Евразийская интеграция вникает в тонкости

Мы в СМИ
Какое историческое значение для государств бывшего СССР имела Алма-Атинская декларация 1991 года, когда на постсоветском пространстве начались центростремительные тенденции и по каким сценариям может пойти евразийская интеграция, рассказала корреспонденту «Голоса России» заместитель директора РИСИ Тамара Гузенкова.

Ильяшенко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! 21 декабря 1991 года была заключена Алма-Атинская декларация. Встреча в Алма-Ате глав государств бывшего СССР завершила процесс преобразований бывших республик Советского Союза в суверенные государства, а также дала старт Содружеству Независимых Государств.

Событие это - этапное в жизни России и государств бывшего СССР. Мы хотели бы обсудить его в студии с заместителем директора Российского института стратегических исследований (РИСИ), доктором исторических наук Тамарой Семеновной Гузенковой.

Встреча в Алма-Ате и подписание Алма-Атинской декларации - это, скорее, механизм развода республик, входивших в СССР, или это первый шаг к формированию политико-географической общности, такой как Содружество Независимых Государств? Что было - рост нового или все-таки некая тризна?

Гузенкова: Я думаю, что это было и то и другое. Встреча в Вискулях 8 декабря 1991 года и подписание декларации и протокола 21 декабря того же года в Алма-Ате - свидетельство того, что СССР, образованный в декабре 1922 года, прекратил свое существование, и началось существование какого-то иного территориального образования - оно стало называться СНГ.

Несмотря на то, что существовало Соглашение, подписанное тремя государствами, и Декларация, подписанная одиннадцатью государствами, было не вполне ясно, что это такое. На протяжении последующих лет мы насыщали это правовым и содержательным наполнением, переживали ошибки, были потери и приобретения. То, что мы имеем на сегодняшний день, по сути является продолжением, последствием, результатом того, что было сделано в декабре 1991 года.

Ильяшенко: Если я правильно понимаю, то тогда было сформулировано заявление о некоем совместном сосуществовании. Но конкретная работа пошла наиболее активно примерно со второй половины 1990-х годов?

Гузенкова: Я хотела бы обратить ваше внимание вот на что. Евразийский союз и Единое экономическое пространство как интеграционные проекты в последнее время стали модными словосочетаниями, которыми оперируют политики и эксперты в контексте тех инициатив, которые были провозглашены в прошлом году. Это создание Евразийского экономического союза и начало деятельности Таможенного союза.

Но понятие Единого экономического пространства было заложено в документах 20-летней давности. Они были записаны, но их по-разному трактовали, забывали, от них отказывались, их интерпретировали так или иначе. Однако пришло время, когда, наверное, они наполнились иным, более конкретным, содержанием на новом витке и стали наполняться соответствующим экономическим и политическим содержанием.

Ильяшенко: Ясно, что центробежные тенденции на постсоветском пространстве привели к развалу Советского Союза. Но они сменились пусть робкой, неоднозначной, но достаточно видимой центростремительной тенденцией. Осознали, что необходимо строить некие механизмы взаимодействия - прежде всего в экономической сфере, но и в политической тоже?

Гузенкова: Могут быть разные подходы в попытке ответить на этот вопрос. Кому-то может показаться (и, наверное, в этом есть определенная доля правды), что определенная политическая воля к интеграции, а не к дезинтеграции стала проявляться во второй половине 1990-х годов.

Появление Союзного государства Россия-Белоруссия - один из самых первых интеграционных проектов, который существует до сих пор. К нему могут быть разные подходы, разные его оценки, но тем не менее, Союз Россия-Белоруссия существует и в настоящее время. Это ЕврАзЭс, Таможенный союз. Но наибольшее внимание со стороны стран Содружества к этой теме, наверное, относится к началу 2000-х годов.

Мне кажется, в немалой степени сыграл свою роль первый страшный кризис в постсоветский период - кризис 1998 года, кстати, как и кризис 2008 года. Он вывел интеграционную тематику на евразийском пространстве на новый виток и подтолкнул страны Содружества к созданию Таможенного союза и к обсуждению более крупного проекта - Евразийского экономического союза… 

Источник: РГРК «Голос России».