Дефолт Греции: новый этап долгового кризиса еврозоны

Аналитика
В марте 2012 года европейский долговой кризис, начавшийся весной 2010 года, вступил в свою решающую фазу. Несмотря на титанические усилия, которые за последние два года прилагал Евросоюз, европейцам не удалось избежать нежелательного сценария – реструктуризации долга Греции. Для России это обернется продолжающимся оттоком капитала европейских банков, вынужденных латать дыры в собственных балансах, выводя активы из развивающихся рынков.

 

П.В. Захаров,

старший научный сотрудник отдела международных экономических  исследований,

кандидат исторических наук

В марте 2012 года европейский долговой кризис, начавшийся весной 2010 года, вступил в свою решающую фазу. Несмотря на титанические усилия, которые за последние два года прилагал Евросоюз, европейцам не удалось избежать нежелательного сценария – реструктуризации долга Греции. Для России это обернется продолжающимся оттоком капитала европейских банков, вынужденных латать дыры в собственных балансах, выводя активы из развивающихся рынков (в прошлом году отток составил рекордные 84 млрд долларов). Кроме того, греческий дефолт приведет к углублению рецессии в европейской экономике, что неизбежно затронет и Россию – основного поставщика сырья и энергоносителей в Европу. Пока, правда, на руку нам играет конфликт Запада с Ираном, способствующий росту нефтяных цен.

Реструктуризация греческого долга будет проходить в форме «добровольного» (а по сути, принудительного) обмена облигаций, находящихся на руках у частных кредиторов, на другие бумаги меньшей стоимости и с меньшими процентными выплатами. Это будет так называемый упорядоченный дефолт, в ходе которого номинальная стоимость греческого долга должна сократиться на 53,5% (70% с учетом сниженных процентных выплат), т.е. примерно на 100 млрд евро. Процедуру обмена облигаций планируется завершить до 20 марта, когда Греции предстоит крупная выплата кредиторам.

27 февраля 2012 г. рейтинговое агентство S&P понизило кредитный рейтинг Греции до SD (селективный дефолт). Тем самым она стала первой страной не только в еврозоне, но также в ЕС, Европе и мире, допустившей суверенный дефолт с начала глобального финансового кризиса 2008 года. Это серьезный, если не сказать сокрушительный удар по престижу Евросоюза и евро. Два года титанических усилий оказались потрачены впустую, под вопрос поставлена способность и умение европейских лидеров решать крупные экономические задачи, ведь ЕС долгое время позиционировал себя как глобальную экономическую державу, сильной стороной которой является стабильное и процветающее развитие, высокий уровень жизни населения. Однако линия на сдерживание финансового кризиса путем накачки перегруженных долгами стран путем дополнительных финансовых вливаний оказалась ошибочной и провальной.

Как отмечает агентство Reuters, принятые в ходе саммита еврогруппы 20-21 февраля решения (о выделении Греции 2-го пакета финансовой помощи на 130 млрд евро) «оставляют глубокие сомнения по поводу способности Греции восстановиться и избежать дефолта в долгосрочной перспективе» (имея в ввиду дефолт в его классическом, «неуправляемом» виде). Аналогичного мнения придерживается рейтинговое агентство Moody`s. Оно отметило, что «долговое бремя Греции останется значительным на многие годы, и страна вряд ли сможет получить доступ к частному рынку капитала после истечения второй программы финансовой помощи (в 2014 году)».

Действительно, греческая долговая проблема не решена. В этом смысле февральские решения еврогруппы напоминают более ранние постановления июльского саммита еврозоны, предполагавшие списание греческого долга перед частными инвесторами в размере 20%. Как и следовало ожидать, данной меры оказалось недостаточно.

Общая сумма долговых обязательств, проходящих процедуру реструктуризации, составляет около 200 млрд евро, при том, что весь госдолг Греции – более 360 млрд. Оставшуюся часть греческих обязательств составляют кредиты ЕС и МВФ (первый пакет финпомощи – 110 млрд евро), около 50 млрд находится на балансе ЕЦБ, и более 13 млрд – у национального банка Греции. Даже после проведенной реструктуризации совокупный долг составит более 250 млрд (137% ВВП), что также делает Грецию несостоятельной.

Наибольшей проблемой предстоящей реструктуризации является, с позволения сказать, меркантильная позиция Европейского центробанка. Руководство банка не желает принимать убытки на свой баланс и, пользуясь своим финансовым и политическим весом, уклонилось от участия в обмене облигаций. Характерно, что президент банка Марио Драги был в числе наиболее оптимистичных комментаторов по поводу сделки, назвав ее «очень хорошим соглашением». Роль ЕЦБ свелась лишь к обязательству перечислить в пользу Греции причитающиеся ему процентные выплаты по облигациям. Согласно оценке еврогруппы, данная операция поможет сократить госдолг Греции на 1,8% ВВП к 2020 г, что ничтожно мало, особенно учитывая тот факт, что банк сейчас владеет облигациями на сумму примерно в 27% ВВП. 

