Проблема национальной идентичности в конституционном праве

Аналитика
Иногда в текст конституции прорывается дух не только общества, народа, но даже цивилизации

Доклад на международной научно-практической конференции «Проблемы национальной идентичности в условиях глобализации»

Вопросы национальной идентичности относятся к числу самых сложных и комплексных проблем общественных наук. Постановка вопросов национальной идентичности «в общем» чревата уходом в оторванный от жизни академизм. С другой стороны, не имея научных обобщений сложно понять сущность кризиса национального самосознания и множественность форм, которые он способен приобретать.

Сегодня мне бы хотелось сказать о том, что в научных исследованиях мало внимания уделяется конкретному документальному отражению процессов, связанных с национальной идентичностью. В Российском институте стратегических исследований стараются рассматривать каждый сложный теоретический вопрос в контексте его конкретной значимости, того насколько можно применить на практике результат научного исследования, думают о том, как осмыслить научный факт в практическом русле. Работа учёного и аналитика на первый взгляд имеет массу общего, в действительности же есть много отличий. Основным таким отличием можно считать направленность исследований. У аналитика она нефундаментальна и прежде всего направлена на результат. От аналитика, часто в сжатые сроки, требуют ответа на конкретный вопрос, просят рекомендации, совета. Учёный часто работает над тем, что интересно ему, он делает открытие, которое для науки ценно само по себе. Аналитик не может позволить себе такую роскошь. Аналитику мало факта, аналитику нужен практический вывод.

В случае с интересующим нас в рамках этой конференции вопросом национальной идентичности практический вопрос заключается в том, как соединить данные общественных и гуманитарных наук с жизнью. Например, Бенедикт Андерсон весьма справедливо охарактеризовал нацию, как воображаемое сообщество, Imagined Community, проанализировал особенности исторического и социального процесса приводящие к тому, что люди обретают коллективную национальную идентичность. Практические вопросы, рождаемые этим исследованием заключаются в том, что мы можем сделать на практике для дальнейшего гармоничного развития многонационального Российского Государства, учитывая осмысление процессов, описанных Андерсоном.

В контексте практического осмысления процесса формирования национальной идентичности целесообразно обратить внимание на имеющие юридическую силу документы. Не всегда документы отражают реальность. Законодательство может быть либеральным, а права и свободы неисчислимы, в то время как фактическое положение может совершенно не соответствовать содержанию документов. И, тем не менее, в нормальных условиях документы являются руководством к действию. Одним из таких документов является конституция.

Конституционное право чрезвычайно интересно с точки зрения отражения в нём конкретных особенностей формирования идентичности каждого государства. Далеко не всё конституции дают в этом отношении интересующий нас материал. Часто это достаточно безликие, сугубо юридические документы. С другой стороны, иногда в текст конституции прорывается дух не только общества, народа, но даже цивилизации.

Заинтересовавшись темой отражения национальной идентичности в текстах конституций стран мира я проанализировал текст конституций 80-ти государств. Отражение каких особенностей формирования коллективной идентичности и каких проблем можно обнаружить в основных законах государств мира?

Общность исторической судьбы и самоопределение

Прежде всего выделяется фактор общности исторической судьбы и самоопределения. Утверждение существования государства, как результата общего исторического развития и самоопределения – часто встречающийся мотив. В конституции ФРГ говорится о том, что многочисленные исторические земли Германии объединились путём свободного самоопределения немцев. Общность истории и общность судьбы упоминается в конституционном праве Албании, Андорры, Казахстана, Беларуси.

Цивилизационная идентичность

Сильная самобытная цивилизационная идентичность проявляется в конституциях Китая, Камбоджи, Лаоса, Вьетнама. Здесь достаточно сильно акцентируется внимание на самобытности цивилизации, многовековой истории, великих достижениях прошлого. Интересно отметить, что в конституции Камбоджи трагические страницы истории страны увязываются с великим прошлым Ангкорской цивилизации и строительством будущего. Исторический процесс представляет собой единое целое, великое прошлое должно стать мостом на пути от бедствий недавнего времени к строительству светлого будущего. По сути, здесь в конституции мы видим сигнал всему обществу – цель возрождение страны, равнение на славу предков, восстановление национальной гордости и величия, на основании памяти о принадлежности к великой цивилизации.

