Создание негативного образа России в представлении современной французской политической и дипломатической элиты

Аналитика
Создание негативного образа России, как исторической, так и современной, является обыденным явлением в современном обществе Франции. Практически не обходится ни одного дня, чтобы французские СМИ не сообщали какую-нибудь новость о России, причём эта информация, всегда носит негативный для нашей страны характер. В частных разговорах представители французской научной общественности и публицистики признают, что в современной Франции нельзя сделать политическую или общественную карьеру, не будучи «хотя бы немного русофобом».

П.В. Мультатули

старший научный сотрудник отдела гуманитарных исследований,

кандидат исторических  наук

Создание негативного образа России, как исторической, так и современной, является обыденным явлением в современном обществе Франции. Практически не обходится ни одного дня, чтобы французские СМИ не сообщали какую-нибудь новость о России, причём эта информация, всегда носит негативный для нашей страны характер. В частных разговорах представители французской научной общественности и публицистики признают, что в современной Франции нельзя сделать политическую или общественную карьеру, не будучи «хотя бы немного русофобом». Однако до сегодняшнего дня негативный образ России создавался преимущественно для рядового обывателя и интеллигенции. Именно на него были рассчитаны статьи во французской прессе, начиная от крайне «левой» « Libération » и заканчивая умеренно-правыми « Le Figaro » и « Le Monde ». 

В последнее время стала наблюдаться новая тенденция: создание негативного ложного представления о России предназначается уже не для обывателя, а для французской политической, дипломатической и отчасти военно-разведывательной элиты. Следует отметить, что воздействие на эту элиту приняло в последнее время изощрённый характер, когда искажение и принижение роли России касается не только современного периода, но и всей её вековой истории. Ярким примером такой фальсификации является последний (октябрь-ноябрь 2011 г.) № 5 журнала « Diplomatie. Affaires Stratégiques et les rélations internationales » («Дипломатия. Стратегические расследования и международные связи»). Выпуск называется «Геополитика России».

В начале, следует сказать два слова о самом журнале. Он был основан в 2003 г. французским географом и политологом Алекси Баутцманом 1971 года рождения. Доктор географии Баутцман является директором Центра «Анализа и предвиденья международных рисков» (CAPRI), а также создателем первой во Франции группы журналов, посвящённых международным делам и стратегии. Среди них выделяются следующие: «Дипломатия», «Международная безопасность и оборона», «Технология и вооружение». Баутцман является советником министра обороны Франции. По имеющимся сведениям, в издании этих журналов принимает участие французская внешняя разведка. Тираж журнала 40 тыс. экземпляров. Журнал продаётся не только во Франции, но в Европе и в Африке.

 Ежемесячник посвящён актуальным международным проблемам, которые обсуждаются на его страницах различными экспертами в политической, экономической и военной областях. Журнал обладает полиграфией очень высокого качества, с множеством фотографий, рисунков, схем и карт. Цена журнала весьма высока: 10,95 € за номер. Таким образом, «Дипломатия» не является общедоступным изданием ни по цене, ни по серьёзности обсуждаемых тем. В связи с этим возникает вопрос: кто является читателем этого журнала? По имеющейся информации, журнал предназначен в первую очередь для французского дипломатического корпуса. Поэтому, аналитический анализ выпуска посвящённого России, представляет несомненный для нас интерес, так как помогает понять, что думают о нашей стране дипломаты Франции.

1. История России

Тема истории России занимает важное место в номере. Уже во вступительном слове «От издателя», написанном С. Клере и А. Баутцманом, говорится: «С самого основания Киевской Руси в конце XI в., история России есть последовательное территориальное завоевание. Только амбиции других империй могут сравниться с этой экспансией — монгольской, китайской (императорской), японской, османской, австро-венгерской и затем американской в ХХ в».