Усилия правительства Греции по снижению дефицита бюджета до сих пор были совершенно недостаточны. С огромным трудом принятое накануне февральского саммита еврогруппы решение о сокращении на 3,3 млрд евро в год, которое позиционировались как некое колоссальное достижение, составляет незначительные 1,8% ВВП страны, что лежит в рамках статистической погрешности (вспомним греческую статистику). Любое снижение ВВП ниже запланированного уровня приведет к фактическому аннулированию смысла данной меры и продолжению роста общей долговой нагрузки. При этом отметим, что падение по итогам 2011 г. составило почти 7%, вместо ранее запланированных 2,8%. Европейцы не скрывают, что Афинам вскоре понадобятся новые усилия по бюджетной консолидации, однако многие эксперты ставят под сильное сомнение способность и желание греческих властей реализовать их.

Согласно официальному прогнозу ЕС и МВФ, который предполагает неукоснительное выполнение греками всех предписанных мер бюджетной консолидации, приватизации и реформ (к которым пока толком и не приступали), госдолг страны должен составить 120,5% ВВП к 2020 году. Однако официально предполагается и возможность худшего сценария, согласно которому долг составит 160% ВВП, тем самым вернувшись в ситуацию 2011 года.

По всем признакам, заявленные Грецией и ЕС пути выхода из долгового кризиса явно нереалистичны. По истечении действия 2-го пакета помощи в 2014 году Греции неизбежно понадобится третий пакет. И здесь встает вопрос, готова будет ли Европа пойти на новые жертвы. Уже в ходе обсуждения второго пакета северные страны (Германия, Нидерланды, Финляндия) выражали крайнее недовольство политикой Афин и готовы были допустить возможность классического (неуправляемого) дефолта. К 2014 году терпение кредиторов вполне может иссякнуть.

Объявленная реструктуризация части государственного долга Греции носит неокончательный характер: по сути дела, европейцы вновь купили отсрочку решения долговой проблемы. Нормальной нагрузкой для Греции в ее нынешнем плачевном экономическом положении были бы 50-60% ВВП, а никак не 120-130%. Напомним, что паника инвесторов и бегство из греческих облигаций начались после того, как стало известно, что долг Греции составляет 115% ВВП (на конец 2009 г.). По общему признанию, страна была неспособна нести подобную ношу.

Последствия очередного этапа греческого и в широком смысле европейского долгового кризиса будут носить многоуровневый характер. В наибольшей степени от греческого дефолта пострадает финансовая система самой Греции. Крупные коммерческие банки страны владеют гособлигациями на сумму более 30 млрд евро, и еще примерно столько же находится на балансе государственных социальных фондов. Поэтому примерно 28 млрд евро из второго пакета помощи Греции должны пойти на рекапитализацию греческих банков. Кроме того, негативное воздействие испытают крупные банки Франции и Германии. Один из них, франко-бельгийский Dexia с целью избежать банкротства уже был вынужден прибегнуть к помощи государства.

Для России это выразилось в снижении кредитования со стороны банков с европейским участием и усиление оттока капитала, который составил 84 млрд долларов по итогам 2011 г., и 11 млрд долларов в январе 2012 г. (по оценке ЦБ РФ). Конечно же, далеко не все эти средства являются утекшими европейскими инвестициями, значительная часть – это  деньги российских или квазироссийских (оффшорных) компаний. Тем не менее, ЦБ РФ фиксировал значительный рост кредитования дочерними структурами европейских банков в России своих материнских компаний.

Но, по всей видимости, тенденция оттока европейского капитала с развивающихся рынков будет носить краткосрочный характер. После проведенной с помощью государственных средств рекапитализации, а также дополнительных мер накачки финансовой системы ликвидностью, которые применяет ЕЦБ (которое все более напоминает «количественное смягчение» в США) европейские банки должны будут возобновить кредитование, а также инвестиции в страны в Россию и страны Восточной Европы. Тем самым, отток европейского капитала уже в следующем году, вероятнее всего, сменится его притоком.    

В краткосрочной перспективе реструктуризация греческого долга и проблемы банковского сектора будут способствовать и углублению рецессии в ЕС. Для России это будет означать падением спроса на сырье и как следствие, снижением экспортной выручки. Однако данный фактор пока перечеркивается нестабильностью на Ближнем Востоке, которая толкает вверх нефтяные цены.

Несмотря на то, что европейские лидеры по-прежнему стараются сделать вид, что ничего катастрофического не произошло, греческий дефолт является важным событием, своего рода водоразделом, показывающим сравнительный упадок  Европы как ведущего глобального экономического центра. Это особенно заметно на фоне продолжающегося роста новых экономических лидеров, прежде всего в Азии (Китай, Индия, страны ЮВА), а также Латинской Америке (Бразилия). Это конкретное и очевидное свидетельство слабости европейской экономической и политической модели, не способной предотвратить и остановить развитие финансового кризиса даже в такой незначительной стране как Греция.