Трансграничная цивилизационная идентичность

Есть в конституционном праве зарубежных государств и другие интересные примеры особенностей национальной идентичности, чувства единства с более широкой общностью людей, нежели население своего государства. В первой статье части первой Постоянной Конституции Катара подчёркивается, что население Катара – часть арабской нации.

Чувство принадлежности к более широкой общности, которая не входит в границы государства, отражает и конституция Кувейта, которая, как следует из преамбулы, была утверждена эмиром исходя из веры в роль этой Страны в содействии дальнейшему развитию арабского национализма в целом.

Характерная апелляция к общеарабскому единству, принадлежности к арабской цивилизации и трансграничной арабской общности представлена в конституции Ливии 1969 года, принятой от имени арабского народа страны, граждане которой «исполнены решимости сломать ограничения, препятствующие их росту и развитию, которые встанут вместе со своими братьями из всех частей Арабской Нации в борьбе за восстановление каждого дюйма  Арабской земли, осквернённой империализмом и уничтожения всех препятствий, которые мешают Арабскому единству от Залива до Океана».

Преамбула конституции Исламской Республики Мавритания также созвучна мысли об общеарабском и мусульманском единстве: «Народ Мавритании  сознаёт необходимость укреплять связи с братскими народами, мавританцами, мусульманами, африканцами, арабским народом и провозглашает, что будет работать для достижения единства Большого Магриба арабской нации и Африки ради сохранения мира во всём мире». Особо выделяется роль Ислама и особенность цивилизации Мавритании.

Такая же апелляция к общеарабскому единству в рамках Магриба присутствует и в вводной части конституции Марокко, в которой сказано, что Королевство Марокко составляет часть Большого Арабского Магриба и как государство Африки, оно, среди прочих целей, преследует осуществление африканского единства.

Конституция Египта также определяет, что египетский народ составляет часть арабской нации и стремится к осуществлению всеобъемлющего единства.

Конституция Бахрейна также определяет общеарабскую солидарность королевства: «Королевство Бахрейн – полностью суверенное, независимое арабское государство, чье население является частью арабской нации и чья территория – часть большой арабской родины».

Столкновение идентичностей: Право наций на самоопределение и проблема территориальной целостности многонациональных государств

Значительной и сразу бросающейся в глаза при сравнительном анализе конституционного права проблемой выступает вопрос права наций на самоопределение и проблема сохранения целостности многонациональных государств, вопрос столкновения идентичностей, обоснования сильной гражданско-правовой национальной идентичности, которая позволяла бы сохранять единство в многообразии. В конституции КНР говорится о необходимости бороться за сохранение национальной сплочённости, «выступать как против национализма великой нации, прежде всего великоханьского шовинизма, так и против местного национализма», подчёркивается единство успехов и вклад строительство государства всех народов Китая.

Гражданско-правовое понимание национальной идентичности

В сталкивающейся с проблемами регионального сепаратизма Испании самоопределение не упоминается. В преамбуле конституции упоминаются как «испанцы», так и «все народы Испании», которым «испанская нация» (гражданско-правовой аспект национальной идентичности) в целом стремится обеспечить осуществление прав человека, развитие своих культур и традиций, языков и институтов. В тексте конституции хорошо отражена борьба испанских властей за общеиспанскую национальную идентичность в гражданско-правовом смысле нации-гражданства, нации-государства.

Отражение стремление к синтетической гражданско-правовой национальной идентичности заметно и в конституции Македонии, в тексте которой даётся отсылка к исторической, просуществовавшей всего десять дней (с 3 по 13 августа) Крушевской республике. Тогда в ходе антиосманского восстания объединили усилия болгары, греки и валахи, был издан манифест, призывавший всё население Македонии, включая албанцев и турок, не взирая на религиозные и этнические различия принять участие в борьбе против тирании султана.

