Фарид Салман: «Российское государство просто обязано создать концепцию духовной безопасности страны»

Новости
С известным татарским мусульманским богословом беседовал руководитель Приволжского (Казанского) центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов.

Фарид Адибович Салман (род. в 1969 г.) многим в России и в зарубежных странах известен как один из современных татарских мусульманских богословов. Возглавляя Центр изучения Благородного Корана и Пречистой Сунны в Казани и являясь председателем Совета улемов Российской ассоциации исламского согласия (РАИС), Фарид Салман вот уже много лет плодотворно работает в деле популяризации традиционного для коренных мусульманских народов России ислама ханафитского мазхаба: им написаны труды по толкованию Священного Корана, его смысла, отдельных его сур, по акыде (вероубеждению), он - автор сборника ежегодного календаря, который издается вот уже 11 лет подряд. Именно Фарид Салман был одним из первых татарских богословов, кто еще в начале 1990-х годов стал бить тревогу по поводу проникновения в Россию, в том числе и в Поволжье, нетрадиционных для татар и башкир течений зарубежного ислама радикального толка. О том, что позволит сохранить мусульманскую умму страны, а с ней и всю Россию, от радикального исламизма, Фарид Салман рассказал в своем интервью для Российского института стратегических исследований.

- Фарид-хазрат, эксперты в области этнорелигиозных исследований говорят о том, что у России наряду с военной, территориальной, экономической, экологической и другими разновидностями безопасности должна быть также и духовная безопасность как составная часть национальной (государственной) безопасности страны. Одной из первых, кто активно стал бить тревогу по поводу проникновения из-за рубежа нетрадиционных для народов России религиозных течений была Русская православная церковь, обеспокоенная тем, что в России стали распространяться различные западные псевдохристианские секты. Учитывая, что и мусульманская умма России столкнулась с подобным явлением активной, если не сказать, агрессивной миссионерской экспансией ваххабизма (салафизма), идеологии Хизб-ут-Тахрир, Джамаат Таблиг и др., насколько актуально говорить о необходимости наличия духовной безопасности для всех народов России, включая и мусульманских? Должна ли быть стратегия духовной безопасности России?

- Да, Вы совершенно правы. Экспансия псевдомусульманских сект на российском пространстве изначально носит ярко выраженный агрессивный характер. При этом некоторые из них агрессивнее одна другой. Можно, образно говоря, составить своего рода шкалу уровня агрессивности этих сект: сначала ваххабизм (ныне маскирующийся под термином «салафизм»), затем Джамаат Таблиг, затем «Хизб-ут-Тахрир». Идеологическая агрессия вышеназванных сект и движений против традиционного российского Ислама привела к «оккупации» большей части российского духовного мусульманского пространства этими деструктивными силами. Причем эта «оккупация» разнится в своих победах: где-то на уровне официального высшего духовенства, где-то на уровне рядового духовенства или на медийном пространстве, где они просто уже взяли верх. Тем не менее, сегодня создалась уникальная ситуация: в ряде российских регионов духовное попечительство возвращается в исконно-традиционные рамки, а всякого рода «духовные» изуверы-сектанты сходят с официальной сцены. Впрочем, это не должно стать причиной безмерной радости. Ваххабиты-салафиты и иже с ними просто переходят на другие формы работы с населением. Это грозит дальнейшим усугублением идеологической борьбы за умы мусульманских масс России. Российское государство просто обязано создать концепцию духовной безопасности страны (особенно в мусульманской среде), должна быть выработана сама стратегия духовной безопасности Российской Федерации. При этом считаю необходимым отбросить 2 тезиса, которые напрямую связаны с будущим духовной безопасности страны: тезис о том, что традиционные конфессии отделены от государства, и тезис о том, что запрет того или иного идеологического направления «мусульманской» окраски в России повредит двусторонним отношениям с той или иной страной. В вопросах духовной безопасности страны нет и не может быть какого-либо компромисса. Для моего поколения личной трагедией стал распад СССР. Россия, да упасет ее Господь, может повторить судьбу Советского Союза.  

