О санкциях Украины в отношении России

Аналитика
Только самоубийца в таком положении может грозить кому-то санкциями

8 августа правительство Украины одобрило законопроект о санкциях в отношении России, который планируется рассмотреть в Верховной Раде 13 августа. 

Присоединяясь  к объявленным ранее санкциям США и Евросоюза,  руководство Украины, очевидно, надеется  еще раз подтвердить  свое реноме «храброго и верного союзника Запада», готового следовать общей линии  в отношении России, несмотря даже на очевидные экономические потери.

Детальной информации о содержании законопроекта,  включающего в себя 26 видов санкций, пока не обнародовано, но на брифинге 6 августа  уполномоченный правительства Украины по вопросам европейской интеграции Валерий Пятницкий сделал успокоительное заявление, которое, очевидно, предназначено для  российской стороны. По его словам,  несмотря на готовящиеся санкции, Украина не планирует «выходить из торговых соглашений с Россией» и  не будет применять симметричные ограничения в отношении поставок российских продуктов. «Каких-то радикальных действий, направленных на то, чтобы фактически вводить эмбарго, на сегодняшний день не планируется», - сказал он.

Однако после одобрения законопроекта правительством премьер-министр А.Яценюк  объявил, что в перечень санкций входит запрет на транзит российских энергоресурсов через территорию Украины, - самую страшную, с точки зрения киевских властей, угрозу для России. 

Наивная игра в «доброго» и «злого» следователей, попытка показать России  «пряник» и одновременно  запугать ее  «кнутом»  еще раз свидетельствуют о том, что в Киеве все же  осознают   опасность своих действий и масштабы угрозы ответных российских санкций для экономики Украины. Кроме того, эти заявления демонстрируют низкий профессионализм тех, кто готовил для правительства предложения по содержанию санкций, непонимание ими очевидных последствий. 

Смешно даже предполагать, что  при выработке ответных санкций Россия поддастся на шантаж Киева, угрожающего  запретить транзит российских энергоресурсов. Конечно, реализация этой угрозы нанесла бы краткосрочный  ущерб России, которой понадобится некоторое время для того, чтобы задействовать другие маршруты транзита и другие способы транспортировки. Однако   моральный и финансовый урон  для самой  Украины будет неизмеримо большим, особенно с учетом предстоящего отопительного сезона в Европе и восприятия европейской общественностью действий Киева.  Как ни парадоксально, Россия в конечном счете получит огромный выигрыш: европейское общественное мнение и деловые круги получат полное представление об авантюризме и неадекватности поведения Киева в международных делах, и строительство альтернативного украинскому транзиту газопровода «Южный поток»  будет ускорено.

Ответ России, без всякого сомнения,  будет жестким и всеобъемлющим. Очевидно,  в Киеве как всегда надеются на  Запад, ожидая, что он  компенсирует потери от   сворачивания Россией импорта из Украины. В частности, премьер-министр А.Яценюк   заявил 8 августа, что, принимая решение о санкциях, Украина «особенно сильно нуждается в европейских рынках и помощи от западных стран».

Думается, однако, что киевское руководство  переоценивает щедрость Запада и его готовность пожертвовать своим благополучием во имя незалежной  Украины. В частности,  если Россия введет полный запрет  на импорт украинской  продукции сельскохозяйственного назначения, перенаправить ее в Европу не удастся по той причине, что сами европейцы пострадали от аналогичного российского эмбарго.  Европейский рынок продовольствия перенасыщен,  Евросоюз  лихорадочно ищет способы спасения своих фермеров,  и ему явно не до проблем украинского аграрно-промышленного комплекса.

Определенная историческая справедливость заключается  в том, что от эмбарго России на ввоз сельскохозяйственной продукции пострадает не промышленный Юго-Восток, а  аграрные  западные области Украины, которые являются родиной  самого ярого национализма и в наибольшей степени заражены антироссийскими настроениями.       

Уже сейчас экономика Украины страдает от постепенной утраты российского рынка, на который приходится 24% всего украинского экспорта. Причем по многим видам машиностроительной, металлургической и сельскохозяйственной   продукции РФ является для Украины крупнейшим рынком сбыта.  В частности, в 2013 году  на Россию пришлось 87,1% украинского экспорта оцинкованной стали, 69,7% фасонного проката,  37,1% арматуры, более 50% продукции транспортного и энергетического машиностроения. В январе-мае с.г.   украинские товарные поставки в  нашу  страну  сократились  на 22% , а экспорт сельскохозяйственной продукции - даже на 30%.

