Башкирия: Где остановили блицкриг и хоронили воинов?

Мы в СМИ
Сейчас идёт фильм «28 панфиловцев», приуроченный к 75-летию нападения гитлеровской Германии на СССР. Он напоминает нам о тех, кто остановил врага, рвавшегося к Москве. Много ли там было солдат из Башкирии?

С. Романов, Уфа

Рамиль РАХИМОВ, военный историк, уверен, что немецкий блицкриг потерпел поражение гораздо раньше. В том числе благодаря воинам из нашей республики.

Сколько земляков?

- Рамиль Насибуллович, что вы имеете в виду?

- Немецкий блицкриг потерпел первое поражение 22 июня 1941 г. Сопротивление погранзастав, Брестская крепость, бои на протяжении всей границы. Армия не разбежалась, тыл сплотился. Но немцы продолжали наступление, которое вписывалось в график блицкрига. Так продолжалось до начала июля 1941 года. Дело в том, что на советской границе, в районе Себежа, Идрицы на так называемой «Линии Сталина» врага встретила 22-я общевойсковая армия резерва главного командования генерал-лейтенанта Ф.А.Ершакова, передислоцированная в июне из Уральского военного округа, в который входила тогда  БАССР.

Армия заняла Себежский укрепрайон и заставила вермахт топтаться на месте. Её дивизии с боями выходили из окружения, вновь в него попадали, прорывались, героически обороняли Великие Луки, пока не были перемолоты врагом. Но именно с этого времени блицкриг перестал существовать как план, его временные рамки оказались безнадёжно просрочены. А дивизию СС «Мёртвая голова» после взятия Себежа вообще вывели на доукомплектование.

В битву под Москвой наши земляки тоже внесли свою лепту. Историк из Екатеринбурга Андрей Заец отмечает, что из БАССР на Московское направление в сентябре-декабре 1941 г. было отправлено 140 маршевых рот и батальонов.

В составе 22-й армии воевали две стрелковые дивизии из Башкирии – 170-я, формировавшаяся в Стерлитамаке, Белебее, Давлеканово (командир, генерал-майор Т.К.Силкин) и 186-я, формировавшаяся в Уфе, Белорецке, Бирске (командир, генерал-майор Н.И.Бирюков). Дивизии имели управление, небольшой контингент офицеров и младших командиров и должны были пополниться мобилизуемыми, теми, кто уже отслужил, они становились сержантами, и теми, кто имел призывной возраст. В мае 1941 года и начались «большие учебные сборы». Личный состав 170-й стрелковой дивизии можно  назвать башкирским, ведь в неё призывалась молодёжь в основном из наших деревень – Миякинского, Федоровского, Стерлибашевского, Стерлитамакского, Ишимбайского, Гафурийского, Кугарчинского, Белорецкого, Бурзянского, Альшеевского и др. районов. Разумеется, служили в ней и русские, и татары, и чуваши, и украинцы – жители этих районов и близлежащих городов. Примерно такая же ситуация была со 186-й стрелковой дивизией.

В 170-й дивизии командиром отделения 134-го отдельного разведбата был мой отец Насибулла Фаткуллович, мобилизованный в мае 1941 года на военные сборы. Отец со своими боевыми товарищами воевал, удачно сходил за «языком» за линию фронта, потом был ранен и отправлен в госпиталь в Казань. Дивизия, сражавшаяся с 7 июля, почти вся полегла, но знамена вынесла из окружения. Героически сражался её командир Силкин, без вести пропавший при прорыве из окружения.

Кто вернёт из небытия?

- Как этот подвиг наших земляков отмечен в республике?

- В советское время были школьные музеи в Уфе и Стерлитамаке, не знаю, сохранились ли они. Сейчас есть такой в туймазинской школе, экспозиции в Стерлитамаке: в историко-краеведческом музее и филиале УГНТУ. Дивизии воевали примерно три месяца, потеряли больше половины своего состава. Те, кто выжил в 41-м, могли погибнуть позже. Моему отцу посчастливилось встретить Победу, но в Крыму он получил очередное ранение. В 22-й армии в массе был необстрелянный состав, имели место случаи сдачи в плен. Поэтому в советское время тему закрыли, мол, «фронт не удержали, струсили». Но в целом армия дралась упорно.

Поисковики рассказывают, что видна сохранившаяся линия  стрелковых ячеек. Рядом с каждой лежит горка гильз от трехлинейки, а это значит, солдат сражался. И тут же валяются по одной гильзе от винтовки «Маузер». То есть наш боец сопротивлялся до последнего патрона, пока  немецкий солдат не пристреливал его, уже безоружного.

- А судьбой этих пехотных дивизий кто-нибудь занимается?

