Борьба с пустотой: почему жителей Туркменистана обязали носить маски

Мы в СМИ
Коронавируса в республике нет, а карантин — есть

Туркменистан — единственная постсоветская страна, где за время пандемии не выявили ни одного случая заражения коронавирусом. Однако при этом власти вводят все больше ограничительных мер. В республике ввели масочный режим, обязали граждан соблюдать дистанцию, приостановили движение поездов, ввели ограничения на авиасообщение, закрыли рынки и торговые центры. В СМИ эти меры объясняют профилактикой и повышенной концентрацией пыли в воздухе. Наблюдатели, однако, считают, что в республике скрывают не только случаи инфицирования, но и факты гибели граждан. «Известия» разбирались в ситуации.

Устроили маскарад

Власти Туркменистана ввели масочный режим. В общественных местах полицейские и военнослужащие следят за выполнением предписания. Дорожная полиция останавливает автомобили и проверяет наличие масок у пассажиров. Отдельными указаниями власти обязали носить маски водителей автобусов и такси, сотрудников полиции, продавцов на рынках.

Интересно, что ранее в республике ношение маски, наоборот, порицали. Например, в феврале жительницу Ашхабада обвинили в паникерстве и обязали выплатить государству штраф 249 манатов ($70). Теперь же карают за отсутствие маски. Штраф за пренебрежение средством защиты — 100 манатов ($28). Власти, правда, продолжают настаивать, что коронавируса в стране нет, а маски якобы нужны для защиты от пыли. Говорят, что вредные частицы принесло ветром из соседних Казахстана, Узбекистана и Афганистана.

В пылевую версию даже можно было бы поверить, но она никак не объясняет другие ограничения, которые ввели в Туркменистане. Так, министерство здравоохранения страны призвало граждан соблюдать социальную дистанцию не менее 1 м, полоскать горло и мыть руки. В период с 16 по 23 июля в стране без объяснения причин остановлено движение железнодорожного транспорта, ограничено внутреннее авиасообщение.

Некоторые коммерческие организации перевели сотрудников на удаленную работу. На неопределенный срок закрылись крупнейший торгово-развлекательный центр «Беркарар» и рынок «Толкучка». «У нас рынок тоже закрылся. Продавцы недовольны, люди расстроены. Магазины опломбированы, на рынки никого не пускают. Бедные торговцы спешно вывозят товар. Разрешают работать только продуктовым магазинам. Среди населения паника, люди пытаются делать запасы продуктов», — рассказывает журналистам житель города Мары на юге страны.

«Корона» давит

Официальный Ашхабад по-прежнему утверждает, что коронавируса в стране нет, чиновники и СМИ практически не употребляют само слово «коронавирус». Неофициальные источники заявляют о вспышке пневмонии, а также заболеваниях с симптомами COVID-19. Например, радиостанция «Азатлык» сообщает о десятках таких случаев.

Предположительно, от коронавируса погибла преподаватель русского языка и литературы Республиканской музыкальной школы Бахар Копекова. Женщина боролась с высокой температурой, жаловалась на кашель. В больнице ей диагностировали пневмонию, а в первых числах июля педагога не стало. Преподаватель математики Педагогического института Бабамурат Мухыев также жаловался на кашель и затрудненное дыхание, а 3 июля скончался. Еще одна жертва пневмонии — сотрудник посольства Турции в Туркменистане Кемаль Учкун, Анкара подтвердила его гибель.

Врачи говорят, что не справляются с наплывом пациентов. Скорая помощь работает в усиленном режиме, многие машины не успевают возвращаться на базу и едут по очередному вызову. «К знакомым скорая приехала с двухчасовым опозданием. Врач извинилась, сказала, что много вызовов. Сама она выглядела очень усталой», — рассказывает житель Ашхабада. Немало сведений и об увеличении числа захоронений. «Только на «русском» участке в среднем по 12 человек в день, на мусульманском на порядок больше», — говорит работник кладбища в пригороде Ашхабада Чоганлы.

С обвинениями против властей Туркменистана выступают международные организации. Так, в Human Rights Watch заявили, что власти подвергают опасности здоровье граждан, скрывают информацию, оказывают давление на врачей. Специальное заявление сделало посольство США. «Хотя власти Туркменистана официально не информируют о положительных случаях заболевания COVID-19, посольство США получило сообщения о том, что местные жители с соответствующими симптомами проходят тестирование и помещаются в карантин в инфекционных больницах», — сказано в сообщении. В МИД Туркменистана в ответ обвинили американских дипломатов в «контрпродуктивных действиях».

ВОЗ и ныне там

Разрешить споры о коронавирусе в Туркменистане могла бы миссия ВОЗ. Например, в соседнем Таджикистане тоже долго не фиксировали болезнь. О случаях заражения в Душанбе рассказали только за два дня до приезда международной делегации. Карантинные меры, однако, оказались запоздалыми. Республика быстро выбилась в лидеры по числу погибших, темпам прироста заболевших.

Туркменистан миссия ВОЗ собиралась посетить еще в начале мая. Тогда, однако, Ашхабад отказался высылать представителям организации приглашение. Пять экспертов прибыли в республику только в начале июля. Но и на этот раз все оказалось не так просто. В организации заявили, что планируют встретиться с должностными лицами. Но как раз перед приездом экспертов президент Гарбангулы Бердымухамедов отправил на отдых правительство страны, а потом и сам ушел в отпуск.

Вместо чиновников с экспертами общались туркменские медики. Они показали делегации образцовые медучреждения. Согласно ряду сообщений, перед визитом миссии количество пациентов в каждом отделении сократили до семи-восьми человек. 15 июля в ходе брифинга глава миссии Катарина Смолвуд рассказала, что эксперты по заранее согласованному плану посетили несколько больниц. Она не ответила на вопрос том, есть ли в Туркменистане случаи коронавируса.

Политологи объясняют запутанную ситуацию особенностями туркменской политики. «Режим держится не только на принуждении, но и на идеологии. Президент Туркменистана считается чуть ли не небожителем. Превозносятся его успехи во всех областях — литературе, искусстве, внутренней политике, экономике и, конечно, здравоохранении. Согласно специфической логике, любое сомнение в успехах дискредитирует власть. Поэтому туркменское руководство предпочитает не сообщать о трудностях», — отмечает в беседе с «Известиями» эксперт РИСИ Аждар Куртов.

Заведующий отделением Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин говорит, что Бердымухамедов — не только лидер нации, но и главный врач страны. «У него медицинское образование, он выпустил несколько книг о лекарствах. Выступает в роли туркменского Айболита, а значит, просто не может признать проблемы», — подчеркивает собеседник.

Игорь Кармазин

карантин Азия коронавирус Аждар Куртов Туркменистан