«Народ Киргизии поддерживает вступление в Таможенный союз»

Мы в СМИ
Для вступления в союз России, Белоруссии и Казахстана Киргизии предстоит серьезно реформировать политическую и экономическую сферы. Но граждане страны уверены: вступление в Таможенный союз будет выгодно для них, рассказал «Голосу России» руководитель Центра перспективных исследований, представитель РИСИ в Киргизии Сергей Масаулов.

У Киргизии больше нет препятствий на пути в Таможенный союз. Белоруссия, Казахстан и Россия одобрили окончательный вариант «дорожной карты» по вступлению страны в это объединение. Теперь республика должна привести свое законодательство в соответствие с соглашениями Таможенного союза, а именно - провести инфраструктурные преобразования, оснастить пункты пропуска на границе. Кроме того, план по вступлению в Таможенный союз предусматривает для Киргизии некоторые преференции.

Каковы условия вступления страны в Таможенный союз, «Голосу России» рассказал руководитель Центра перспективных исследований, представитель Российского института стратегических исследований в Киргизии Сергей Масаулов.

- Насколько длинный путь предстоит пройти Киргизии, чтобы вступить в Таможенный союз?

- Путь действительно большой, потому что, во-первых, не совпадают уровни экономик. Вне всякого сомнения, Киргизии придется наращивать производство, чтобы хоть как-то соответствовать уровню Казахстана, уже не говоря о России.

Второе - стране придется многое изменить в законодательстве. Но дело не столько в самом законодательстве, в экономике проблем достаточно много. В течение переговорного процесса киргизская сторона требовала для себя некоторых преференций.

Дело в том, что остается очень большой дефицит бюджета, это влияет на общее экономическое положение. Все постсоветское время продолжалось сокращение производственного сектора, росли объемы дешевого импорта, что толкало банки из финансовой зоны фактически на базар, они по сути становились ростовщиками.

Экспорт страны проявлялся только в трех вещах. Первая - золото, но вся выручка оставалась на внешнем рынке. Нефтепродукты - это фактически перепродажа российских ГСМ, которые беспошлинно приходили на американскую базу в Манасе и шли дальше на юг. И, наконец, собственное производство - это текстиль, пошив одежды. Эта продукция выходила на рынки России, Казахстана.

Но текстильная промышленность держалась на дешевом сырье из Китая. В связи со вступлением в Таможенный союз изменятся все экономические условия производства, оно может стать не столь выгодным.

Переговорщики пытались найти условия, при которых можно на некоторое время сохранить уровень текстильного производства, пошива, чтобы не обрушить уровень жизни в стране. Тем более, что Национальный банк, чтобы поддержать ситуацию в стране, может опираться только на две вещи - обменный курс и объем денежной массы, находящейся в обращении (ее сокращение может привести к росту процентных ставок и обнищанию народа).

В ходе обсуждений был выработан список из 2600 преференций - это «страховка» для слабых секторов киргизской экономики, плюс работают некоторые личные интересы. Например, ряд предпринимателей, которые одновременно являются депутатами парламента, попытались пролоббировать свои интересы: торговлю мясом с Китаем включить как преференцию.

Сейчас выработана четкая позиция руководства страны по преодолению всех этих препятствий. Иного пути нет, и вступление в Таможенный союз произойдет на тех условиях, которые на данный момент приняты.

- Известно, что принятие «дорожной карты» откладывалось несколько раз. Все-таки страны Таможенного союза пошли на некоторые уступки Киргизии.

- Несомненно, в данном случае страны Таможенного союза показали, что они понимают тяжелое положение Киргизии. С другой стороны, Киргизия все-таки нужна и странам Таможенного союза.

- Представители Киргизии требовали сохранить действие небольших ввозных пошлин на некоторые товары, в основном из Китая. Сначала страны ТС не давали на это согласие, а сейчас согласились?

- В последние годы страна выживала за счет реэкспорта китайских товаров. На реэкспорте держалась целая группа мелких предприятий, они базировались вокруг центрального базара и обеспечивали рабочими местами около 60 тысяч человек. Конечно, было желание каким-то образом поддержать эту сферу экономики в переходный период, чтобы не было жестокого социального обвала. Частично страны Таможенного союза выполнили просьбы Кигризии.

- Не секрет, что Киргизия - государство со слабой властью, в течении пяти лет было два переворота, крупные межэтнические конфликты, большие разногласия с соседями по поводу границы. Не возникнут ли из-за этого проблемы у всего Таможенного союза?

- Такие опасения естественны, есть некоторое недоверие. Ситуация в Киргизии зависит от четкости позиции первого лица, какой бы режим в стране ни был - парламентский или президентский. Очень важно взаимодействие «сильных» людей страны, их договоренности. Эти договоренности выливаются в делегирование первому лицу некоторых полномочий.

Пока политическая стабильность сохраняется, слово первого лица Киргизии будет гарантией. Но на данный момент у так называемой «оппозиции» нет цели, траектории, видения способов достижения этой цели, нет отношения к целям других, а есть некоторые постоянно высказываемые пожелания, мол, хорошо, если бы кто-то из нашего круга вышел на первую позицию, стал президентом, мы тоже имеем право, тоже претендуем. Это создает ощущение некоторой нестабильности.

В 2013 году ситуация изменилась: значительное число людей в стране понимает неизбежность и необходимость движения Киргизии в Таможенный союз. Эта позиция президента приветствуется, принимается большинством. Конечно, есть некоторые вопросы, несогласие, но курс принимается.

Второе - президент показал умение следовать своему слову, например, касательно вывода из страны американской базы. Он заявил, что сделает это, и проделал все необходимые действия, вплоть до принятия решения и подготовки необходимых процедур. Он показал, что будет следовать тому, что говорит, и ему начали доверять в странах Таможенного союза.