- Когда речь заходит о радикальном исламизме, то в качестве противопоставления ему говорят о традиционном исламе. А что такое традиционный для России ислам?

- Для начала хотелось бы подчеркнуть, что Ислам - это единое целое. Но подобно тому как, скажем, наша планета Земля – это совокупность часовых, географических, экономических, этнокультурных поясов, так и Ислам – это совокупность различных географических, этнических, культурных разновидностей в рамках одной незыблемой религиозной философии, учения. Для России же традиционным издревле является Ислам ханафитского и шафиитского богословского направлений, которые гармонично сосуществуют с национальными традициями народов, приверженным этим богословским направлениям, в мире и согласии живут со своими соседями – немусульманами.  

- Сегодня, когда отрицать проникновение ваххабизма в Россию и его распространение среди части мусульманской молодежи уже невозможно, можно услышать разговоры о том, что не стоит бороться с радикальным исламизмом, что лучше, дескать, начать диалог с его сторонниками, что ваххабитов нужно интегрировать в российское, в том числе и политическое, пространство как равных наряду с мусульманами-традиционалистами, поскольку ваххабиты, мол, такие же граждане России как и остальные мусульмане. Допустим ли вообще такой вариант для России? И с какой целью, на Ваш взгляд, вообще ведутся подобные разговоры о необходимости диалога с ваххабизмом? Случайны ли они?

- В самом начале процесса проникновения ваххабизма в Россию я говорил о том, что наступит время, когда в стране появится проваххабитское лобби, ратующее за интересы ваххабитов-салафитов. Интересный момент: за интересы ваххабизма в России сегодня выступают вовсе не этнические мусульмане, а совершенно далекие от Ислама некоторые люди, имеющие в той или иной мере отношение к власти. Допускаю, что они могут ратовать за «права» ваххабитов в российском мусульманском сообществе, исходя из универсальных общечеловеческих понятий о правах и обязанностях индивидуума. Однако возникает вопрос: почему мы, коренные жители этой страны, исповедующие Ислам со времен самого досточтимого Пророка (да пребывает с ним мир и благословение Всевышнего!) должны поступаться своей традицией, идти на поводу каких-то нововведенцев-сектантов? Считаю малопродуманным, контрпродуктивным и вредящим самим постулатам государственной безопасности Российской Федерации постановку вопроса о возможности интеграции ваххабитов и Ко в российскую политическую или религиозную систему. Такая постановка вопроса не нова, но, следует отметить, что они активизировались в последнее время. Одновременно по другим направлениям также отмечается рост «претензий» к российскому государству. Призывы к интеграции псевдорелигиозных радикалов в мусульманское сообщество страны - это один из методов воздействия и давления на суверенное государство. Что касается целей подобных разговоров, то они вполне ясные: посеять семена недоверия в обществе, разжечь пламя сначала внутри- , а затем межконфессиональной войны в стране, а затем, под шумок, подобно югославскому сценарию, «распилить» нашу страну. К сожалению, это вполне прогнозируемый сценарий. Поэтому тем, кому не нравятся наши религиозные ценности, могу посоветовать покинуть нашу страну и отправиться туда, куда им нравится: существует свобода передвижения и выезда за границу. Пусть исповедуют свои взгляды там.

- «Адвокаты» и лоббисты ваххабизма настаивают на том, что российское государство не должно вмешиваться в жизнь мусульманской уммы страны, аппелируя, с одной стороны, к тому, что религиозные организации отделены от государства, а, с другой стороны, что мусульмане, традиционалисты и радикал-исламисты, сами разбирутся внутри общины между собой, что, когда российское государство встает на сторону традиционалистов, то оно специально вносит раскол в мусульманскую общину. На Ваш взгляд, российское государство должно занимать пассивную позицию стороннего наблюдателя, придерживаясь принципа невмешательства во внутренние дела мусульманской общины, или же все-таки оно должно участвовать в тех процессах, что происходят в российской мусульманской умме?