Так, с первой страницы журнала мы сталкиваемся с целенаправленной дезинформацией, в корне искажающей историю не только нашей страны, но и мировую историю. Не будем здесь в который раз опровергать лживый миф об «агрессивной» сущности России, о её традиционной «экспансии» и т.п. Особенно нелепо это звучит из уст представителей страны, которая в XVIII в. на государственном уровне занималась работорговлей, в начале XIX в. захватила всю Европу и дошла до Москвы, а в конце XIX — нач. ХХ вв. создала огромную колониальную империю, основанную на порабощении миллионов людей на территориях, находящихся за тысячи километров от Парижа.

Любопытно другое: почему редакторы не включили в список империй, с какими они сравнивают Россию, ни колониальные Францию и Англию, ни нацистский рейх — крупнейшие квази-империи ХХ в.? Зато в этом списке появляются США, которые никакой империей в ХХ в. не являлись (и не являются таковой и сегодня). На наш взгляд, эта оговорка редакторов журнала не случайна и вызвана определённым падением престижа США во французской правящей элите, а может быть и в элите транснационального капитала. Во всяком случае, представить раньше такой выпад со стороны французской проправительственной прессы в адрес американского «хозяина» было невозможно. При этом СССР редакция журнала называет «последней русской империей», умалчивая, конечно, о том, что большевистское государство было создано при активной помощи Запада, и что русские понесли самые тяжёлые потери от большевистско-сталинской диктатуры. Конечно, никакой империей, тем более «русской», СССР не являлся.

Другой интересной особенностью, является оговорка, касающаяся китайской империи, которую редакторы в скобках определяют как «цинскую». Речь таким образом идёт о императорской династии Цин, т.е. о монархическом Китае. Сделано это для того, чтобы читатель ни в коем случае не подумал, что авторы обвиняют в «имперской» сущности сегодняшний коммунистический Китай. Эта оговорка характерна и убедительно показывает авторитет КНР в мире. Журнал, имеющий откровенно антироссийскую направленность, повторяющий и сочиняющий ложные мифы о России, боится даже иносказательно обидеть современный Китай.

Редакция журнала с первой страницы обозначает своё отношение, как к прошлому России, так и её настоящему. По мнению редакции, завоевания, которые предпринимала Россия, «были всегда связаны с попытками жестокого контроля за своим народом. Самодержавие, установившееся в России, во многом превосходило европейские абсолютные монархии, как по продолжительности (существовало вплоть до 1917 г.), так и по своей «философии» (привлекая Бога, чтобы обосновать свою легитимность)». Любопытно, что тон современного французского журнала, претендующего на серьёзность и научность, по примитивности подхода к русской дореволюционной истории совпадает с творчеством большевистского профессора Покровского. Правда, сразу не совсем понятно, почему выпуск, посвящённый современной России, начинается с оценки самодержавия. Впрочем, следующий абзац, объясняет нам причины этого: «Многие черты самодержавия встречаются в естественном продолжении в сегодняшней России, идёт ли речь о милитаризированной культуре, влиянии олигархов или всё ещё о хрупкости гражданского общества перед властью».

Читателю сразу же навязывается мысль о том, что Россия испокон веков была агрессивной тиранией, которую самодержавие передало по «наследству» СССР, а последний — современной России. Главный редактор журнала считает, что правление В. В. Путина впитало в себя все недостатки дореволюционного и советского периодов.

Первая часть журнала также посвящена истории России и открывается вступлением: «Россия в некоторых датах». Казалось бы, здесь фальсификация невозможна, однако, редакция «Дипломатии» доказывает обратное. Читаем: «1905 г. — русская революция. Началась с Кровавого воскресенья (100 тыс. человек расстреляно)». Для того чтобы понять уровень дезинформации «Дипломатии», приведём подлинные цифры: во время событий 9-го января 1905 г. в Петербурге погибло 96 человек (в том числе 1 полицейский) и до 333 человек ранено, из них умерло ещё 34 человека. Даже большевистская машина фальсификаций увеличивала число убитых и раненых 9-го января только до 1 тыс. человек. «Дипломатия», однако, не постеснялась приравнять число жертв событий 1905 г. к крупной войсковой операции времён Великой Отечественной войны (советские войска потеряли при штурме Берлина 78 тыс. человек убитыми).

