт о «Свободе» и УДАРе, и тут я бы дал им прямо противоположную характеристику. Радикальные националисты имеют хорошо известную идеологию и всем знакомый стиль выступлений, и нет никаких сомнений в том, что, впервые попав в Раду, они постараются вести себя там максимально громко и активно. Я бы даже сказал, скандально. Однако трудно что-либо определённое сказать о партии В.Кличко. Это своего рода «кот в мешке», поддержанный избирателями не за какую-то идеологию или программу, а просто из-за запроса на новые лица и новые силы в украинской публичной политике. Фактически можно сказать, что с прошедшими выборами эта партия только родилась, и чем она реально станет, какое займёт место в Раде и в политической жизни страны – пока что можно только гадать. Ясно только одно – чтобы не стать партией «на одни выборы», им надо будет вести себя оригинально и убедить избирателей в своём немалом отличии от других оппозиционных сил.

Вообще, никаких принципиальных перемен в украинской политике в связи с прошедшими выборами происходить не будет. Да на них и не было борьбы за власть, была скорее расстановка сил перед забегом до выборов 2015 года. Единственное, что они принесли – это радикализацию украинской политики и новый виток её идеологизации. А в целом – ещё один шаг к оформлению двух политических наций в одном государстве. Думается, что отказ УДАРа от попыток сломать уже привычную электоральную регионалистику и побороться за голоса на Юго-Востоке страны – это своего рода черта, после которой подобные попытки всерьёз предприниматься уже не будут.

Какие-то перемены в правительстве сейчас возможны, но только те, что планировались заранее и лишь откладывались из-за предвыборной ситуации. Смещение правительства или лично премьера Н.Азарова после таких результатов вряд ли возможно, да и странно выглядело бы. Всё-таки лидер победившей партии скорее упрочивает своё место в премьерском кресле.

Какие последствия результаты выборов будут иметь для отношений Украины с Западом и с Россией?

 

Неменский: В общем-то никаких. Заранее было ясно, что Запад подвергнет эти выборы многократному порицанию и осуждению, однако сценария «белорусизации» его отношений с Украиной не будет. Для Запада гораздо важнее не допустить сближения Киева с Москвой, и эта цель сейчас оправдывает любые уступки в отношениях с Украиной. Единственный ограничитель – это публичная сфера. Например, жёсткий разгон какой-нибудь послевыборной демонстрации оппозиции и показ сюжетов об этом по всему миру обязательно приведёт к новому и очень сильному охлаждению в этих отношениях. Однако вряд ли официальный Киев такого допустит. Впрочем, Западу надо выдержать паузу после прошедших выборов.

Отношения с Россией также будут находиться в подмороженном состоянии до тех пор, пока Киев не решится на какое-либо из российских предложений. Результаты прошедших выборов для этого не имеют никакого значения.

Гузенкова: Признание выборов, с оговорками и с недовольной «миной», Западом, отчасти развязывают руки регионалам и действующей власти. Все-таки такое признание отчасти легитимизирует и дальнейшие шаги правительства и президента. В конце концов, Янукович в борьбе за свою трактовку участи Ю.Тимошенко пока остался победителем. И это дает ему надежду на пролонгацию холодного нейтралитета со стороны ЕС и США. Но я беспокоюсь о том, что попытки сохранить неустойчивый и хрупкий баланс между Востоком и Западом за счет лавирования, фигур умолчания и дипломатических фигур – слишком слабое лекарство для, прямо скажем, не совсем здоровой украинской экономики. Украинское правительство должно проявить смелость в защите своего политического и экономического пространства и трактовать такую категорию  как «национальный интерес»  в пользу общества, а не только отдельных бизнес-политических групп. Тогда и приоритеты внешней политики для многих станут понятнее и объяснимее.

Кого можно назвать пророссийскими силами в сегодняшней украинской политике?

 

Неменский: Таких там просто нет. И это важнейшая проблема для наших взаимоотношений. В целом имидж пророссийской силы удерживает за собой Партия регионов. Однако она оказалась в новой и очень сложной для себя ситуации. Если прежде «пророссийскость» на Украине была просто фразой, формой риторики, своего рода идеологической пустышкой, ни к чему не обязывающей того, кто её выражает, то в последние годы всё изменилось. Со стороны России появились конкретные предложения по сотрудничеству и интеграции, и современная пророссийскость предполагает согласие на них. Партия регионов прекрасно использовала пророссийский бренд, когда он был лишь способом задобрить избирателя, но в силу ряда причин она не готова пойти на ту реальную содержательную пророссийскость, которая предлагается ей теперь.

При этом своего рода «ярлык на пророссийскость» выдаёт именно Москва. И сейчас можно сказать, что она не стала отбирать его у Партии регионов, по той простой причине, что передать его пока что просто некому. Но очень сомнительно, что его сможет удержать партия и лично В.Янукович до 2015 года.

Гузенкова: На самой Украине на этот вопрос крайне не любят отвечать, парируя тем, что у них не может быть ни пророссийских, ни прозападных, и никаких других «про-» сил, кроме украинских. Это конечно, политический каламбур. На самом деле каждая страна опирается в отношениях со своими соседями на политические силы, им симпатизирующие. Мне кажется, что на нынешнем этапе на Украине в политических и экспертных кругах сформирована мода на критический настрой в отношении России. В политическом истеблишменте считается хорошим тоном поругивать Россию, а признаваться в своих симпатиях к ней считается моветоном. Я думаю, что это временно. Это болезни роста молодого, недавно появившегося государства, отстаивающего таким способом свою идентичность. Это пройдёт. И, может быть, недалёк тот час, когда Украина и украинцы будут гордиться своим историческим вкладом в становление и развитие нашего общего пространства.