- Группа поисковиков «Обелиск», руководимая Рафилем Загыртдиновым, преподавателем Стерлитамакского филиала УГНТУ, ежегодно выезжая на места боев, вернула из небытия «без вести пропавших» солдат-героев 41-го, в том числе и из 170-й дивизии. Есть и публикации, напечатанные, к сожалению, малыми тиражами. О 22-й армии вышла монография историка из Екатеринбурга Олега Нуждина. Недавно выпустил книгу о 170-й дивизии историк-поисковик Александр Казанцев, учитель из Давлеканово, ранее о ней написал работу поисковик Рим Гареев, учитель из Туймазов, о Себежском укрепрайоне и боях 170-й дивизии издал книгу Фёдор Черников.

- Появилась информация, что наших героев-земляков увековечили в граните…

- В этом году местные поисковики в Себежском районе у д. Заситино на месте боев 170-й стрелковой дивизии открыли памятный знак погибшим воинам. Памятник нашим землякам в Себеже нужен. Но городские власти, желающие увековечить подвиг солдат, ограничены бюджетом. Необходима поддержка республики. Местные жители хорошо помнят героев-уральцев, пытаются всячески помочь поисковикам, за что им большое спасибо!

Откуда у нас немцы?

- Вы занимаетесь воинскими захоронениями в Башкирии. Откуда они здесь, в глубоком тылу?

- Специально ими не занимаюсь. Но ко мне часто обращаются люди, сообщающие о фактах и событиях военного прошлого. Бывает, они просят сохранить исчезающую память, в том числе и воинские захоронения. Здесь были госпитали в школах (последние до войны и строились с таким двойным назначением) в городах вдоль железной дороги. Большинство раненых выздоровело. Ушедших в мир иной погребали на кладбищах, в том числе специально созданных. Часть солдат умирала в санитарных поездах. Их хоронили на ближайших станциях. Уход за могилами павших воинов закреплен законодательством РФ, впрочем, это наш моральный долг.

В войну могли хоронить и в братских могилах или, указывая документально одни координаты, предавать земле на ближайшем кладбище. Людей не хватало, транспорт был гужевой, зимы суровые. В случае выявления такого захоронения мы должны ставить его на учёт, идентифицировать погребённых. Там есть и герои тыла – рабочие заводов, умершие от недоедания, от болезней, просто граждане. Нехватка питания, особенно в деревнях, была катастрофической. Все они достойны нашей памяти, без них не одержали бы Победу.

- В республике покоятся не только наши бойцы?

- В Башкирии находились лагеря для военнопленных – немцев, их союзников венгров, румын. Были и японцы. Если отношение к советским военнопленным в Германии было направлено на физическое уничтожение, то в СССР немцы получали медицинскую помощь, питание на уровне солдат Красной армии. Военнопленные работали в народном хозяйстве на строительстве. У нас не было лагерей смерти, мы не озлобились, не опустились до зверства. Умерших от истощённости, заболеваний предавали земле. В 90-е годы мы с сотрудниками архива выявили такое заросшее кладбище под Уфой. Встал вопрос о передаче информации  соответствующим организациям, чтобы привести его в порядок. Для меня такое было внутренне сложно, ведь это кладбище тех, кто воевал против нас, стрелял, может быть, в моего отца, на войне погибли мои родственники. Рассказал отцу про заброшенное немецкое кладбище и спросил его: «Как быть?» На что он ответил: «Пусть кладбище будет кладбищем. Хватит войны, она закончилась. Пусть их внуки приезжают на могилы своих дедов. Они ведь тоже солдаты. Я их простил давно».

Почему это важно? Когда служил в армии, в ГДР, видел, как немцы бережно ухаживали за нашими захоронениями. Потом, бывая в Германии, Чехии обращал внимание, что все могилы охраняются, на них поддерживается порядок.

У нас тоже в отношении воинских захоронений в республике нормальная ситуация – они под охраной, власти за ними следят, общество не равнодушно. Есть вопросы с ремонтом памятников, внесением в реестр выявленных захоронений, но думаю, они будут решены.

ДОСЬЕ

Рамиль РАХИМОВ.

Родился в Стерлитамаке 7 января 1962 г. В 1988 г. окончил исторический факультет Башгосуниверситета. Член-корреспондент Академии военных наук, зампредседателя правления республиканского отделения Российского общества историков-архивистов, член Комиссии по государственной символике при Главе Республики Башкортостан, член Общественного совета при Управлении по делам архивов РБ, эксперт РИСИ. Сфера его научных интересов – военная история России XVIII–начала XX веков.

Алексей ШУШПАНОВ

история Великая Отечественная война