Следующая «историческая» статья называется «Николай II: взгляд на империю и на мир». Автор статьи известный французский историк Марк Ферро. Главная цель статьи опорочить и исказить, как цели преследуемой императором Николаем II при созыве первой конференции по разоружению в Гааге, так и всю политику императорской России начала ХХ в. Примечательно, что фальсификация относится не только к тексту статьи, но и к её иллюстрациям. Так, в статье помещается агитационный плакат времён Первой мировой войны «Царствуй, на страх врагам». На плакате изображён Николай II, окружённый национальными знамёнами. Слева и справа царского портрета изображены русские войска, авиацию и флот, атакующие неприятеля. Комментарий журнала под изображением плаката, гласит: «Открытка, изображающая Николая II и его международные приоритеты: распространение на Восток (слева) и продвижение к Тихому океану». Эта подпись является прямой фальсификацией истории, так как плакат не имеет никакого отношения ни к продвижению России на Восток, ни к Тихому океану, а призывает защищать свою родину от врага. Кстати, этот враг был у нас в 1914-1917 гг. общий, и Россия во время Первой мировой войны спасла Францию от неминуемого поражения. 

В своей статье Ферро не стесняется опускаться до клеветнических и грубых искажений истории нашего Отечества. Так, он пишет, что «русификация» времён императора Александра III стала причиной революции. При этом Ферро заявляет, что эта русификация не имела аналогов в истории. «Англичане не преследовали своей целью англофикацию. Франция проводила франкофикацию гораздо более демократическими методами, чем царизм». Поэтому, заключает Ферро, представители французских колоний с большой охотой воевали за Францию, а представители окраин Российской империи за царя воевать не хотели и примкнули к большевикам. Автор как будто не знает ни о Туземной дивизии, состоящей из ингушей, чеченцев и черкесов, героически воевавших на фронтах Первой мировой войны, ни о мусульманах и буддистах служивших в императорской армии. 

Французского историка не смущает то обстоятельство, что представители колониальных народов Англии и Франции находились на положении рабов, не имеющих никаких прав, чего в Российской империи никогда не было. Пресловутая «русификация» проводилась исключительно в западных владениях империи и была реакцией на сепаратистские устремления поляков и финнов, а потом части украинской интеллигенции. В Царстве Польском «русификация» стала ответом на мятеж 1863 г., когда после самой широкой свободы дарованной Александром II, польская шляхта развязала самую настоящую войну с правительством, жертвами которой стали тысячи людей, как русских, так и поляков. Но даже после 1863 г. «русификация» распространялась только на язык судопроизводства и делопроизводства, а также высшего образования. В начальной и средней школе преподавание велось на польском языке. К моменту вступления на престол Николая II в Польше действовали польские газеты и выходили книги на польском языке.

В Финляндии «русификация» вообще является мифом, так как она касалась только вопросов политической автономии и приоритета общеимперского законодательства над финским. До 1899 г. русский язык вообще не был среди государственных языков Великого Княжества Финляндского, а после указа он стал третьим после шведского и финского. Кроме того, императорскому правительству так и не удалось ввести эти общемировые стандарты в Финляндии, из-за яростного противодействия в первую очередь шведской партии. Что же касается «насильственной» русификации, о которой говорит Ферро, то царское правительство её не проводило. Об этом свидетельствует множество народов Российской империи, христианских, мусульманских, буддистских, ни один из которых не исчез и каждый из которых имел такие же права перед законом и царём, как и русский народ. 

Не постеснялся Ферро и полностью извратить причины, по которым царь в 1899 г. предложил созвать инициативу мирной конференции. Французский историк утверждает, что этими причинами стало нежелание Николая II воевать со своими родственниками — европейскими монархами. Ферро забывает, что среди активных участников конференции была республиканская Франция и США. Цель Ферро понятна: необходимо исказить подлинный образ России, которая более века тому назад предлагала реальную возможность избежать гонки вооружений и мировых войн, возможность, которую Запад эгоистично отверг. Поэтому Ферро называет стремление Николая II созвать конференцию «наивной», а самого царя человеком «средних способностей, за которого правили министры».

