Обманутые надежды Греции

Аналитика
Европейские политики единодушно признали важность сохранения членства Афин в зоне евро.

Современная острая ситуация вокруг долгов Греции, затрагивающая отношения самой неблагополучной страны Европы с ее кредиторами – ЕС, ЕЦБ и МВФ,  разрешилась компромиссом. Несмотря на высокие риски и колебания в позициях, европейские политики единодушно признали важность сохранения членства Афин в зоне евро,  продолжения программы помощи стране на пересмотренных условиях ее кредитования. Умерить пыл своих притязаний пришлось и оппозиционно настроенной к европейским институтам новой власти Греции.

Между тем о том, что это был крайне непростой  выбор для обеих сторон и в целом не рядовое событие,  выходящее за национальные и даже европейские рамки, указывает целый ряд факторов. Во-первых, сама модель взаимодействия Греции с партнерами по еврозоне, сменившимися в дальнейшем европейскими и международными институтами, и ее социально-политические последствия. Во-вторых, решение принималось с учетом политических и экономических рисков не только еврозоны и ЕС в целом, но и со стороны ближнего зарубежья, прежде всего, России. В – третьих, концентрируя в себе самые главные проблемы нынешнего противостояния в мире, этот шаг отражает как меняющийся баланс сил в Европе, так и более изощренные попытки сопротивления ему со стороны мировых элит.

С самых первых этапов своей валютной интеграции греческая экономика испытала массированный приток частных инвестиций, который постепенно вытеснялся поставками товаров из основных стран-экспортеров ЕС. Такая помощь и облегченный доступ предприятий и домохозяйств к кредитам, привели к потребительскому буму и росту экономики, воспринимаясь как абсолютное благо. В период 1999-2007 гг. рост средней заработной платы в стране, хотя и стартовал с низкой базы, стал опережать и производительность труда, и аналогичные динамики других европейских стран. Однако уже с 2003 г. Греция начинает испытывать растущий дефицит счета текущих операций, подрывающий ее конкурентные позиции. Решающую роль в его образовании играют увеличивающийся в 2003-2008 гг. импорт, а также возросшие проценты по обслуживанию кредитов иностранных инвесторов. Кризис (2008 г.) и неплатежеспособность предприятий, домохозяйств взвинтили долги до рекордных размеров, привели к оттоку капитала, масштабной безработице и упадку жизни. Финансовый пузырь, накапливаемый годами, лопнул, оставив Грецию под гнетом чуть ли не самой высокой в ЕС кредиторской задолженности домохозяйств. Аналогичные последствия «помощи в обмен на экспорт», только в меньшей степени, испытали и другие южно-европейские страны зоны евро (Испания, Португалия, Италия),  подтверждая  единство принципов европейской финансовой политики и их порочность.

Между тем дальнейшие попытки ЕС по спасению Греции оказались еще более губительными для страны. Новые беспрецедентные по объему транши помощи (на централизованной основе взамен частным кредитам) со стороны ЕС, ЕЦБ и МВФ (240 млрд. евро) были предоставлены Афинам с условием проведения в стране политики жесткой экономии и структурных реформ.  При этом многие политики связывают  широкое распространение такого формата кредитования  с переходом мировых элит к депопуляционным  методам борьбы за больший куш от  подконтрольных им территорий.  По оценке нынешнего главы правительства страны А. Ципраса, подобные меры довели экономику «до тройного кризиса – в госсекторе, бизнесе и банковской системе». Сокращение социальных налогов на бизнес и соответствующих программ, снижение минимальной (на 22 %) и как следствие средней (на 15%) заработной платы под предлогом ее несоответствия существующему уровню производительности сопровождались дальнейшим падением уровня жизни основного населения и обогащением немногих (в основном банковской элиты страны). За последние пять лет на фоне активного распространения офшорной практики в Греции удвоилось число бедных с 20 % в 2009 г. до 45 % в 2014 г. Приватизация государственных предприятий, как одно из ключевых условий экономической стабилизации, оказалась малоэффективной для бюджета, но заметно обострила проблемы занятости. На настоящий момент безработица охватывает 28 % экономически активного населения, 60% молодежи – это максимальные значения в рамках ЕС. Растущий дефицит бюджета значительно осложнил выполнение долговых обязательств страны. Если в 2010 г. государственный долг перед внешними кредиторами составлял 133 % от ВВП, то сегодня он приближается к 180 %. По относительной величине суверенного долга Греция - лидер не только среди партнеров по еврозоне, но и во всем ЕС.

