К вопросу о парламентских выборах в Болгарии

Аналитика
Смогут ли партии БСП и АТАКА создать правящую коалицию?

16 мая ЦИК Болгарии обнародовал официальные итоги состоявшихся 12 мая парламентских выборов. Набольшее число голосов избирателей получила, как и прогнозировалось аналитиками, правящая партия ГЕРБ (Граждане за европейское развитие Болгарии) – 30.5 %, что дает партии Бойко Борисова 97 мест в парламенте. Второе место в избирательной гонке получила партия социалистов (БСП) – 26.6 %, что соответствует 84 представителям в парламенте. Это несколько больше, чем обещали предвыборные прогнозы, болгарский филиал агентства Gallup, к примеру, за неделю до выборов  давал социалистам не более 22 %. Третье и четвертое места, также вполне в соответствии с предвыборными прогнозами, заняли «турецкое» Движение за права и свободы (ДПС) – 11.3 % и право-радикальная партия АТАКА – 7.3 %. Две эти партии традиционно оппонируют друг другу, ДПС пугает своих избирателей «поднимающим голову болгарским национализмом», АТАКА же – пантюркизмом и исламским фундаментализмом. Примечательно, что обе «этнические» партии показали худшие результаты, чем на прошлых выборах, причем и та, и другая потеряли равное число голосов – 2.5 %.

Самою существенную потерю переживает партия ГЕРБ, которой на прошлых выборах удалось взять 41 % голосов. С учетом того, что «турецкая» партия, как правило, солидаризируется с болгарским партиями либерального толка, ГЕРБ получал абсолютное большинство голосов в Народном собрании и, соответственно, монополию на формирование правительства (министр культуры в прошлом кабинете был членом ДПС, остальные главы министерств – представителями ГЕРБа). На этот раз, даже с учетом «турецких» попутчиков, ГЕРБ все равно получает только сорок с небольшим процентов. То есть следующее болгарское правительство неизбежно будет коалиционным.

И это, по большому счету, единственное, что сейчас можно с уверенностью сказать о новом болгарском правительстве. Естественно, мы не можем исключать вариант «широкой» коалиции, в которую вошли бы представители всех прошедших в парламент партий. Однако, такое правительство вряд ли окажется дееспособным, в силу принципиального несоответствия политических платформ и практических интересов ГЕРБа и БСП, не говоря уже о ДПС и АТАКЕ. Правительство, в которое войдут как социалисты, так и представители ГЕРБа, неизбежно уподобится крыловской «Тройке» в составе лебедя, рака и щуки, не способных друг с другом договориться. Поэтому, более реалистичным нам представляются два другие варианта – «либеральный», сформированный вокруг ГЕРБа, и «патриотический» на основе БСП. В обоих случаях, по большому счету, борьба пойдет за депутатов от партии АТАКА Волена Сидерова. Здесь есть смысл вспомнить основные этапы политической биографии этого достаточно неординарного деятеля.

Основатель и бессменный председатель АТАКИ – известный в Болгарии журналист, собственно, партия и название свое получила в честь телевизионного ток-шоу, которое Сидеров вел на канале Скат-ТВ. Политическая карьера Сидерова достаточно противоречива – начинал он как демократ и антикоммунист, активный член либеральной партии Союз демократических сил (СДС), редактор партийной газеты «Демократия». Однако к 1993 г. Сидеров разочаровался в болгарских либералах и из партии вышел. Девяностые годы для Сидерова прошли в безуспешных поисках места в какой-либо из активно действующих политических партий, он работал на БСП (хотя членом соцпартии никогда не был), затем участвовал в проекте по созданию партии бывшего болгарского монарха, Симеона Сакс-Кобург-Готского (НДСВ), но и с ним у Сидерова отношения не сложились. Наконец, в начале 2005 г., Волен Сидеров создает собственную, открыто националистическую партию. Сразу после выборов июня 2005 г. АТАКА уходит в оппозицию к коалиционному правительству социалистов, партии бывшего царя Симеона и «турецкой» партии ДПС, этому продиктованному исключительно желанием власти союзу, который Сидеров вполне заслуженно назвал «противоестественной коалицией».                    

Вся дальнейшая история АТАКИ являет собой не слишком состоятельные попытки Сидерова создать на болгарской почве националистическую партию европейского образца, что-то типа Национального фронта Франции и Австрийской партии свободы (с ними АТАКА заключила договора о сотрудничестве). В реальности это обернулось перманентным противостоянием партии Сидерова не столько даже с болгарскими либералами, сколько с социалистами, политическая программа которых содержит многие положения вполне националистического толка, интерпретируемые, однако, сквозь призму «интернационализма» и «мультикультурализма». Самой большой неудачей для Волена Сидерова стало то, что БСП удалось практически монополизировать тему болгаро-российской дружбы и сотрудничества, в значительной степени благодаря личным связям лидера социалистов Сергея Станишева, родившегося и получившего образование в Советском Союзе. Сложилась парадоксальная ситуация, при которой лидер АТАКИ, партии, заявляющей о своей приверженности традиционным ценностям, православной вере, славянскому братству не имел выхода на патриотические силы в России, поскольку все их контакты с Болгарией были канализированы на Станишева. Все попытки Сидерова найти поддержку в России оказывались безрезультатны, поскольку АТАКА была в оппозиции к коалиционному правительству во главе со Станишевым. Только после сокрушительного поражения БСП на выборах 2009 г. абсурдная ситуация, при которой на традиционалистском поле играют политики левого толка, начала исправляться. БСП оказалось в оппозиционном лагере, а объектом совместной критики социалистов и АТАКИ стал прозападный кабинет Бойко Борисова.