Особое место занимает в журнале тема российско-грузинских отношений. Она стала для редакции журнала почвой для построения самой беспардонной антироссийской фальсификации, основанной на исторической безграмотности, которая, впрочем, скорее всего, также является сознательной. Основная статья называется: «Россия и Грузия. История векового противостояния». Уже в самом названии нельзя не заметить полного расхождения с исторической действительностью. Никакого противостояния, тем более «векового», между Россией и Грузией никогда не было. Единым государством Грузия была относительно недолго в XII-XIII вв., при царях Давиде IV и Георгии III, достигнув своего расцвета при царице Тамаре. В это время Грузия была не только великим государством, но и великим центром Православия. Тогда же между Русью и Грузией устанавливаются тесные союзные отношения. В 1185 г. царица Тамара вышла замуж за сына великого князя Андрея Боголюбского — князя Юрия Андреевича. «Дипломатия», рассказывая о царице Тамаре, не сообщает о её отношениях с Россией ни слова.

Далее «Дипломатия» пишет, что Россия всегда стремилась завоевать Грузию из-за господствующей идеологической установки, что «Москва есть Третий Рим». Журнал уверяет, что «этот Третий Рим» не имел другого реального конкурента, в сфере православия, кроме многовекового Грузинского царства, которое тоже претендовало на миссионерскую роль». В этом, по мнению «Дипломатии», и заключалось «русско-грузинское противостояние». Трудно сказать, чего больше в этих утверждениях: сознательной лжи или исторической безграмотности. Во-первых, понятие «Москва — Третий Рим» имело духовно-мистическое значение, а вовсе не означало стремление России завоевывать чужие государства. Во-вторых, сравнивать Россию и Грузию в плане «православного мессианства» невозможно, т.к. Грузинское царство в 1490 г. распалось на три: Картли, Кахети, Имерети. С тех пор, вплоть до их вхождения в состав Российской империи, единой Грузии не существовало. Кахетия захватывалась то турками, то персами. Начиная со времен царя Феодора Иоанновича, царство Картли постоянно искало покровительства у России: маленькая православная страна не могла противодействовать мощным мусульманским империям: Османской и Персидской. Москва, симпатизируя православным грузинам, не стремилась присоединять к себе Картли, т.к. это означало бы войну с Турцией и Персией. Но грузинские цари и князья не раз обращались к русскому государю с просьбой взять их земли под его «высокую руку». Катехинский царь Теймураз I дал присягу на верность царю Михаилу Фёдоровичу в титуле которого уже значилось: «Повелитель и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских царей и Кабардинския земли». В 1762 г. Картли и Кахети объединились в одно Картлийско-Кахетинское царство. Собственно говоря, именно это царство и обратилось к России с просьбой покровительства и протектората. Сделано это было под угрозой неминуемого захвата восточно-грузинского государства персами и турками.

24 июля 1783 г. в крепости Георгиевске между Россией и Картлийского-Кахетинским царством был подписан Георгиевский трактат. «Дипломатия» утверждает, что Россия нарушила этот договор и фактически оккупировала Грузию. Однако в состав Российской империи вошла не Грузия, а только её восточная часть: Картлийско-Кахетинское царство, царь которого признавал верховную власть императора всероссийского. Без его разрешения восточно-грузинские цари не имели права вступать во взаимоотношения с другими государствами. Грузинская сторона сразу же нарушила Георгиевский договор, заключив сепаратный мир с Турцией. С этого момента Георгиевский трактат утратил силу, и русские войска покинули Грузию. Таким образом, на 1787 г. Россия была свободна от обязательств по Георгиевскому договору. Восточная Грузия сама нарушила его и фактически денонсировала. В 1795 г. персидский шах с огромным войском напал на Грузию, захватил Тифлис, причём сотни грузин были убиты, города и сёла сожжены и разграблены. В 1799 г. картли-кахетинский царь Георгий XII обратился к императору Павлу I с новой просьбой о включении его государства в состав Российской империи. Вхождение Грузии в состав Российской империи произошло уже при Александре I.

