Что стоит за фактом признания геноцида армян?

Аналитика
4 марта Комитет по внешним отношениям палаты представителей Конгресса США проголосовал за принятие проекта резолюции о признании геноцида армян. Сторонники документа добились его одобрения с перевесом всего в один голос.

 

А.В. Глазова

руководитель отдела исследований современной Азии, кандидат филологических наук

4 марта Комитет по внешним отношениям палаты представителей Конгресса США проголосовал за принятие проекта резолюции о признании геноцида армян. Сторонники документа добились его одобрения с перевесом всего в один голос. За резолюцию проголосовали 23 конгрессмена,  против высказались 22. Теперь резолюция должна быть направлена на рассмотрение палаты представителей, которая решит ее дальнейшую судьбу.

Это новость вызвала большой общественный резонанс и множество экспертных оценок в СМИ.
 
Событие действительно неординарное, особенно с учетом резкой реакции турецких властей. Президент и правительство Турции назвали резолюцию несправедливой по отношению к истории и исторической науке, а турецкий посол был отозван из Вашингтона для консультаций. Также появилась информация, что премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган может не поехать в США для участия в запланированном  на 12 апреля саммите по ядерной безопасности, а отправит вместо себя главу турецкого МИДа Ахмета Давутоглу.

В чем причина признания геноцида армян именно сейчас? Экспертное сообщество расходится  в оценке этого события.

Некоторые специалисты считают, что миссия США в мире состоит в том, чтобы не идти против справедливости даже в ущерб своим внешнеполитическим интересам. По их мнению, внешнеполитическая стратегия Вашингтона  базируется не на холодном расчёте, а на мессианских представлениях об Америке как о «новом Иерусалиме», из которого для остального человечества должен воссиять свет демократии и мира. Это в полной мере относится и к армянскому вопросу, «создающему столь серьёзные политические проблемы во взаимоотношениях Вашингтона с Анкарой и Баку».

Действительно, администрация  Белого  дома на словах вроде бы выразила свое сожаление по поводу принятия данной резолюции и признала ее несвоевременной. Госсекретарь США Х. Клинтон также заявила, что это решение не будет способствовать сближению Армении и Турции.

С этой позицией солидарны и некоторые американские эксперты. Так, бывший помощник Р. Рейгана Дуг Бандоу в журнале «The National Interest» резко критикует лоббистские группы из различных стран, которые имеют возможность оказывать влияние на внешнеполитические решения США. По его мнению, «сегодня американцы становятся заложниками различных этнических групп, использующих американское правительство в своих интересах. Политический курс США в отношении Кубы, Восточной Европы, Гаити, Израиля, Турции и других стран меняется в зависимости от внутренней политики». Относительно решения Конгресса он отмечает, что «голосование  по «вопросу» о геноциде не способствует формированию разумной политики ни в одном месте земного шара».

Однако если ситуация действительно обстоит таким образом, то как объяснить, что вслед за американским Конгрессом началась «цепная реакция» по признанию геноцида в европейских странах? 11 марта парламент Швеции принял резолюцию о геноциде армян. В этот же день подобный законопроект был внесен в парламент Испании. Это произошло после того, как постановление о признании геноцида единогласно приняли законодательные власти Каталонии. Данная проблема также начала обсуждаться на политическом уровне в Германии и Великобритании. Отчего столь острое желание восстановить историческую справедливость вдруг возникло через 95 лет после случившейся трагедии?  Представляется, что дело здесь не только в «особой миссии» западных демократий.

Именно поэтому многие аналитики сходятся во мнении, что  признание геноцида армян является хорошо спланированной акцией, направленной против  Турции.
Некоторые из них полагают, что таким образом администрация США выразила свое недовольство провалом процесса армяно-турецкого урегулирования. Действительно, армяно-турецкий диалог часто называют «американским проектом». Открытие границы позволило бы Западу в  перспективе задействовать Армению для прокладки новых  энергетических и транспортных коммуникаций, кроме того, армянская территория могла быть использована США для транзита военных грузов и оружия из Ирака в Среднюю Азию и Афганистан.
 
Резкая реакция Азербайджана на подписание армяно-турецких протоколов об урегулировании отношений вынудила власти Турции заявить, что эти протоколы не будут ратифицированы до разрешения проблемы Нагорного Карабаха и тем самым фактически заморозить их. Разумеется, это не могло не вызвать раздражения Вашингтона.
Однако дело не только в этом. В последнее время Турция все активнее предъявляет претензии на региональное лидерство и проводит достаточно независимую внешнюю политику. Эта политика все чаще стала входить в противоречие с интересами США. При прежней администрации отношения между Анкарой и Вашингтоном достигли беспрецедентно низкого уровня. Достаточно сказать, что в 2007г., согласно данным социологических опросов, только 9 процентов турок одобряли действия США на международной арене. При этом в  2000г. этот показатель был равен 52 процентам.

Однако после визита Б.Обамы в Стамбул в апреле прошлого года многие эксперты заговорили о начале сближения двух стран. Анкара и Вашингтон договорились о совместных действиях в реализации новой американской стратегии, направленной на улучшение отношений США с исламским миром. Тем не менее «перезагрузки», похоже, не получилось. Турция испортила отношения с Израилем и открыто обвинила Тель-Авив в массовых убийствах арабского населения Газы. Недовольство Вашингтона также вызывает  дальнейшее политическое и экономическое сближение Турции с Россией и Ираном, включая развитие совместных энергетических проектов.
 На концептуальном уровне это политика была оформлена в новых стратегических направлениях внешнеполитической деятельности Турции, так называемых «шести принципах» министра иностранных дел А. Давутоглу, которые он впервые озвучил в конце прошлого года в своем выступлении в американском филиале турецкого исследовательского фонда SETA. Основным положением этой стратегии является проведение эффективной дипломатии в отношении соседних регионов - «ноль проблем с соседями», что означает развитие отношений с соседними государствами, построенными на принципах «безопасности для всех, политического диалога и экономической взаимозависимости».
 
Таким образом, Турция так и не стала посредником США по установлению диалога с мусульманскими странами, предпочтя позицию самодостаточного регионального лидера, построенную на принадлежности к исламскому миру. Совершенно очевидно, что эта роль нынешней Турции не может устраивать Запад. Поэтому не исключено, что интенсивное использование фактора армянского геноцида является рычагом давления на Анкару, который грамотно используется правительствами различных стран.
Причем эти действия направлены, в первую очередь, на происламское правительство Эрдогана, которое, помимо прочего, постепенно превращает Турцию в ключевую транзитную территорию, определяющую энергетическую безопасность Европы.

Вероятнее всего, в ближайшем будущем мы станем свидетелями как дальнейшего обострения противостояния между Турцией и Западом, так и усиления давления на правящую партию страны. Причем это давление правительство Эрдогана будет испытывать как со стороны внешних сил, так и внутри страны, где  его рейтинг неуклонно падает. Этому способствовало резкое ухудшение экономической ситуации в Турции, связанное с мировым финансовым кризисом. По итогам 2009 года объем реального ВВП страны сократился на 5,8%, а дефицит бюджета составил почти 40 млрд долларов. В результате безработица в стране выросла до 14,5%, что вызвало ряд маршей протеста. К этому прибавляется внутренний раскол турецкого общества, связанный с новой волной арестов бывших высокопоставленных военных по делу  Эргенекона, обвиняемых в подготовке военного переворота.

Все эти факторы актуализируют перед правящими силами страны проблему выбора дальнейшего пути для преодоления внутренних и внешних угроз.