В конституции Молдовы попытка утверждения гражданско-правового понимания нации выражена следующим образом: «Основу государства составляет единство народа Республики Молдова. Республика Молдова является общей и неделимой родиной для всех её граждан».

Пожалуй, одним из наиболее характерных примеров попыток законодателей сформулировать национальное единство является конституция Афганистана, в которой напрямую говорится о том, что нация Афганистана состоит из всех лиц, являющихся гражданами государства. Однако уступая широкому ряду региональных идентичностей, упоминаются этнические группы, которые относятся к нации Афганистана, но уточняется, что слово «афганец» относится к  каждому жителю страны.  

Культурная и языковая идентичность

В конституции Литвы дух, родной язык, письменность и обычаи утверждаются в качестве основания национальной идентичности.

Значительное место отводится языку в конституции Бельгии. Страна включает в себя три сообщества: Французское, Фламандское и Германоязычное и четыре лингвистических региона: французского, нидерландского, немецкого языка и двуязычный регион Брюссель-столица.

Религиозная идентичность

 Отдельного внимания заслуживает феномен религиозной идентичности. Если рассмотреть историю законодательных поправок в конституционное право европейских стран, можно обнаружить, что религиозный мотив постепенно вымывается из законодательства, становится ясно, что позиции религиозной идентичности на Западе утрачивают значение. Среди действующих конституций с сильным религиозным компонентом можно отметить конституции Греции и Армении.

Значение религии для национальной идентичности отражено в конституции Армении посредством признания того факта, что несмотря на то, что церковь отделена от государства «Республика Армения признаёт исключительную миссию Армянской Апостольской Святой Церкви как национальной церкви в духовной жизни армянского народа, в деле развития его национальной культуры и сохранении национальной самобытности». 

Основополагающее значение религии и церкви для греческого самосознания и становления Греческого государства представлено в тексте конституции Греции вступившей в силу «Во имя Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы» 11 июня 1975 года. Отношения Церкви и государства определяет второй раздел греческой конституции, 1 пункт 3 статьи которого констатирует, что: «Господствующей в Греции религией является религия восточно-православной Церкви Христовой. Православная Церковь Греции, признающая своим главой Господа нашего Иисуса Христа, неразрывно связана в своих догматах с Великой константинопольской Церковью и со всякой другой единоверной Церковью Христовой, неуклонно соблюдает, так же как и они, святые апостольские и соборные каноны и священные традиции». Греческое национальное самосознание не только определяется как православное, но связывается с более широкой общностью христиан – членами других православных церквей мира. А связь с константинопольской церковью отсылает к временам великой Византии.

Большая роль католической церкви для национального самосознания констатируется в конституции Польши.

Утрата религиозного компонента национальной идентичности может быть проиллюстрирована поправками, вносившимися в текст, принятой в 1937 году конституции Ирландии.

Особняком стоит национальная идентичность в контексте религии в исламских государствах – Катаре, Мавритании, Марокко.

Из приведённых примеров видно, как основной закон государства – конституция может отражать конкретные особенности и акценты национальной идентичности в каждом конкретном обществе на определённом этапе его развития. Конституционное право зарубежных стран представляет собой уникальный источник информации о тех проблемах, в области национальной идентичности, с которыми сталкивается каждое государство.

В условиях России многонациональность общества является исторической закономерностью, отличительной чертой. Поэтому особенно важно уделять пристальное внимание мировому опыту построения государства на основании мирного сосуществования разных национальностей. Работа по формулированию национальных целей и национального самосознания – задача формулирования смыслов. И как таковая эта задача не может быть окончательно решённой. Общество – живой, постоянно изменяющийся организм. Это значит, что для поддержания его нормального функционирования нужно постоянно уделять внимание определённым процессам. Одним из таких процессов является поддержание в обществе консенсуса, солидарности, объединяющего морального климата. Как этого добиться на практике – вопрос конкретного анализа, в котором могут помочь примеры многочисленных зарубежных стран.