Совершенно очевидно, что никакого «противостояния» между Россией и Грузией не было и быть не могло, а было спасение Россией грузинского народа от иноземной оккупации. Точно также в 1921 г., не было «захвата» Грузии Красной Армией, а был переворот грузинских большевиков, которые опирались на помощь своих соплеменников в Москве. Советскую власть в Тифлисе устанавливал грузинский большевик Г. Орджоникидзе. Но «Дипломатия» сознательно искажает исторические факты и пытается вложить в сознание читателя представление о России как о вековом оккупанте, для того чтобы с помощью сфальсифицированной истории объяснить войну августа 2008 г. не нападением режима Саакашвили на Осетию и Абхазию, а стремлением России оккупировать Грузию. Таким образом, происходит подмена понятий и оправдывается возможное противостояние Запада, в том числе и Франции, против России.

Журнал пишет о Грузии, что её независимость «никогда не признавалась Москвой», которая создала и поддерживала абхазский, осетинский и аджарский сепаратизм, для того «чтобы ослабить молодую кавказскую республику». Здесь мы сталкиваемся с новой дезинформацией. Во-первых, независимость Грузии, фактически провозглашённая раньше всех советских республик и вопреки всем действующим законам СССР, была в 1991 г. сразу признана российским руководством. Во-вторых, т.н. «сепаратизм» абхазов и осетин был вызван не действиями Москвы, а действиями Тбилиси. В начале 90-х гг. дорвавшийся до власти З. Гамсахурдиа выдвинул лозунг «Грузия для грузин» и начал сразу же на практике воплощать его в жизнь. Абхазия была лишена своего автономного статуса, что касается Южной Осетии, ей вообще было отказано в праве на существование. Естественно, что абхазы и осетины восстали против Гамсахурдия и получили от него войну на уничтожение, в ходе которой звиадисты залили обе республики кровью. Но несмотря на многократное численное превосходство, грузинские националисты войну проиграли. Результатом этого проигрыша стало возникновение фактически двух независимых государств: Абхазии и Южной Осетии. В августе 2008 г. Саакашвили вновь попытался решить вопрос Абхазии и Южной Осетии путем их насильственного присоединения. Россия в течение 18 лет отказывалась признавать независимость Абхазии и Южной Осетии, пытаясь договориться с Грузией. Однако в августе 2008 г. стало ясно, что договориться невозможно, тем более что нападению подверглись российские миротворцы, среди которых были убитые и раненые. Только тогда российское руководство приняло решение отразить агрессию, и дала отпор грузинским захватчикам. Такова историческая действительность. Но она не устраивает редакцию журнала «Дипломатия», которая объясняет возникновение «молниеносной войны» имперскими амбициями России, а также стремлением обоих государств (России и Грузии) стать лидером в православном мире, т.е. «Третьим Римом». Это, абсурдное, на первый взгляд, утверждение имеет конкретную цель: и без того взбалмошному грузинскому президенту подбрасывается идеологическое обоснование противостояния с Россией. Примечательно, что сам Саакашвили и его руководство проводят в отношении Грузинской Православной церкви враждебную политику. После того, как по указке Саакашвили парламент Грузии приравнял православную церковь со всеми остальными вероисповеданиями, патриарх Илия II открыто осудил действия грузинского президента.