- Именно пассивная позиция российского государства в 1990-е годы, стороннее наблюдение привело к тому, что мы наблюдаем сегодня в мусульманском сообществе страны. Ладно бы если государство тогда придерживалось бы принципа равноудаленности от религиозных центров российских мусульман! На практике, чаще на региональном уровне шло чуть ли не «братание» с радикальными религиозными деятелями и организациями. Слава Богу, это уже вчерашний день. Но не может не пугать попытки на уровне некоторых регионов начать диалог с ваххабитами, впустить их в традиционные религиозные структуры. Это прямой путь к открытой конфронтации в обществе. Вот тут то и начнется то, от чего государство уходило многие годы. Считаю, что государство еще более активно должно сотрудничать и работать с традиционными религиозными институтами российского Ислама. За 20 лет своей деятельности на ниве Ислама ни от одного государственного деятеля или чиновника я не слышал поучений как читать тот или иной намаз, совершать тот или иной обряд. Поэтому, утверждения о том, что государство вмешивается в дела верующих - это сказки из области фантастики. Но! Государство обязано вмешиваться в дела религиозных институтов, когда речь идет о вопросах духовной безопасности, идеологии. Ведь идеология - это не только настоящее, но и будущее государства и общества.

- Эксперты, наблюдающие за происходящими в мусульманской умме России процессами, обратили внимание на то, что нередко активными лоббистами ваххабитов становятся государственные чиновники регионального масштаба. Так, в частности, в Татарстане имамы ряда главных мечетей республики, являющиеся приверженцами ваххабизма, имеют высоких покровителей в государственных органах: дело доходит до того, что на местный муфтият оказывается со стороны отдельных госчиновников давление с требованием во чтобы то не снимать ваххабитов с руководящих духовных постов. Получается, что ваххабизм уже проник в государственные структуры?

- Ваххабизм как идеология, проникая в любое общество, ставит своей целью как минимум обзавестись мощным лобби, а как максимум – приход или захват власти. Иногда из уст того или иного деятеля слышатся странные заявления и мнения вокруг всего того, что связано с ваххабизмом-салафизмом. Тот или иной деятель выступает в защиту ваххабитов, буквально лелеет, проявляет заботу о них словно о детях. Чем это объяснить? Симпатией или может чем-то иным? Так что этот вопрос, думаю закономерно адресовать в соответствующие структуры. 

- Со стороны либеральной общественности приходится слышать тезис о том, что ваххабиты – это тоже граждане России, и к ним необходимо относиться так же, как ко всем остальным россиянам, соблюдая по отношению к ним конституционные право. Многие исследователи отмечают, что с таким подходом победить ваххабизм и любые иные нетрадиционные для России формы ислама фундаменталистского толка невозможно, поскольку «адвокаты» радикал-исламистов из числа либералов, правозащитников, некоторых ученых-исламоведов аппелириют к общегражданским ценностям, наивно (или же сознательно) полагая, что ваххабиты – это просто мусульмане, исповедующие более строгую «пуританскую» форму ислама. Фарид-хазрат, на Ваш взгляд, возможно ли в условиях либерально-демократического государства победить радикальный исламизм в России?

- Проблема либерально-демократического общества в ее «самопоедании», самоуничтожении. В погоне за соблюдением мнимых прав человека и гражданина западная демократия разрушает всё и вся. В результате, скажем, сколько времени британская правовая система потратила на дезактивацию деятельности Абу Хамза аль-Масри, радикального имама, проживающего в Соединенном Королевстве и призывающего к его уничтожению. Думаю, российское государство имеет возможность учиться на ошибках иных, нежели повторять их в условиях нашего общества. В борьбе с радикализмом и экстремизмом не может быть никакого компромисса.

