Трамп убедил союзников в своём видении повестки дня для НАТО

Аналитика
Некоторые итоги встречи глав государств и правительств стран Альянса
Фото: Christian Hartmann / Reuters Фото: Christian Hartmann / Reuters

Заседание глав государств и правительств стран НАТО завершилось 25 мая 2017 года в Брюсселе. Несмотря на то, что высшие чиновники подчеркивали неформальный характер встречи и избегали называть ее саммитом (напомним, что полноценный саммит Альянса запланирован на 2018 год), внимание к ней было приковано огромное. Причина этому очевидна: совершающий свое первое зарубежное турне новый президент США Д.Трамп должен был посетить штаб-квартиру НАТО, чтобы встретиться с союзниками и окончательно прояснить свою позицию в отношении Альянса, на который в период собственной предвыборной кампании он обрушивался с резкой критикой, назвав его «устаревшей» организацией. Позднее, уже в должности президента, Трамп изменил свои оценки, но в целом сохранил скептический настрой в отношении эффективности НАТО в сфере борьбы с новыми вызовами и угрозами такими как, например, международный терроризм.

Со своей стороны, европейские союзники США с большим подозрением и тревогой ожидали этой встречи. Часть западных экспертов и политиков всерьез беспокоил вопрос о том, сохранит ли новая американская администрация в полном объеме национальные обязательства и гарантии безопасности перед союзниками, которые, собственно, и являются основой действия 5-й статьи Вашингтонского договора о коллективной обороне, т.е. самого существования НАТО. Непрекращающиеся спекуляции по обеим сторонам Атлантики по поводу тайных связей Трампа и его ближайшего окружения с Москвой, лишь усиливали эти озабоченности.

Таким образом, майская встреча уже изначально приобретала некое символическое значение для НАТО в плане подтверждения трансатлантической солидарности и приверженности союзническим обязательствам. Символизм и торжество момента подчеркивали состоявшиеся в рамках мероприятия по открытию новой штаб-квартиры Альянса и сразу двух мемориалов: Берлинской стены и терактам 11 сентября –– 5-й статьи Вашингтонского договора, которые открывали соответственно немецкий канцлер и американский президент.

Именно в ходе церемонии открытия мемориала Д.Трамп выступил с  речью, в которой достаточно четко обозначил свое видение будущего НАТО. По его мнению, Альянс должен фокусировать свое внимание на проблемах борьбы с международным терроризмом, миграцией, а также "угрозе со стороны России" на восточном и южном флангах Североатлантического союза. Таким образом, Трамп успокоил тех союзников, которые опасались резкого крена во внешней политике США и налаживания отношений с Россией за спиной европейцев. Хоть и не в качестве центральной, но тема «российской угрозы» из уст американского президента прозвучала.

Хотя как в прошлом опытный и успешный бизнесмен Трамп тут же назвал цену за поддержание трансатлантической солидарности. Сюрпризов здесь не произошло – президент США потребовал справедливого распределения финансового бремени и прямо напомнил европейцам о том, что те сильно задолжали американцам, взваливая на их плечи расходы за собственную безопасность. Фактически, Трамп поставил под сомнение реальность солидарности, назвав несправедливым, что многие страны не платят то, что они должны платить, а именно, расходовать по крайней мере 2 процента от ВВП на военные нужды. И цена вопроса – это дополнительные 119 млрд долларов. При этом американский президент отметил, что такая сумма – лишь нижняя планка, поскольку для более глубокой модернизации и приведения в соответствие с современными требованиями большинства вооружённых сил натовских государств два процента от ВВП будут недостаточны. Соответственно, в будущем надо думать над очередным повышением расходов.

Призывы Трампа были услышаны, и на встрече союзники обсудили и даже приняли важные решения по распределению бремени и усилению борьбы с терроризмом.

Часть этих решений будет детализирована на предстоящей министерской встрече в июне этого года, хотя уже сейчас можно сказать, что Трампу удалось убедить союзников согласиться со своим видением повестки дня для НАТО, а европейцам, выторговать для себя приемлемые условия для выполнения взятых обязательств.

