Диалог России и США по стратегической стабильности дестабилизирует Конгресс США

Мы в СМИ
Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков находится сейчас в Вашингтоне, где ведет переговоры с США по возврату российской дипломатической собственности, которая была в конце 2016 года арестована американской стороной по надуманным основаниям.

У России и США есть взаимные претензии по стратегической безопасности

При этом, Рябков уделил свое внимание не только этому вопросу, но и проблеме стратегической безопасности, которая в последние годы стала на повестку дня в отношениях России и США.

Напомним, что проблеме значительного сокращения ядерного потенциала серьезное внимание в своей предвыборной программе уделил действующий президент США Дональд Трампа и даже сделал соответствующее, пусть и не официальное предложение российской стороне.

Москва на это предложение логично ответила отказом по той причине, что российский ядерный потенциал и сегодня находится на низком уровне, из-за чего все последующие переговоры между Россией и США должны включать также ядерное разоружение Франции и Великобритании.

Кроме того, много вопросов вызывает судьба, а также соблюдение Договора о ракетах средней и меньшей дальности, поскольку стороны обвиняют друг друга в его нарушении.

США постоянно критикуют новые ракетные программы России, а наша страна регулярно обращает свое внимание на наличие в Румынии установок MK-41, способных выпускать крылатые ракеты типа «Томагавк» и поэтому являющиеся прямым нарушением условий договора РСМД.

По системе договоров по стратегической безопасности существует много вопросов

Заместитель руководителя Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» отметил, что предметом проблемы стратегической безопасности в отношениях России и США выступает система договоров, которые были подписаны между Москвой и Вашингтоном, начиная с семидесятых годов.

Это два договора по ограничению стратегических наступательных вооружений России и США и три по их сокращению. На сегодня здесь действует договор СНВ-III, подписанный президентом США Бараком Обамой и президентом России Дмитрием Медведевым в апреле 2010 года.

Кроме того, это договор по ПРО, из которого американцы вышли в 2001 году, начав разработку своей глобальной стратегической ПРО и дискуссия по поводу будущего этого проекта.

Также здесь присутствуют многосторонние договоры, членами которого являются практически все страны мирового сообщества – это договоры об ограничении и запрещении ядерных испытаний, договор о нераспространении ядерного оружия. Примечательно, что в 2017 году в ООН появился договор о запрещении ядерного оружия, но Россия и США его, естественно, не подписали.

«По этой системе договоров между Россией и США существуют принципиальные противоречия – достаточно здесь назвать тот же договор по ПРО. Кроме того, можно вспомнить неприятие Россией увязки решения проблемы противоракетной обороны с сокращением стратегических ядерных наступательных вооружений. Все это существенные проблемы, в рамках которых России и США будет чрезвычайно трудно прийти к какому-либо знаменателю», - резюмирует Ермаков.

Стороны не знают, куда им двигаться по этому вопросу

Также, как замечает Сергей Михайлович, есть большой вопрос, куда здесь вообще двигаться дальше, особенно после того, как в 2010 году было подписано соглашение СНВ-III.

«Наших американских партнеров, например, постоянно беспокоит вопрос о тактическом ядерном оружии, в рамках которого у России существует свое особое мнение», - заключает Ермаков.

Все это, как считает эксперт, говорит о том, что для того, чтобы  Россия и США смогли договориться по этому вопросу, они должна создать постоянные консультативные группы, в рамках которых можно было бы обсуждать актуальные проблемы и предъявлять друг другу претензии.

«На сегодня решению этого вопроса мешает антироссийская риторика, которая набрала в США сильный ход при предыдущей политической администрации. В связи с этим, мы возлагаем очень большие надежды на администрацию президента Трампа, хотя и не надо здесь забывать про то, что она связана большими обязательствами с истеблишментом США», - констатирует Ермаков.

Поэтому, пока совершенно не ясно, как будет продвигаться этот очень важный вопрос, поскольку в рамках Республиканской и Демократической партий есть группы, которые не заинтересованы в налаживании диалога с Россией и все делают для того, чтобы свести его к минимуму.

Мяч по этому вопросу находится на стороне США

«Так что, в этом вопросе все упирается в настроения внутри США, как, кстати говоря, и в проблеме дипломатической собственности России, которую все так и не могут решить, несмотря на то, что это действие Вашингтона противоречит международному праву», - резюмирует Ермаков.

В обоих случаях Трампа хотят сейчас в США поставить перед сложным выбором, когда любое его решение будет затем подвергнуто жесточайшей критике практически со всех сторон.

«От этого очень многое зависит – пойдет ли Трамп на разморозку отношений с Россией, как по этому вопросу, так и по всем другим. Мяч сейчас на стороне американцев, и нам остается только ждать официальной реакции со стороны администрации США», - заключает Ермаков.

В любом случае, ясно одно, что без нормального диалога между Россией и США ситуация по этому вопросу будет ухудшаться, что может повлиять и на уровень безопасности во всем остальном мире.

Дмитрий Сикорский

США нацбезопасность НАТО