- Происходящие события на Ближнем Востоке в 2011 году вызывают опасения тем, что под маской «демократизации» общественно-политического Египта, Туниса, Ливии и других арабских странах на самом деле произойдет усиление радикального исламизма, что невольно аукнется во всем мире, в том числе и в России. Насколько обоснованы подобные прогнозы?

- На мой взгляд, эти прогнозы вполне обоснованы и верны. Проблема заключается лишь в том, в какой форме это аукнется у нас. А то, что аукнется это однозначно. Наивно полагать, что в эпоху интернета, эпоху глобализации мусульманское сообщество России останется в стороне от глобальных изменений какого не было бы характера.

- Вернемся к ситуации, происходящей в России. Ваххабиты, ведущие пропаганду среди российской мусульманской молодежи, часто аппелируют к тому, что мусульманам нельзя жить под властью кяферов («неверных»), что Россия – это «кяферское» государство, поскольку ею правит православный человек, и поэтому мусульманам нельзя жить в таком государстве, против него необходимо вести «джихад», его необходимо уничтожить, а на месте России создать некий имарат, который станет частью глобального халифата, где уж точно власть будет в руках «правоверных». На Ваш взгляд, Фарид-хазрат, разве мусульмане не могут жить, если уж на то пошло, в православном государстве? И разве до 1917 года российские мусульмане не признавали над собой власть православного царя? Разве они считали зазорным для себя служить православному монарху?

- Мусульмане могут жить и в православном и инославном государстве, и не только. Всякая власть – власть от Бога. И в немусульманском государстве, в котором мусульмане являются не основным, но государствообразующим компонентом, в котором уважаются их права, они признают власть немусульманского правителя. Так было в России, так было в Литве, Польше. Пречистый мусульманский шариат, то есть закон, вовсе не воспрещает это. Кроме того, в большинстве случаев мигранты-мусульмане в немусульманском государстве обладают теми правами и возможностями, о которых они даже не могли себе представить на своей родине. Это парадокс, однако - факт. Что касается возрождения халифата – то это святая миссия ожидаемого перед Судным днем божьего Мессии аль-Махди, но никак не еретиков и нововведенцев, бравирующих лозунгами о восстановлении всеобщего мусульманского правления. Упаси Господь от того, чтобы эти фанатики создали какой-то «имарат», «имамат» или прочую форму легитимизации их преступной деятельности. «Адвокатам» и борцам за права ваххабитов-салафитов в России хочу еще раз напомнить во что это выльется: прежде всего, в уничтожение этих самих «адвокатов», уничтожение всех идейных врагов из числа неваххабитов, геноцид в отношение немусульман,  насилие в отношении детей, женщин, уничтожение памятников истории и культуры. В своем недавнем обращении к настоятелю всемирно-известного университета и мечети аль-Азхар (Каир, Египет) шейху, доктору Ахмаду ат-Таййибу я как раз сделал ударение на том, что определенные категории населения в арабских странах под лживыми лозунгами «джихада» сеют семена вражды между мусульманами и христианами, изгоняют их, убивают священников и мирное население, уничтожают церкви и монастыри. Это при том, что Господь Всемогущий запретил делать это, а Пророк (да пребывает с ним мир и благословение от Всевышнего!) любил христианам и даровал им особые права и льготы в мусульманском сообществе.

- Анализируя ваххабитское сообщество в России, обращаешь внимание, что активными проводниками радикального исламизма в России нередко становятся выпускники зарубежных исламских учебных заведений. Отсюда все чаще и чаще звучат рекомендации о необходимости готовить собственные кадры мусульманского духовенства в России, а не посылать на учебу в Саудовскую Аравию, откуда через 5-7 лет обучения молодые имамы вернутся убежденными сторонниками того, что именно на Аравийском полуострове «чистый» ислам, а тот, что на Родине, то тот искаженный, в нем много нововведений, от которых необходимо «отчистить» российский ислам. Так что Вы бы посоветовали делать с подготовкой будущих имамов, с исламским образованием в стране?