Так, например, союзники согласились с тем, что НАТО (как организация) теперь будет участвовать в Глобальной коалиции по борьбе с ИГИЛ как полноправный член коалиции, помимо того, что все 28 стран-членов Альянса уже принимают участие в ее рядах. При этом генсек НАТО Й.Столтенберг подчеркнул, что Североатлантический союз не будет принимать участия в боевых операциях. С практической точки зрения, участие Альянса должно ограничиться предоставлением коалиции самолетов АВАКС, осуществлением поддержки в дозаправке в воздухе, подготовкой правительственных вооруженных сил Ирака и широким участием в обмене разведывательной информацией по террористической угрозе, для чего будет создано специализированная группа в рамках нового разведывательного отдела НАТО.

Также в борьбе с терроризмом планируется активнее задействовать натовский штаб специальных операций, в рамках которого планируется создать несколько мобильных команд по оказанию поддержки в сфере контртеррористической подготовки, которые могут быть развернуты в странах, сталкивающихся с террористической угрозой.

Для координации всех усилий Альянса в борьбе с терроризмом решено назначить специального координатора, который будет курировать реализацию всех аспектов принятого плана действий НАТО по борьбе с терроризмом.

Кроме того, будет продолжена учебная миссия в Афганистане, а отдельные страны-члены согласились даже расширить в ней свое участие. Таким образом, натовский контингент в Афганистане может быть увеличен до 30 тысяч человек. Натовские военные намерены помогать Афганистану в создании собственных военно-воздушных сил, в совершенствовании системы командования и управления национальными вооруженными силами и силами безопасности. Однако мандат сил НАТО не должен предусматривать их участия в боевых операциях.

Что касается противостояния «российской военной угрозе», то на этом направлении все будет зависеть от реального желания и возможности стран Альянса выполнять планы развития оборонного потенциала, которые были приняты еще на саммитах в Уэльсе (2014 г.) и в Варшаве (2016 г.). В целом по отношению к Российской Федерации НАТО намерена продолжать лукавый «двухтрековый» подход, предусматривающий выстраивание механизмов гарантированного сдерживания/обороны при сохранении возможностей для диалога.

Однако, скорее всего, наиболее важным для НАТО на минувшей встрече было согласование пакета решений об увеличении расходов на оборону стран-членов Альянса и заверения Трампа в приверженности справедливого распределения этого бремени.

В частности, было решено, что страны-члены примут и будут строго следовать национальным планам по инвестициям в оборонную сферу, включающим три ключевые сферы: финансирование, силы и средства и вклад/участие.  То есть, в этих планах будут четко зафиксированы конкретные обязательства стран-членов по выполнению требования о достижении уровня военных расходов не менее 2 процентов от ВВП, 20 процентов из которых должны инвестироваться в основные виды вооружений и техники. А также каким образом инвестировать в приобретение дополнительных возможностей и необходимого потенциала. И, наконец, как страны собираются на практике участвовать в различных миссиях и операциях НАТО.

Так, европейцы в очередной раз согласились с тем, что в новых условиях им придется изыскивать средства на собственную оборону. США и так много сделали для защиты европейцев, и теперь именно европейских карманах лежит ключ к сохранению трансатлантического единства и солидарности.

Укрепит ли это европейскую безопасность? Большой вопрос. Но вот то, что кризис доверия только нарастает – это несомненный факт. Причем сейчас катастрофический кризис доверия, похоже, надолго станет и внутринатовской проблемой. Сам подход нового американского президента – гарантии безопасности и солидарность в обмен на повышение расходов (то есть деньги), не очень-то импонирует многим европейским союзникам, которые, стиснув зубы, соглашаются с дополнительными инвестициями.

Тем более, «двухтрековый подход»: сдерживание и диалог никак не добавляют доверия и в российско-натовские отношения. А значит НАТО, даже если и добавит в свою копилку еще несколько десятков миллиардов евро, вряд ли сможет реально укрепить европейскую безопасность.

Трамп НАТО борьба с терроризмом. Брюссель Заседание глав государств и правительств Альянс