ИГИЛ и Центральная Азия

Мы в СМИ
Программу «Особое мнение» ведёт Игорь Гмыза.

Боевики Исламского государства намерены дестабилизировать ситуацию в Центральной Азии. На эти цели они собираются потратить десятки миллионов долларов. Стоит ли относиться к этим угрозам серьёзно?

Обсудим это с гостем в студии – главным редактором журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований при президенте РФ Аждаром Ашировичем Куртовым.

Опубликованы сообщения, что флаги Исламского государства появились уже в приграничных с Туркменистаном районах Афганистана и боевики рекрутируют в свои ряды местных жителей. Насколько реальна угроза дестабилизации ситуации в государствах Центральной Азии и в России?

А. Куртов: Давайте разберёмся. Всё-таки нужно отделять зёрна от плевел. Факт появления флагов даже террористической организации вблизи границ какого-то государства ещё не является явной прямой угрозой. Есть только некий тревожный симптом. Причём этот симптом в разной форме появляется не впервые. Можно вспомнить 90-е годы, особенно вторую половину 90-х, когда, после того как экстремистское движение «Талибан», по сути дела, захватило большую часть Афганистана, в России тоже было много разговоров, что талибы вскорости стройными военными колоннами перейдут границы бывшего Советского Союза, пройдут как нож сквозь масло территории республик Центральной Азии и появятся где-то в российском Поволжье или на Кавказе. Но ничего этого не произошло. Поэтому не нужно нагонять излишнюю панику, а нужно разбираться в ситуации.

Что такое Исламское государство? Исламское государство – это действительно террористическая, военизированная, крайне религиозная (в смысле религиозного фанатизма) структура, но она создана не вблизи границ исторической Центральной Азии, куда относятся Средняя Азия и Казахстан. Эта структура сейчас существует на территории Ирака и территории Сирии. В этом смысле, любой, кто знаком с географией, может сделать вывод, что это достаточно далеко от границ Центральной Азии и, в том числе, от Афганистана, где черные флаги ИГИЛ появились.

Как минимум для того, чтобы оказать эффективную помощь военного характера в виде переброски боевых отрядов, вооружений, нужно, чтобы основная территория Ирака и территория Ирана, которые ИГИЛ не контролирует, были бы ими как-то завоевана. Тогда можно было бы говорить о какой-то явной угрозе.

Угроза может быть другого характера. Угроза может быть такого плана, что у них где-то в приграничье Центральной Азии и Афганистана появились единомышленники, которые разделяют их идеи и которые вроде бы могут быть готовы к военным действиям в том случае, если получат финансовую подпитку.

Сейчас в СМИ фигурирует цифра 70 млн долларов, которые якобы выделены на дестабилизацию Центральной Азии Исламским государством. Или собирается выделить. Я по характеру научный работник, поэтому всегда склонен прежде, чем доверять информации, проверить источник. Так вот, источник этой информации очень сомнительный. Никаких реальных подтверждений того, что эти деньги действительно выделены, нет. И честно говоря, сумма эта достаточно большая. Потому что если пытаться дестабилизировать ситуацию, то сразу больших денег никто не даёт. Обычно порциями выделяются деньги.

Но ИГИЛ вроде богатая организация?

А. Куртов: ИГИЛ действительно богатая организация. Они только в Мосуле захватили около полумиллиарда долларов наличными. Они контролируют богатые месторождения нефти в регионе Леванта (территории Сирии и отчасти Ирака). Они обложили население на подчинённой им территории 10-процентным налогом, торгуют заложниками, которых берут. И торг по поводу захваченных ими японцев – один из подтверждений этого. Но, тем не менее, цифра в 70 млн долларов для тех, кто понимает, о каких деньгах идёт речь, очень большая. И поэтому я не склонен к тому, чтобы драматизировать ситуацию. Да, риски существуют, но прямой и явной угрозы пока что не просматривается.

А вообще может ли понадобиться Исламскому государству дестабилизация ситуации в Центральной Азии? Зачем? Ведь действительно, основной регион, в котором они заинтересованы, это территория, на которой расположены Сирия, Ирак и соседний с ними Иран.

А. Куртов: Вот здесь ситуация достаточно любопытная и неоднозначная. Ведь они объявили себя не просто Исламским государством, а халифатом. Что такое халифат? Это известная из истории форма организации государственности, когда в одном лице слиты и светская, и духовная власть. И первый халифат был образован в 630-632 году, то есть сразу после смерти пророка Мухаммеда. Что тогда происходило? Тогда тоже было создано исламское государство, но оно стремительно стало раздвигать свои пределы вовне именно военным путём. Потому что идеология халифата в радикальной, фундаменталистской трактовке, что в ранние века ислама, что сейчас, когда она взята на вооружение Исламским государством, предусматривает, что ислам – это последняя из мировых религий, что Мухаммед – это последний пророк и учение ислама в радикальной трактовке нужно любыми средствами распространить на все возможные пределы. И, как мы помним, арабы распространяли его, и лишь получив в битве при Пуатье во Франции по мозгам, их движение в Европу было остановлено, но Испания была ими покорена. А до этого ими была покорена вся Африка. И на Восток они двигались, пока их китайцы не остановили. Халифат этот просуществовал до 1256 года, когда монголы уничтожили последнего халифа в Багдаде, захватив эти территории.

Потом халифат был возрождён турками в 1517 году и просуществовал до 1924 года.

Вот сейчас есть попытка возродить этот халифат. То есть, в основе идеологии, помимо прочих нюансов, есть так называемый «панисламизм», то есть стремление к тому, чтобы сделать ислам религией всего населения Земного шара. И именно поэтому так благосклонно относятся власти Исламского государства к тому, что на их территорию активно прибывают люди, граждане и подданные других государств. В этом смысле угроза действительно существует.

И угроза есть другого порядка. Сейчас против ИГ открыто ведутся военные действия коалицией, в которую входят, в том числе, США, их ведущие партнёры по Североатлантическому альянсу, некоторые государства исламского мира. Силы, конечно, не сопоставимы. Самая мощная в военном отношении держава – США и меньше 100 тысяч боевиков, которые воюют на стороне ИГ. Как в этих условиях ИГ отражать эту агрессию? Есть разные способы. Один из таких способов – создавать проблемы в тылу противника. Это тактика, известная в военных действиях. Поэтому, если Исламскому государству удастся разжечь или проводить террористические акты где-то на территории других государств, это будет отвлекать силы, это будет способствовать тому, что военной победы США и их союзникам, может быть, достичь и не удастся. Это по логике ИГИЛ.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.