На протяжении четырех лет правления Борисова, АТАКА последовательно выступала в поддержку российского экономического присутствия на Балканах, против сворачивания строительства АЭС «Белене» и закрытия работавшей на российском сырье АЭС «Козлодуй», против саботирования болгарским руководством газопровода «Южный поток» и нефтепровода Бургас-Александруполис. Менялась и политическая риторика Волена Сидерова. От рассуждений о всемирном еврейском заговоре, характерных для его выступлений середины двухтысячных гг., Сидеров переключился на защиту традиционных ценностей и утверждение православной духовности. Переломным и для имиджа Сидерова, и, вполне вероятно, для его политической самоидентификации, стал визит в Болгарию Патриарха московского и всея Руси Кирилла в апреле 2012 г. Представители АТАКИ по собственной инициативе сопровождали Патриарха Кирилла по Болгарии, присутствовали на службах, которые он совершал в болгарских храмах. В ходе визита Патриарха в Народное собрание Болгарии из всех лидеров политических партий в парламенте присутствовал только Сидеров, не посчитавший зазорным для себя под объективами телекамер подойти под благословение российского первосвященника. В ходе последовавшего кулуарного общения лидер АТАКИ подарил Патриарху Кириллу икону, специально к этому случаю писаную в мастерских Рильского монастыря. В целом, Сидеров и его товарищи по партии произвели вполне благоприятное впечатление на делегацию РПЦ, что способствовало и легитимизации Сидерова в глазах болгарских русофилов, и изменению восприятия этого политика в России.

Девиз и основной лозунг, под которым АТАКА участвовала в нынешней избирательной компании, формулируется всего двумя словами – «Православная солидарность». Девиз более чем удачный, в силу своей многоуровневости: здесь есть и ассоциация с польской «Солидарностью», хорошо работающая в антисистемном, протестном контексте; есть призыв к сближению с православной Россией и другими православными народами – Сербией, Грецией; есть легко считываемый образ врага, то есть болгарских мусульман (этнических турок и потурченцев); есть и противопоставление православной ойкумены меркантильному миру Запада, для которого единственно возможная солидарность – солидарность капиталов. Отметим, что правильно выбранным лозунгом де-маргинализация Сидерова и его партии не ограничивается, уход с территории теории заговора, из «зоны сумерек», на территорию традиционных консервативных ценностей прослеживался во всей предвыборной агитации АТАКИ. При этом, как показали результаты выборов, демаргинализация Сидерова, на данном этапе, способствовала не увеличению популярности, а наоборот – потере 2.5 % избирателей, вероятно наиболее «фашизоидной» части его электората. В перспективе, однако, совершенный Сидеровым выход из политического «сумрака» представляется вполне оправданным и может стать залогом укрепления позиций АТАКИ в общественной жизни Болгарии. Если, конечно, Сидоров сможет проявить гибкость и конструктивность, необходимые для большого политика.

Отметим, что пока Волен Сидеров эти качества не проявил, а наоборот, демонстрирует явное нежелание вступать в коалицию с кем-либо.  В интервью болгарскому телевидению он заявил вполне однозначно – «АТАКА никогда не участвовала, и не будет участвовать ни в каких коалициях». Объясняется столь радикальная позиция тем, что простор для политического маневра у Сидерова достаточно невелик – вступить в коалицию с «турецкой» партией он не может органически (отметим, как и ДПС не может себе позволить коалицию с АТАКОЙ), что делает проблематичным и сотрудничество с ГЕРБом, представители которого уже завяли, что рассматривают союз с ДПС как обязательный и неизбежный. С социалистами, как указывалось выше, у АТАКИ отношения сложные, однако в последние четыре года болгарские правые и болгарские левые противостояли одному и тому же политическому противнику, в лице кабинета Бойко Борисова, так что определенный опыт межпартийного диалога у них есть.

Вообще, из всех четырех прошедших в Народное собрание партий самый большой опыт участия в различных коалициях имеют именно социалисты, в частности, БСП уже побывала в коалиции с «турками». Отметим также, что БСП наименее вождистская партия из четырех названных. ГЕРБ и АТАКА являются партиями выражено вождистского типа, созданными под вполне конкретного харизматического лидера. В значительной степени это относится и к ДПС, хотя официальным лидером партии в этом году был избран Лютви Местан, в реальности первым лицом в «турецкой» партии был и остается Ахмед Доган. Что касается социалистов, то в партии как минимум две равновеликих величины – бывший премьер-министр Сергей Станишев и бывший президент Георгий Пырванов. Вообще, платформа БСП и ее политическая позиция в очень серьезной степени  зависят не от личных симпатий и антипатий председателя партии Станишева, но от решений съезда партии и ее политсовета. Большой опыт коалиций и меньшее влияние личности «вождя» на политическую стратегию партии делают БСП более жизнеспособной, более устойчивой основой возможной коалиции, чем ГЕРБ.  

Таким образом, принципиальный вопрос ближайшего политического будущего Болгарии – смогут ли договориться БСП и АТАКА? Именно союз этих партий может стать ядром более или менее прочной правящей коалиции. Если же этого не произойдет, Болгарии предстоят или новые выборы, или безвластие и смута…