Дети из пробирки: какой вред наносит ЭКО будущему поколению?

Мы в СМИ
Акушер-гинеколог Любовь Ерофеева и социолог Игорь Белобородов в эфире Лайфа поспорили о пользе экстракорпорального оплодотворения.

Р. КАРИМОВ: В нашем обществе вновь заговорили о вреде экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). Регионы не справляются с бесплатным ЭКО: из примерно 40 тысяч операций, которые были запланированы на этот год в госклиниках, к сентябрю было сделано почти половина — около 25 тысяч. Такие данные предоставил Минздраву Федеральный фонд обязательного медицинского страхования. На все эти операции в фонде ОМС было заложено около 6 млрд рублей, половина не освоена. Специалисты не совсем поняли, в каких регионах это пользуется популярностью.

В социальных сетях продолжаются споры на тему необходимости ЭКО при выделении денег от государства, что косвенно провоцирует людей на это. С нами Любовь Ерофеева, директор Ассоциации народонаселения и развития, врач акушер-гинеколог. Любовь Владимировна, здравствуйте!

Л. ЕРОФЕЕВА: Добрый день!

Р.К.: Игорь Белобородов, социолог, кандидат социологических наук, начальник сектора демографии Российского института стратегических исследований. Здравствуйте!

И. БЕЛОБОРОДОВ: Здравствуйте!

Р.К.: Любовь Ерофеева, первый вопрос вам. Огласите вашу позицию, пожалуйста. Насколько ЭКО необходимо стране, не жалко ли денег?

Л.Е.: На такое благое дело денег, конечно, не жалко, но это уже не первый год. За последние пять лет регулярно выделяемые средства не успевают расходоваться, либо слишком жёсткие требования учреждения здравоохранения выставляют для супружеских пар. Надо понимать, что вспомогательные репродуктивные технологии — это не панацея, но для пар с диагнозом "бесплодие" каждая попытка — это 25—30% успеха.

Р.К.: В любом случае развивать эту систему необходимо?

Л.Е.: Необходимо. Это очень хорошо, что государство взяло на себя эти траты. Это очень дорогостоящая процедура, практически во всех европейских странах она, конечно, покрывается страховыми компаниями, но там, где это добровольное страхование, а не обязательное. То, что наш Минздрав предложил супружеским парам финансовую поддержку, — это очень хорошо и благородно. Это социальная позиция государства.

Р.К.: Игорь Белобородов, прошу вас.

И.Б.: Я, в отличие от собеседницы, буду говорить правду. Никакой благородности здесь нет. Нас с вами вообще не спросили, хотим ли мы участвовать в финансировании этой абсолютно вредной процедуры. А вред состоит в том, что людям дают ложную альтернативу: до 40 лет ты можешь делать, что хочешь, не думать о семье: ничего, медицина за счёт налогоплательщиков тебе поможет родить ребёночка с высокой вероятностью синдрома Дауна. Я уже молчу об этической стороне: чтобы родить одного, им придётся прикончить во внутриутробном состоянии пятерых-шестерых. Это удар по самой идее усыновления, а у нас сиротство измеряется сотнями тысяч. Есть ещё высокая вероятность инцеста, особенно в малых городах: один донор, он может быть генетическим отцом тысяч детей, и мы не знаем, когда эти люди встретятся между собой, какие отношения будут. Это делает из ребёнка и святости детства предмет купли-продажи.

Л.Е.: Мамочки мои, сколько мракобесия, словоблудия. Я с мракобесами не спорю, если он так считает, то пусть продолжает так считать. Другое дело, что он теперь представляет серьёзный институт. При чём здесь инцест? То, что дети рождаются с пороками, — абсолютная неправда, потому что даже на уровне клеток отслеживают специалисты-генетики, делают тесты, смотрят. Наоборот, вероятность генетических аномалий резко снижается при ЭКО. А про то, что до 40 лет гулять, а потом заводить детей, — уж извините, Игорь Иванович, у кого как получается. Сироты вообще никак не связаны. Если у людей есть мотивация завести любого ребёнка, они возьмут его из детского дома. А есть люди, которые нацелены на то, что это должен быть биологически их ребёнок, иногда биологической бывает только мать, а отцом является донор, либо наоборот. Мы не в праве порицать, человек выбирает свой путь.

И.Б.: Я не буду переходить на личности. Она правильно заметила: институт серьёзнейший, который налагает на меня определённую ответственность. Я всегда стараюсь говорить аргументированно. Есть данные, не из одной страны мира. Число детей с синдромом Дауна возрастает, более того, по последним исследованиям, у детей, зачатых с помощью ЭКО, есть высочайший риск бесплодия. Кстати говоря, организация, которую представляет собеседница, признана иностранным агентством.

Л.Е.: (Смеётся.) Точно!

Р.К.: Это мы не обсуждаем. Говорим о проблеме.

И.Б.: Есть научные данные. Мне жалко, что кто-то не готовится к передаче. Я готов предоставить их, их будут десятки и сотни.

Л.Е.: Ну, предоставьте.

демография здоровье женское здоровье ЭКО рождаемость