О некоторых оценках ситуации и решения проблем вокруг Ирана

Аналитика
Одна из главных проблем в современных международных отношениях связана с Ираном

В этой связи остановимся на некоторых ее особенностях.

В настоящее время среди экспертов распространена точка зрения, согласно которой сложность проблемы заключается в том, что США и их союзники имеют твердое намерение изменить политический режим в Иране, сделать его послушным, беспрекословно подчиняющимся их воле и интересам. Так называемая ядерная программа в этом случае выступает лишь как удобный предлог для того, чтобы пробудить в мировом общественном мнении чувство недоверия к Ирану, стратегическим целям его развития.

Государства на Ближнем Востоке и за его пределами, разумеется, солидарны с мнением о недопустимости распространения ядерного оружия в регионе.  И Соединенные Штаты искусно используют эту ситуацию для последовательного нагнетания обстановки, принуждающей мировое общественное мнение к пониманию настоятельной необходимости смены по американским лекалам политического режима в Иране.  Такой исход позволил бы в дальнейшем практически беспрепятственно канализировать развитие  региона и межгосударственных отношений в угодном США направлении, кардинальным образом изменил бы геополитическую ситуацию, существенно ослабив позиции России и Китая в региональном и глобальном измерениях.  А главное – иранский народ лишается в таком случае суверенного права выбора собственного пути развития. Таким образом, смена  режима, по мнению американцев,  должна автоматически решить многие вопросы, касающиеся этой страны и региона, в том числе и в контексте предстоящего вывода войск коалиции из Афганистана.

Другая группа экспертов полагает, что решение на данном этапе ядерной проблемы Ирана является первостепенной и самодостаточной по своей сути. Она позволит, по их мнению,  не допустить  обретения Тегераном  ядерного оружия,  распространения его в других странах, а также выхода относительно слабого Ирана за рамки утвержденной США парадигмы развития. Иными словами, позволит  в итоге также  сделать Иран послушным вассалом США и их союзников.   

Однако и в первом и во втором случае не ясно, каким образом можно достичь этих  целей?

На наш взгляд, тактические особенности решения этих задач не расходятся с главной их целью – подчинение Ирана воле Запада. И в этом случае обеспокоенность Тегерана вполне объяснима, поскольку  международно-политические процессы  свидетельствуют о том, что США и их союзники в попытках навязать другим странам свою  модель  политического  развития и отношений не особенно склонны учитывать их интересы и выгоды,  искать взаимоприемлемые компромиссы.  А примеры Ливии, Ирака, Афганистана подсказывают, что Иран вполне может  оказаться очередной мишенью таких действий и планов. Способен ли Иран в таких условиях пойти на переговоры, которые в итоге не устранят угрозы его существования? Вопрос  во многом является риторическим.

Заслуживает внимания и другой аспект общего плана военно-политических замыслов Вашингтона  с включением в них иранского вопроса.  И здесь речь может идти не только  об Иране, а об устранении вообще каких бы то ни было политических режимов и даже, можно сказать,  целых цивилизаций со многими атрибутами их развития, которые  не готовы подчиниться Западу и беспрекословно воспринять  его политические, культурно-исторические и морально-этические нормы и ценности. В результате мы может стать свидетелями постепенного уничтожения древнейших культур на нашей планете, крупнейшей катастрофы гуманитарного характера. Сомнительно, что в  Вашингтоне этого не понимают, но тем не менее политиков в Белом доме это, видимо, вполне устраивает.

По всей видимости, если процессы вокруг Ирана и его ядерной программы будут развиваться по действующей в настоящее  время схеме, то возможно одно из двух.  Во-первых, Тегеран, реально станет  обладателем ядерного оружия как средства сдерживания и защиты своего государственного суверенитета или, скорее всего, приблизится к статусу «порогового государства».  А во-вторых, нельзя исключать, что через некоторое время он будет все-таки подвергнут военной атаке или даже интервенции. Однако на этот счет в самих США, в том числе  среди аналитиков,  не существует   единого мнения.

Некоторые американские эксперты, например, оценивая сегодня  возможную военную акцию против Ирана, его ядерной инфраструктуры, признают, что   в конечном счете она способна только усилить стремление иранского руководства к обладанию атомным оружием. Даже изменение политического режима в стране, как они считают,  не приведет к отказу от этих планов, поскольку программа является весьма популярной  среди населения. И надо признать  США во многом способствуют укреплению такой популярности.

Вооруженное вторжение в Иран, а тем более  его продолжительная оккупация по инициативе и при участии США  вряд ли осуществима.  Как считают  названные эксперты, такие действия со стороны Соединенных Штатов не целесообразны по ряду причин: огромные финансовые затраты; отсутствие уверенности в реальном успехе кампании; враждебное отношение населения страны к американцам и их союзникам, препятствующим нормальному экономическому и социальному развитию страны; непростые отношения США с союзниками, которые сегодня вряд ли согласятся на участие в интервенции, имея за плечами груз собственных проблем.

Однако от планов дальнейшего ослабления Ирана, раскачивания внутриполитической ситуации в стране, использования внутренних и внешних факторов для подрыва устойчивости политического режима в Вашингтоне отказываться не собираются. И для этого будут хороши любые методы, использоваться любые ситуации как внутреннего, так и внешнего порядка.   В конгрессе США, к примеру, имеются силы, которые проталкивают идеи расчленения Ирана, «присоединения к Азербайджану севера территории страны, населенной этническими азербайджанцами в обмен на участие Баку в военной операции  против Ирана на стороне Запада». Они же  выступают за поощрение военного сотрудничества Азербайджана и Израиля и т.д.

Россия в своих оценках ситуации в Иране исходит из того, что каждая страна безусловно имеет законное право на  мирное использование  атомной энергии. Однако Москва против  распространения  ядерного оружия, а значит и против того, чтобы в странах Ближнего Востока занимались разработкой такого оружия с целью его обладания, угрозы применения или распространения.

Москва также  категорически против  политики давления и  угроз, поскольку ее наиболее вероятным результатом  может стать только  дальнейшее укрепление решимости конкретной страны, в данном случае Ирана,  приобрести,  в числе прочих вооружений,  то или иное оружие массового уничтожения как средства сдерживания и защиты собственного суверенитета.  Известно, что принятие санкций против Ирана в 2012 году не способствовало снятию напряженности: Тегеран заявил о своих возможностях  «повлиять» на ситуацию в Ормузском проливе, а США, в свою очередь,  сосредоточили  в регионе свою мощную авианосную  группу.

Следовательно, реальным выходом из сложившейся ситуации может быть только  всеобъемлющее  и юридически обязывающее соглашение сторон, достигнутое на основе поэтапных шестисторонних переговоров. Это соглашение должно предусматривать наличие у Ирана только мирной ядерной программы, которая должна быть открытой для контроля со стороны компетентной международной организации.  И это соглашение должно полной мере учитывать соображения безопасности, как Ирана, так  и других стран, в самом широком смысле этого понятия,  их экономические интересы, суверенитет и территориальную целостность, а также уважение права на свободный выбор собственного пути развития.