Сфальсифицированная история предлагается «Дипломатией» даже для оправдания японских притязаний по поводу Курильских островов. Статья на эту тему имеет красноречивое название: «Восточный фронт: спокойствие перед бурей»? В разделе «Даты» этой статьи, посвящённом спору между Россией и Японией вокруг Курил, можно прочесть следующее: «17 марта 1891 г. Царь Александр III приказывает увеличить протяжённость Транссиба от Уфы до Владивостока. 1894-1895 гг. Русско-японская война (конечно, «случайная» описка «Дипломатии»: следует читать японо-китайская война!) за контроль над Кореей. Япония захватывает Ляодун и юг Манчжурии. Корея остаётся независимой (странная забывчивость авторов «хронологии». По настоянию России, Япония очистила и Ляодун, и Манчжурию). 1896 г. Строительство Трансманчжурской железной дороги от Иркутска до Владивостока. 1898 г. Китай заключает договор с Россией об эксплуатации Ляодунского полуострова. 1900 г. Россия устанавливает протекторат над Манчжурией после подавление боксёрского восстания. 1904 г. Транссиб почти построен. Он позволяет русской императорской армии стремительно отправлять войска в Манчжурию. (Утверждение не соответствует истине. В 1904 г. переброска войск из центральных районов империи могла производиться не быстрее чем за две недели). 8 февраля 1904 — 5 сентября 1905 гг. Русско-японская война за контроль над Кореей и Манчжурией. Портсмутский мир передал Японии Корею, регион Порт-Артура и часть острова Сахалин. Русские эвакуировали южную Манчжурию, передав её Китаю».

Здесь необходимо прерваться, для того чтобы проанализировать первую часть хронологии. Совершенно не понятно, каким образом эти даты имеют отношение к проблеме Курильских островов? Они даже не упоминаются, когда речь идёт о результатах Портсмутского мира, по которому часть Курильской гряды была передана Россией Японии. Для чего же читателю так подробно нужно знать о строящемся Транссибе, о возможности «моментальной доставки» русской войск в Манчжурию, о протекторате России в Ляодуне? Ответ очевиден: авторам «Дипломатии» необходимо изобразить Россию как агрессора, которая ещё с царских времён ведёт в Азии завоевательную политику. Тем самым оправдывается возможная настоящая агрессия Японии в отношении Курил.

Это становится очевидным, когда мы переходим к дальнейшему изучению «хронологии» вопроса. Следующая после русско-японской войны дата, посвящённая, весьма относительно, Курилам, перебрасывает читателя аж на полвека вперёд в 1969 г., про который написано, что в это время произошло охлаждение советско-китайских отношений. Следующая дата — 2001 г., касается заявления России в ООН по поводу своих прав в Охотском море. Наконец, последняя дата, 8 октября 2002 г. касается постановлению ООН, что Россия в Охотском море должна сотрудничать с Японией. Возникает недоумение: почему события конца XIX — начала ХХ вв. расписаны «Дипломатией» так подробно, а всему последующему периоду посвящены три даты никакого отношения к вопросу не имеющие? А ведь, к теме спора вокруг Курильских островов последующие события имели гораздо больше отношения, чем японо-китайская война. Назовём лишь несколько из них: 1920 г. — Япония захватывает весь Сахалин. 1925 г. — по соглашению с советским правительством Япония передаёт СССР северный Сахалин. Февраль 1945 г. — Ялтинская мирная конференция, безусловно, признаёт Южный Сахалин и Курилы советской территорией, оккупированной Японией. Август-сентябрь 1945 г. — советская армия совершила Курильскую десантную операцию и заняла Южную Курильскую гряду и ряд северных Курильских островов. 8 сентября 1951 г. — Япония подписала Сан-Францисский мирный договор, по которому она отказалась от всех прав на Курильские острова и Южный Сахалин. 1956 г. — подписана Московская декларация о готовности СССР передать Японии после заключения мирного договора островов Хабомаи и Сикотан. Япония претендует на Кунашир и Итуруп. 1 ноября 2010 г. — президент Д. А. Медведев впервые из высших государственных лиц посетил Курилы, заявив, что они «наша земля».

Почему же «Дипломатия» проигнорировала такие важные исторические события? Очевидно, потому, что последующие исторические события опровергают главный смысл статьи: Россия — агрессор, если Япония заберёт Курильские острова — она будет права.

2. Создание ложного представления о вооружённых силах России, её техническом и военном потенциале.