Банкротство страны и рост общественного недовольства проводимыми реформами стали главными причинами разворота греческого электората в пользу леворадикальных сил, популярности коалиционной партии Сириза  и, в конечном счете, победы ее лидеров на парламентских выборах 25 января т.г. Об идеологической направленности Сириза, в частности, свидетельствуют такие ее установки и ориентиры как отказ от мер экономической стабилизации МВФ, ЕЦБ и ЕС, требования списания большей части долга (так как причины кризиса связаны с просчетами европейских и международных кредиторов) и проведение широких социально-демократических преобразований. Последние,  в частности, предполагали установление жесткого контроля над движением капиталов, национализацию частных банков, правовую защиту общественных секторов от угрозы приватизации,  создание десятков тысяч рабочих мест в госсекторе и расширение помощи малоимущим.

Те же финансовые проблемы страны вели одновременно к утрате доверия европейских и международных кредиторов и политиков к способности Афин  погашать свои долги и брать  на себя новые обязательства. В частности, в конце января т.г. ЕЦБ пригрозил Греции, что если она не продлит действие программы по спасению экономики и не подтвердит свою приверженность реформам, то он приостановит дальнейшее кредитование страны. МВФ также делал упор на продолжении реформ и проявлении ответственности страны за взятые обязательства. Бывший глава ФРС США А. Гринспен отметил в одном из своих интервью, что Греции придется покинуть еврозону, поскольку не найдется желающих подпитывать новыми кредитными деньгами нездоровую экономику.  А. Меркель еще до победы Сириза заявляла о возможности выхода Греции из еврозоны как о вполне приемлемом факте, вероятно рассчитывая на возобновление односторонних связей с Афинами.

Между тем непреклонный отказ новой политической власти Греции от продолжения реформ, смелая критика проамериканского характера европейской политики по целому ряду вопросов, а также несогласие с антироссийскими санкциями определили новый круг озабоченностей интеграционных структур Европы. Это, прежде всего, приблизило их к пониманию  опасности роста левоцентристских и сепаратистских настроений в других южно-европейских странах, имеющих те же долговые проблемы (Испания, Италия, Франция), и их способности пойти по пути Греции. С учетом этих условий получается, что сохранение неизменной финансовой политики в отношении греков оказывается невыгодным самому Евросоюзу. В этом случае политический кризис еврозоны будет неизбежно разрастаться, охватывая все большее число стран и ведя к ее распаду.  Серьезным вызовом единству еврозоны и безопасности ЕС в целом воспринимаются особые позиции страны (на фоне нынешнего противостояния Запад-РФ)  по вопросу европейских санкций против России, намерения РФ и Китая предоставить необходимую  помощь Греции, а также укрепление обороноспособности этих двух стран.  Опасностью признается и ухудшающееся социальное положение в Греции, грозящее вылиться в гуманитарную катастрофу и вызвать  обострение  и без того трудно решаемых миграционных проблем в других странах ЕС.

Одновременно на фоне появления точек соприкосновения интересов сторон, но при решительном отказе кредиторов от списания долгов меняются позиции и у Афин. Не имея ни достаточных средств, ни опыта  реализации широких социально-демократических преобразований, они также оказываются неготовыми к радикальным переменам.

Все эти условия предопределили неизбежность компромисса,  по крайней мере,  на краткосрочный период.  Его результатом стало продление  прежней программы помощи Греции (срок которой истек 28 февраля 2015 г.) на 4 месяца, выделение под нее дополнительных 7,5 млрд. евро, а также переформатирование прежних мер жесткой экономии в более мягкий их аналог с учетом новых вызовов и интересов обеих сторон.  Так, согласованный Еврогруппой план действий правительства предполагает, в частности,  меры по борьбе с уклонением от уплаты налогов и контрабандой горючего и табака, дальнейшую приватизацию госсобственности, в т.ч. значительное сокращение госаппарата, введение прогрессивной шкалы налогообложения, расширение временной занятости и преодоление масштабной бедности. Основными направлениями социальной поддержки населения признаются бесплатные электричество и проезд в городском транспорте, пособия для выплаты квартплаты и получение продуктовых талонов.

Вполне очевидно, что за счет такой программы европолитики стремятся не допустить,  с одной стороны, окончательного развала греческой  экономики и гуманитарной катастрофы,  с другой -  суверенного  развития страны и выхода ее из сферы контроля еврозоны и ЕС в целом. Таким образом, сущность программы «помощи» стране остается прежней, меняются только ее механизмы, приобретая большую гибкость.

Что касается самой Греции, то ее роль в выборе национальных путей вновь оказалась не главной. Остро нуждаясь в дополнительном транше помощи и ускоренных результатах финансовой стабилизации, страна вынуждена была поступиться самой значимой и радикальной частью своих предложений, включая не только выход из еврозоны, но и отказ от дальнейшей приватизации госсобственности и создание  десятков тысяч эффективных рабочих мест.