На Украине растет скрытая безработица:  работодатели в массовом порядке прибегают к сокращению рабочей недели, неоплачиваемым отпускам  и задержкам  зарплаты. Началась волна закрытия предприятий, в частности, в химической промышленности. Например, экспорт  минеральных удобрений был рентабельным в условиях  дотационной, низкой цены  на газ, которая  составляет  более половины  себестоимости этой продукции.  После повышения по требованию ЕС внутренних цен на газ ситуация резко изменилась - остановлены четыре крупнейших химических предприятия, -  ЧАО «Северодонецкое объединение Азот», «Стирол», черкасский «Азот» и Ривнеазот, - на  которых производилось  2/3 всех азотных удобрений страны. По экспертным оценкам, при цене на газ  свыше 480 долларов за тысячу кубометров производить минеральные удобрения на Украине просто бессмысленно.

Все эти факторы вызвали глубокий спад в  базовых для Украины  отраслях промышленности  -  черной металлургии, химической индустрии  и  машиностроении, где производство  в первом полугодии упало  соответственно на  9,3%, 15,3% и 17,3%.  Спад производства повлиял и на финансовые результаты  деятельности предприятий. Их убытки  в первом квартале с.г. составили 184,5 млрд. гривен, что в  5,5 раза больше, чем за аналогичный период прошлого  года. Более 50% украинских предприятий по итогам шести месяцев 2014 г. показали отрицательную рентабельность.   Убытки банков за два квартала с.г. превысили  900 млн. долларов. Они испытывают дефицит ликвидности в размере 6–8 млрд.  долларов, хотя  при этом  вывели за рубеж  20 млрд.  долларов. 

Убытки предприятий привели  к снижению налоговых поступлений и существенному сокращению доходов госбюджета (план по формированию доходной части недовыполнен за январь-июль с.г. на 7%).  Руководство страны  было вынуждено ввести  военный налог с заработной платы, что  еще предстоит ощутить  населению. Курс гривны за шесть месяцев  2014 года  упал  на 47%. Получаемые от Запада кредиты расходуются не на стимулирование экономики, а на финансирование карательной операции  на Востоке Украины.

Быстро  растут цены, в первую очередь на товары широкого потребления. При официальном уровне  инфляции  в  январе-июне 2014 года 11,6% (в годовом выражении  23%)  «потребительская корзина», включая продукты питания и услуги ЖКХ,   подорожала практически  в два раза.

По итогам 2014 г.  ожидается падение  ВВП  Украины на 5-7%. Для покрытия дефицитов бюджета и платежного баланса, обслуживания внешнего долга  в 2014 году Украине необходимо не менее 30 млрд.  долларов,  при том  что вся обещанная западная помощь составит 18,5 млрд. долларов.  В ближайшие месяцы реальна угроза обвальной девальвация гривны,   гиперинфляции и резкого  падения уровня жизни населения. Кроме того, выплаты по кредитам,  которые сейчас берет Украина, впоследствии  тяжелым грузом лягут на экономику страны.

Снижение поставок в Россию не может быть  компенсировано  переориентацией экспорта на Европу. Соглашение  о зоне свободной торговли  с Евросоюзом, на которое в Киеве возлагают большие надежды,   предусматривает  жесткое квотирование  беспошлинного ввоза украинских товаров, как правило,  в рамках 10-20% от всего объема  производства или экспорта данного вида продукции. В частности, из 300 тыс. т. сахара, которые Украина способна экспортировать, в рамках квоты  ей  позволено поставлять лишь 20 тыс. т.  Европейские партнеры готовы освободить от пошлин лишь 400 тыс. тонн  кукурузы, что составляет менее 10% от объема украинского экспорта в ЕС этого вида зерновых за 2012 год (более 6 млн. тонн).  Крупнейшим рынком сбыта для украинской курятины является Россия и другие  страны Таможенного союза, на которые суммарно приходится 70% всех экспортных поставок при внутреннем производстве порядка  1,2–1,4 млн. т.  По соглашению  с ЕС,  беспошлинная  квота на ввоз птицы определена в размере  40 тыс. тонн, т.е.  всего лишь около 3% производимой продукции, а высокие ввозные пошлины (около €400 за тонну) автоматически делают поставки украинской курятины вне квот неконкурентоспособными. Соглашение с ЕС предполагает отмену к 2024 году  ввозных пошлины для большей части  украинского промышленного и сельскохозяйственного экспорта, однако многие украинские предприятия просто не смогут дожить до этого «светлого будущего».

Полтора века тому назад русский император Николай Павлович в беседе с британским дипломатом охарактеризовал Турцию как «больного человека Европы». Сегодня это крылатое выражение  как нельзя лучше  подходит к Украине: она тяжело  больна, причем не только физически, но и психически. Только самоубийца в таком  положении может грозить кому-то санкциями, но пока  в Киеве царит националистическая эйфория,  трудно ожидать от украинских властей взвешенной, рациональной  политики в отношении России.  Сегодня на берегах Днепра  опьянены светлыми перспективами вхождения в западную цивилизацию, но не за горами горькое похмелье и еще более печальное  отрезвление.