Великобритания: на пути к «подвешенному» парламенту

Аналитика
Шансы более мягкого выхода Великобритании из ЕС возрастают
Избирательный участок в Великобритании Избирательный участок в Великобритании

На всеобщих парламентских выборах в Великобритании, состоявшихся 8 июня, консерваторы потеряли имеющееся абсолютное большинство в нижней палате.

Когда 18 апреля нынешнего года британский премьер-министр Тереза Мэй объявила о досрочных выборах, ее расчет выглядел скорее беспроигрышным – рейтинг консерваторов практически вдвое превышал уровень поддержки оппозиционных лейбористов. Трагические события в Лондоне и Манчестере не привели к резкому ухудшению внутриполитической ситуации (премьер приложила немало усилий для нивелирования последствий терактов и предотвращения новых), однако  сыграли роковую для новой «железной леди» роль. Британцы почувствовали себя незащищёнными, усомнились в действующей системе безопасности, а значит, и в правительстве, которое возглавляет Мэй. Теперь и лейбористы, и консерваторы, будут спешно искать партнеров в среде, где каждая политическая сила относительно самостоятельна и имеет собственные интересы. Этот процесс будет препятствовать выработке согласованной позиции страны по выходу из Европейского союза.

Консерваторы одержали победу над лейбористами. Для тори это совсем не лучший вариант – они не могут сформировать правительство без привлечения представителей других партий. Для образования коалиции в парламенте младшими партнерами консерваторов могла бы выступить Партия либеральных демократов Тима Фаррона (как это было в период 2010–2015 годов). Однако либеральные демократы  являются единственной из трех партий общенационального масштаба, четко выступающей против Brexit. Если соотнести этот курс с избранной Т.Мэй стратегией по выходу из ЕС (так называемый «жесткий» сценарий), то представить себе подобную коалицию практически невозможно. Исходя из ситуации, Шотландская национальная партия и, конечно, оппозиционная Лейбористская партия партнерами консерваторов не будут. Поэтому, не имея абсолютного большинства, тори, видимо, придется договариваться с другими депутатами.

Не исключен вариант формирования правительства лейбористами, так как партия, которая по итогам выборов приходит второй, также может сформировать правительство, если найдет консенсус с другими политическими силами. В этом случае лидер лейбористов Джереми Корбин, вероятно, будет вести переговоры с главой Шотландской национальной партии Николой Стерджен, а также с упомянутым выше лидером Партии либеральных демократов Тимом Фарроном. В свете имеющихся аппетитов на проведение повторного референдума о независимости, глава ШНП выступила за готовность развития диалога с лейбористами. Вероятно, к этому готовы и либеральные демократы. Однако в преддверии дня голосования сам лидер Партии лейбористов исключил такую возможность.

Как ожидается, избранные парламентарии будут приведены к присяге 13 июня, а к работе парламент приступит 19 июня (после официальной церемонии с участием Елизаветы II). Это значит, что переговоры между лидерами партий и их командами в попытке сформировать новое коалиционное правительство будут «искусством невозможного».

Таким образом, в Британии может быть разыгран сценарий, который ранее премьер Мэй называла «коалиции хаоса». Политический класс будет поглощен внутренним кризисом – обстановка в стране дестабилизирована не только в связи с участившимися терактами и неожиданными для правящей Консервативной партии итогами выборов, но также на фоне парламентского кризиса в Северной Ирландии и всплеска национализма в Шотландии. Переговоры по Brexit, предварительно запланированные на 19 июня, вряд ли начнутся в ближайшие недели. Возрастают шансы более мягкого выхода Великобритании из ЕС.