«Дипломатия» явно ставит своей целью с одной стороны изобразить современную Россию в качестве агрессора, а с другой выставить её слабой и технически отсталой. Это достигается как с помощью прямой дезинформации, так и искажения имеющихся фактов, касающихся вооружённых сил России и её военно-технического потенциала. Так, журнал помещает фотографию грузинских военнослужащих (это видно по натовским каскам и бронежилетам) разговаривающих по мобильных телефонам. Подпись под фотографией гласит: «Взобравшись на БМП-2 во время быстротечной русско-грузинской войны августа 2008 г., эти русские солдаты стали свидетелями реорганизации своей армии: исчезла форма, мобильные телефоны, единственный способ связи, вооружение и обмундирование, унаследованное от СССР».

Интересно, что соответствующей иллюстрации к этому тексту, редакция «Дипломатии» в Российской армии не нашла, зато обнаружила её на примере «европейской» Грузинской армии. Иногда «Дипломатия» для принижения технических достижений России использует, казалось бы, её очевидные успехи. Например, журнал помещает фотографию военно-транспортного самолёта АН-225. При этом журнал пишет: «Антонов Ан-225, самый большой самолёт в мире до аэробуса А-380». Это совершенно некорректное сравнение. Ан-225 сверхмощный транспортный самолёт, способный не только перевозить танки, САУ и тяжёлые военные и гражданские грузы до 200 т., но и служить первой ступенью для вывода на орбиту космических кораблей многоразового использования. А-380 — пассажирский лайнер, способный принимать на борт 853 пассажира. Сравнивать эти два самолёта невозможно. Ан-225 до сих пор не имеет аналогов и является абсолютным рекордсменов среди транспортных авиалайнеров. Исключено, что главный редактор «Дипломатии», советник французского министра обороны, об этом может не знать. Однако, отмечая вскользь, что Ан-225 уже не является самым большим самолётом в мире, «Дипломатия» добивается у читателя нужного ей впечатления, что Россия не является больше лидером в военном авиастроении. Эта же мысль прослеживается в заметке: «Реиндустриализация России благодаря западным технологиям». В качестве примера приводится самолёт «Сухой Superjet-100». «Этот самолёт — утверждает «Дипломатия», — проданный по русской лицензии, изготовлен по западным технологиям». Однако самолёт «Сухой Superjet-100» является совместным изделием, в котором участие России ни в коей мере не меньше, а больше, чем участие западных стран. Достаточно сказать, что «Сухой Superjet-100» был спроектирован и разработан в России. Западные фирмы работали в области шасси, двигателей и т.д. Поэтому, с полным основанием можно было бы назвать заметку: «Россия даёт работу западным конструкторским бюро». Вообще в «Дипломатии» много спекуляций на тему якобы существующей зависимости России от западных военных поставок. Утверждается, например, что покупка Россией «Мистралей» у Франции, говорит о потере высоких военных технологий. О том, что это ложная информация, говорят приводимые в этой же «Дипломатии» сведения о продаже российского вооружения в различные страны мира. 

 Ещё одним способом дезинформации являются карты, приводимые в журнале. Так, «Дипломатия» даёт заведомо неверную расстановку сил на западных границах России и союзного Белорусского государства. На карте «Западные границы России», её вооружённые силы обозначены в 1 млн. 027 тыс. человек. Но, на начало 2011 г. вооружённые силы России составили 1 млн. человек, включая ВМФ. Ясно, что эти силы задействованы на всей территории страны, и в Западном ВО не могут равняться означенной численности. Кроме того, указано количество российских военных баз на территории Украины (13 тыс. человек) и Приднестровья (1 тыс. 500 чел.) На самом деле эти силы входят в 1 млн. военнослужащих РФ. Поэтому, их надо было бы вычесть из приводимого на карте общего числа Российских вооружённых сил. Но редакция журнала этого не сделала. Вооружённые силы Белоруссии обозначены почему-то в 10 тыс. чел., хотя на самом деле они составляют 100 тыс. чел. Из западноевропейских армий указано число только Польской армии (100 тыс. чел.), армий Прибалтики и почему-то армии Швеции (13 тыс. чел.). Однако совершенно не учитываются американские военные базы на территориях Польши, Швеции, Турции, Болгарии и Румынии. В результате, приводимая «Дипломатией» карта создаёт впечатление нависшей над Европой миллионной российской группировки, которой противостоит всего 100 тыс. армия Польши и карликовые прибалтийские армии.

