Яна Амелина: Кавказ для Европы - в лучшем случае экзотическая загадка

Мы в СМИ
В интервью начальника сектора  сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований  Яны Амелиной азербайджанскому изданию "Hefte içi" рассматриваются отношения Кавказа и Евросоюза.

- Что вы думаете по поводу урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта?

- Полагаю, что в обозримом будущем оно невозможно, так как стороны занимают прямо противоположные позиции и не намерены поступаться принципами. Тем самым они демонстрируют здравый подход. Для Армении потеря Карабаха означает крах национальной государственности. Таким же крахом станет для Азербайджана поражение в войне, если она, не дай Бог, будет развязана. Ожидать каких бы то ни было «подвижек», не говоря уже о «прорывах», чего обычно ждут от переговоров, в данном случае не приходится.


- Как вы считаете, В Нагорном Карабахе риск войны есть или нет?

- К несчастью, есть, и безответственные заявления некоторых политиков, бряцающих оружием по поводу и без повода, его только увеличивают.

- 25 июня в Казани прошла еще одна трехсторонняя встреча президентов Азербайджана, Армении и России. Но это встреча не дал результаты. Что дальше?

- Она и не могла дать результатов. Удивляюсь, что кто-то рассчитывал на какие-то немыслимые продвижения в этом вопросе. Слишком сложен конфликт и, как я уже говорила, слишком принципиальны позиции сторон. Дальше – все то же: бесконечные раунды ни к чему не ведущих переговоров. От места их проведения результат, увы, не изменится.

- Насколько опасен нагорно-карабахский конфликт для России?

- Карабахский конфликт находится на перефирии российского общественного внимания. Это одна из причин (хотя, конечно, далеко не главная), по которой РФ не признала НКР. Однако в целом Россия заинтересована в сохранении на Кавказе стабильности, пусть даже в форме никого не устраивающего статус-кво вокруг карабахской проблемы. Худой мир лучше доброй ссоры, и «пятидневная война», к которой Россия оказалась абсолютно не готова, лишний раз это показала.

- Как вы думаете, Медведев еще раз будет попытается решить эту проблему?

- Пожалуй, сейчас президенту Медведеву немного не до того, хотя Россия, безусловно, продолжит выполнять свои обязанности модератора переговорного процесса.

- Почему Европа так мало интересуется этим конфликтам?

- А Европа вообще мало чем интересуется. Кавказ для нее, исходя из опыта общения со многими европейцами – в лучшем случае экзотическая загадка. В конце концов, у Европы своих проблем полно, причем в самом ее сердце, а не на отдаленных окраинах бывшего СССР.

- Министр обороны Сейран Оганян в Ереване сказал, что ОДКБ должен воевать с Азербайджаном вместе с Армении. Это возможно?

- В нынешних условиях, полагаю, цели ОДКБ сводятся к недопущению перехода карабахского конфликта в стадию боевых действий.

- Армения перемещает в Нагорном Карабахе новые семьи, как этот факт может отразиться на переговорном процессе?

- Этот факт, как и многие другие факты, никак не отразится на переговорном процессе, поскольку не является определяющим ни для одной из сторон.

- Как Вы считаете, может ли сегодня идти речь о противоречия между Россией и США, а также Россией и Ираном на Кавказе?

- Что касается российско-американских противоречий, то они очевидны. Наиболее ярким примером здесь является ситуация вокруг Грузии и молодых независимых республик. США словом и делом (точнее, деньгами) поддерживают «территориальную целостность Грузии». Их влияние в этой стране – доминирующее. Россия, как известно, признала независимость Южной Осетии и Абхазии, и День признания отмечается в этих республиках как государственный праздник. Противоборство РФ и США идет и по поводу влияния в Азербайджане и Армении. В самом первом приближении, в Баку сильнее позиции Вашингтона, а в Ереване – Москвы. Но Вы прекрасно понимаете, что это очень упрощенный подход. Если же говорить о российско-иранских отношениях, то надо признать, что Иран – сложный и малопредсказуемый партнер. История помнит российско-иранские войны, предметом которых было как раз влияние на Кавказе, однако времена изменились, и сейчас Тегеран серьезно уступает конкурентам в борьбе за регион. Кроме того, к активности не располагает и международное положение. При этом мы наблюдаем интересные попытки Ирана усилить (а вернее, распространить) свое влияние в таких «внутренних» регионах России, как, например, Татарстан. Работу иранского консульства в этом субъекте РФ можно оценить на 5+.

- Может ли Южный Кавказ через 10-15 лет интегрироваться в ЕС?

- Конечно, нет – вопрос об этом близок жанру антинаучной фантастики. С другой стороны, а зачем Южному Кавказу – уникальной общности – присоединяться к Евросоюзу, основными идеями которого являются размывание этнорелигиозного своеобразия входящих в него государств и проживающих в них народов, а также агрессивное навязывание всякого рода извращений? На мой взгляд, Кавказу и самому есть что показать миру.

 Источник: Научное Общество Кавказоведов