- Прежде всего, необходимо законодательным образом установить ответственность за пропаганду в официально-зарегистрированных религиозных структурах чуждой мусульманам России идеологий. Нам более чем достаточно всех этих выпускников заграничных подпольных, полуподпольных и даже официальных учебных заведений. Именно выпускники ваххабитско-салафитских заведений стали пятой колонной всевозможных иностранных разведок в нашей стране. Именно они способствуют идеологическому расколу мусульман России. Именно они ратуют за изменение традиционных мусульманских морально-нравственных начал на уродливые, не имеющие ничего общего с традиционным Исламом принципы. Считаю, что за границу, в мусульманские учебные центры должны ехать сформировавшиеся, психологически уравновешенные, устойчивые личности и при этом не для того, чтобы просиживать время на подготовительных курсах арабского языка. На учебу заграницу должны ехать в аспирантуру. Те же, кто хочет постичь премудрости арабского языка - пусть поступают в лингвистические центры. Отечественные кадры должны готовиться только в России и нигде больше. Достойно подражания мудрая позиция президента Республики Таджикистан в отношении таджикских студентов, обучавшихся за рубежом. Их, как известно, просто забрали на борт и несколькими рейсами всех доставили на родину. То же самое нужно сделать и ответственным российским структурам. При этом тем, кто хочет остаться заграницей, нужно предоставить такую возможность.

- Сегодня все чаще и настойчивее звучат голоса как со стороны традиционного мусульманского духовенства, так и со стороны экспертов в области этнорелигиозных исследований о необходимости законодательного запрета ваххабизма в России, поскольку в нынешних условиях ваххабизм формально юридически не запрещен, а значит разрешен, что и затрудняет борьбу с ним. Это и позволяет ваххабитам чувствовать свою легитимность и говорить о том, что, дескать, не надо ваххабизм отождествлять с экстремизмом, что ваххабизм – это всего лишь путь салафов, т.е. сподвижников самого пророка Мухаммеда (с.г.в.). «Адвокаты» ваххабизма, выступающие категорически против запрета ваххабизма по всей России, в качестве аргумента приводят ситуацию в Дагестане, где законодательный запрет ваххабизма в 1999 году спустя 12 лет не привел к полной деваххабизации этой северокавказской республики (наоборот, мы видим ситуацию прямо противоположную). По Вашему мнению, ваххабизм запрещать в России надо? Или же это бесполезно?

- Почему же бесполезно? Нужно заняться оперированием и излечением духовной стороны нашего организма. Необходимо насколько возможно быстро законодательно, на федеральном уровне, запретить ваххабизм–салафизм и прочую радикальную, якобы религиозную идеологию. При этом запрет ваххабизма нужно сопровождать усилением пропаганды традиционного Ислама в мусульманском сообществе России и разоблачением опасности ваххабизма для России. Ваххабизм для России - это запущенный механизм распада федерации. Что касается попыток экстремистов называть себя салафитами, то это, конечно же, форма маскировки и ничто более. Ваххабиты-салафиты не идут по пути праведных предков (ас-салаф), а только присвоили себе это название.

- И последний вопрос. Фарид-хазрат, сейчас все чаще со стороны «адвокатов» ваххабизма и его лоббистов звучат призывы о том, что государственные органы России должны поддерживать не только традиционный ислам, но и, так сказать, нетрадиционный, поскольку сторонники последнего тоже имеют право и на существование, и на свою деятельность, а, значит, и на внимание со стороны светской власти. Если государство поддастся на такие призывы, и начнет также поддерживать ваххабитов, то, что тогда будет с традиционным исламом в стране, да и с самой Россией?

- Если бы в свое время не было дозволено иностранным кругам финансировать своих ваххабитских ставленников в России, то сегодня не стоял бы вопрос о поддержке традиционного направления Ислама государством. Российский Ислам сам справился бы с этой заразой. Ислам – религия Всевышнего. Господь Всемогущий сам его сохранит.


Беседу вёл  Раис Сулейманов