 Всячески принижается в журнале и российская космонавтика. Создаётся миф о якобы зависимости России в области космических технологий от Франции, которая предоставляет свой космодром для запуска российских ракет. При этом авторы подобных утверждений забывают, что российские ракеты выводят на орбиту европейские спутники, которые ни одна страна Европы самостоятельно без России запустить не может.

3. Нагнетание «российской угрозы» на Кавказе.

«Дипломатия» усиленно внедряет в сознание читателей миф о противостоянии России и кавказских народов, которые якобы ведут войну за свою независимость. Статья «Южный фронт в состоянии войны» снова представляет дело таким образом, будто речь идёт о традиционной имперской позиции России на Кавказе. В который раз внедряется ложное представление о захвате Грузии Россией в XIX в. Прилагаемая к статье карта «горячих точек» на южных рубежах России, должна служить обоснованием мысли, что существующие конфликты являются следствием «имперской» политики России. Под обоснование этого утверждения подводятся хронологические даты. Комментарии под ними не оставляют у читателя сомнений, что главным определением политики России на Кавказе может служить только одно слово: «аннексия». Так, например, указывается, что Россия аннексировала Крым. При этом совершенно не учитывается то обстоятельство, что Крым был присоединён к России после её победы в войне с Турцией 1787-1792 гг. Войну эту начала Османская империя, а не Россия. Кроме того, Крымское ханство было постоянным источником нападений на русскую территорию. В списке подобных российских «аннексий» значатся контр-террористические операции в Чечне и российско-грузинская война 2008 г., что лишний раз должно, по мысли «Дипломатии», подтверждать преемственность «захватнической» политики России.

При этом журнал ни слова не говорит о том, что сепаратисты из Дагестана, Ингушетии и Чечни существуют в значительной степени потому, что получают мощную подпитку из-за границы. После второй чеченской кампании говорить о существовании организованного широкого сопротивления России со стороны сепаратистов не приходится. Тем не менее, «Дипломатия» заявляет о существовании некоего «Кавказского эмирата», который противостоит России. Этому посвящена статья некоего Измаила Шеллала «Кавказский эмират против России. Виртуальная война или реальный конфликт»? В статье помещены карты несуществующего «Кавказского эмирата», который включает в себя помимо Чечни, Ингушетии, Дагестана и Северной Осетии, также Ставропольский и Краснодарский край. На карте они обозначены как «Ногайская степь» и «Черкессия». Статья основана в основном на материалах сайта «Кавказ-центр».

Выводы: Выпуск журнала «Дипломатия» посвящённый геополитике России является не попыткой научного исследования современного состояния обозначенного вопроса, а идеолого-пропагандистским средством для создания ложного образа нашей страны в глазах западного, в частности французского общества. Негативное восприятие целей и задач России, как в прошлом, так и в настоящем, служит целью её компрометации в будущем. Так как журнал нацелен главным образом на дипломатическую и военную аудиторию его выводы особенно опасны, так как могут способствовать созданию неправильных выводов на высоком политическом уровне Франции и, как следствие, привести их к неправильным решениям по взаимоотношениям с Россией.

В связи с этим, особую настороженность вызывает присутствие  на страницах журнала российских авторов. Но если участие в них журналиста РИА Новости П. Романова, известного своим неприятием традиционных российских ценностей, не вызывает удивления, то интервью чрезвычайного и уполномоченного посла РФ во Франции А. Орлова заставляет задуматься о достаточности информирования наших дипломатов в Париже об идеологической составляющей журнала «Дипломатия».