Яна Амелина: Крымский прецедент для Южной Осетии и всего постсоветского пространства

Мы в СМИ
Итоговые данные крымского референдума не оставляют ни малейшей возможности для неверных толкований: за воссоединение с Россией проголосовали 97% крымчан. У Киева не осталось никаких аргументов, чтобы противостоять восстановлению исторической справедливости.

При явке в 83% такие итоги означают, что в референдуме участвовали (несмотря на призыв меджлиса к бойкоту) и, как и подавляющее большинство крымчан других национальностей, отдали свои голоса за Россию, больше половины крымских татар. Влияние меджлиса, которому за последнюю неделю было сделано невероятное количество предложений, от которых, казалось бы, невозможно отказаться (но руководство неформального органа националистически настроенной части крымских татар все-таки совершило эту стратегическую ошибку), оказалось далеко не так велико, как уверяли Мустафа Джемилев, Рефат Чубаров и их временные киевские и западные попутчики. Результаты референдума математически точно подтвердили эту истину, давно известную экспертам и самим крымчанам.

Что ж, незначительному меньшинству, согласно базовым демократическим принципам, придется подчиниться мнению большинства. Недоговороспособность и непонимание основных принципов современной политики лишает его политического будущего. Российское и крымское руководство будут вести дела с новым поколением крымско-татарской молодежи, прагматично оценивающей настоящее и будущее своего народа и видящей его в составе российского государства. Разумеется, ни о каких репрессиях и тем паче депортациях, которыми без зазрения совести запугивали старшее поколение крымских татар их либеральные "союзники" из Киева и, к сожалению, Москвы, не говоря уже о Западе, не только речи, но и мысли нет и быть не может. Однако любым дальнейшим попыткам использования крымских татар в качестве орудия против русского большинства полуострова, тем более, вовлечения их в "джихад" под исламистскими лозунгами, будет положен конец.

Непризнание итогов крымского референдума со стороны Запада, Украины и Грузии демонстрирует лишь непонимание этими государствами как своего места в мире, так и того, что этот самый мир необратимо изменился и никогда более не будет прежним. В ближайшие месяцы Крым станет частью Российской Федерации, а президент России Владимир Путин уже вошел в историю как новый собиратель русских земель.

Очевидно, что ограничиться одним Крымом Россия никак не может. Во-первых, в составе "несостоявшегося государства" Украины остается многомиллионный, преимущественно русскоязычный и ориентированный на Россию Юго-Восток, который ожидают широкомасштабные репрессии со стороны самозваной "власти" яценюков и ярошей. Москва не оставит братьев на произвол судьбы. Во-вторых, необходимо решить судьбу Приднестровья, зажатого между Украиной и Молдавией, а это возможно только после воссоединения России и Новороссии.

Наконец, переформатирование ожидает всё постсоветское пространство, прежде всего, на закавказском направлении. Грузинским союзникам Украины следует крепко задуматься над дальнейшим существованием своего государства, вернее, того, что от него осталось. Учитывая большой интерес соседей, в частности, Ирана и Турции, к созданию новых и расширению уже существующих транспортных коридоров, "грузинский вопрос" вновь приобретает особую актуальность.

"Крымский прецедент" крайне важен как для России, так и для Южной Осетии и Абхазии. Если РЮО изначально боролась за воссоединение осетинского народа в составе российского государства, то Абхазия, несмотря на открывающиеся в настоящее время возможности, пока больше склоняется к укреплению собственной независимости. Однако помимо суверенитета и вхождения в состав РФ на правах субъекта Федерации или его части, существует ряд иных возможностей укрепления межгосударственных отношений (конфедеративные или ассоциированные отношения и т.д.).

Скорое возвращение Крыма в состав РФ придало теме воссоединения Осетии мощный толчок. Большая часть населения и общественно-политических сил РЮО поддерживают, хотя и с определенными оговорками, касающимися статуса республики, идею вхождения Южной Осетии в состав РФ. По мнению многих юго-осетинских политиков и политологов, после присоединения Крыма на этом направлении следует ожидать быстрых и значительных подвижек.

Вопрос, фактически, только в форме. Представляется, что наиболее верным станет проведение в РЮО референдума о присоединении к РФ, среди вопросов которого будет предусмотрен ответ: "в качестве самостоятельного субъекта Федерации". Простое присоединение РЮО к РСО-А, с одной стороны, будет выглядеть неоправданным актом аннексии независимого государства, с другой, технологически неверно, так как ментально-психологические различия между северными и южными осетинами, специфика социального и хозяйственного состояния, а также территориальная удаленность Севера и Юга не позволят эффективно управлять новосозданным субъектом РФ. Подобное "принижение" роли Южной Осетии способно породить разочарование и сепаратистские настроения в масштабах Осетии в целом.

Наличие в России двух субъектов с осетинским компонентом - РЮО и РСО-А - в достаточной мере удовлетворит амбиции местных элит, в то же время реализовав вековую мечту осетинского народа об объединении в составе РФ. По всей видимости, решение о присоединении РЮО будет принято в максимально короткие сроки после определения судьбы Крыма. В любом случае, данная тема наверняка будет широко использоваться в ходе предстоящих в мае 2014 г. выборов в парламент РЮО.

Пока же очевидно следующее. Вопрос дальнейшего развития Южной Осетии и Абхазии находится в частичной зависимости от "крымского прецедента" и, являясь фактором возможной дестабилизации ситуации в регионе, прямо затрагивает национальные интересы России. Возвращение Крыма в состав РФ существенно укрепит позиции России в мире, выведет евразийскую интеграционную политику на новый уровень, значительно повысит престиж Евразийского экономического союза и РФ в целом. Это в очередной раз ставит вопрос о необходимости идеологического и мировоззренческого наполнения ЕЭС, в настоящее время имеющего лишь внешнюю, макроэкономическую оболочку, а также о максимальном усилении темпов евразийской интеграции на постсоветском пространстве. Россия обязана восстановить былую геополитическую мощь, и только восстановлением дело не ограничится.

Яна Амелина - ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований


Опубликовано по: http://www.regnum.ru/news/polit/1779297.html#ixzz2wOsQfWtN