Об итогах первого тура президентских выборов в Южной Осетии

Аналитика
В минувшее воскресенье состоялись выборы президента Республики Южная Осетия, которые вызвали серьезный ажиотаж далеко за пределами этого «нового государства» Южного Кавказа. Как показали результаты подсчета голосов, ни один кандидат в президенты не набрал необходимого количества в 50% + один голос, и республике предстоит второй тур выборов.

Э.А. Попов,

руководитель Черноморско-Каспийского информационно-аналитического центра РИСИ

 

В минувшее воскресенье состоялись выборы президента Республики Южная Осетия (РЮО), которые вызвали серьезный ажиотаж далеко за пределами этого «нового государства» Южного Кавказа. Как показали результаты подсчета голосов, ни один кандидат в президенты (а их изначально насчитывалось 17) не набрал необходимого количества в 50% + один голос. 27 ноября республике предстоит второй тур выборов. Он будет проходить с участием двух кандидатов: главы МЧС Анатолия Бибилова (25,44%), захватившего лидерство в избирательной гонке, и бывшего министра образования РЮО Аллы Джиоева (25,37% голосов, второе место по итогам голосования).

 Результат последней впечатляет тем обстоятельством, что она является неформальным лидером оппозиции. Хотя югоосетинской оппозиции, к которой наблюдатели относят шесть кандидатов в президенты, не удалось выдвинуть единого лидера, Алла Джиоева в силу обстоятельств оказалась в роли ее знамени. Точно так же Анатолий Бибилов оказался в положении кандидата власти. Официальная поддержка со стороны действующего главы Южной Осетии Эдуарда Кокойты и помощь, оказанная его избирательной кампании представителями российской политической элиты (глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров, представители МЧС и ВДВ России, координатор ОНФ Франц Клинцевич, председатель комитета по международным делам Госдумы Константин Косачев и др.) контрастирует с оппозиционным содержанием его предвыборной программы, амбициозно именованной «Осетинский прорыв», и поддержкой со стороны главной оппозиционной партии России — КПРФ. Тем самым предвыборная борьба между лидерами избирательной гонки в Южной Осетии не помещается в привычный контекст противостояния власти и оппозиции.

 По итогам первого тура выборов можно сделать несколько выводов. Пожалуй, главный из них — югоосетинское общество явственно высказалось в пользу кардинальных преобразований. Хотя в период президентства Э. Кокойты Южная Осетия получила долгожданное международное признание, в республику начала и продолжает поступать огромная, по ее меркам, финансовая помощь, избиратели фактически выразили вотум недоверия действующей власти.

Факт выхода во второй тур Джиоевой и Бибилова свидетельствует о кризисе доверия президенту Кокойты. При этом оппозиционность Джиоевой выражается в эмоционально окрашенной бескопромиссности ее оценок действующей власти, требованиях политической реформы системы политического и государственного управления и поддержкой со стороны влиятельного в республике человека, так и не ставшего кандидатом на пост президента — Дзамболата Тедеева. Оппозиционность Бибилова заключается в его более взвешенной и рациональной критике правящего курса и инородностью его положения в составе нынешней правящей элиты РЮО.

В этой связи мы не можем согласиться с точкой зрения, известной из высказываний ряда политологов и журналистов, о противостоянии между старым и новым, власти и оппозиции в Южной Осетии. Оба кандидата с позиций социального статуса являются выходцами из правящей элиты (только Джиоева, на данный момент, с приставкой «экс»). Содержательная часть избирательных кампаний обоих кандидатов является сугубо оппозиционной. Поэтому вне зависимости от имени будущего главы Южной Осетии в этом маленьком южнокавказском государстве будет предпринята попытка реализации альтернативы курсу Кокойты. Чтобы избежать опасного раскола общества, будет востребована та или иная форма сотрудничества или, как минимум, политической лояльности между нынешними политическими конкурентами.

Вывод второй, проистекающий из предыдущего, - в Южной Осетии сформировалось независимое от государственной власти общественное мнение. Оно и позволило реализовать протестное голосование, выведшее в лидеры гонки двух оппозиционных кандидатов. О демократическом характере избирательного процесса в РЮО заявили международные наблюдатели, которые, в то же время, отметили и ряд серьезных нарушений процесса голосования. Тем самым в Южной Осетии происходит небезболезненное, но все же поступательное движение в сторону формирования демократических институтов. Это подтверждает и отказ от идеи проведения референдума по внесению изменений в конституцию РЮО о возможности третьего президентского срока.

Третий вывод затрагивает систему взаимоотношений между РЮО и мировым сообществом и, в том числе, Россией. Длительный период существования в качестве государства непризнанного и трехлетний период — в качестве официально признанного (пусть и небольшим числом стран) государства постепенно сделал процесс широкого международного признания югоосетинской государственности необратимым. Список международных наблюдателей на выборах в РЮО, вероятно, будет постепенно расширяться (хотя и на состоявшихся выборах присутствовали представители государств ЕС - Франции и Польши).

 Характерно, что наиболее мобильная часть грузинского экспертного сообщества призывает обратить пристальное внимание на исход президентских выборов в Южной Осетиии (Паата Закареишвили), а отдельные эксперты недавно и вовсе высказывались в пользу признания абхазской государственности (Мамука Арешидзе).

 Показательно и другое: несмотря на политическую поддержку влиятельных политических сил (провластных и оппозиционных) России, оказанную А. Бибилову, подавляющее большинство югоосетинских избирателей в ходе первого тура проголосовало против этого кандидата. Безотносительно к результатам грядущего 27 ноября второго тура выборов президента РЮО полагаем, что общество Южной Осетии сделает итоговый вывод исходя из собственных представлений о национальных интересах. И Россия примет этот выбор. Любой демократически избранный президент Южной Осетии будет приемлемым внешнеполитическим партнером для российской дипломатии.

 Итак, первый тур президентских выборов в РЮО засвидетельствовал как важные сдвиги в общественном сознании ее граждан (усталость от психологической зацикленности на войну, нацеленность на радикальные перемены - в том числе, в виде смены правящего курса и управленческой команды), так и незыблемые доминанты (приверженность российскому вектору интеграции, выраженному в 84% голосов, отданных на национальном референдуме о придании русскому языку статуса второго государственного). Демократизация Южной Осетии происходит не всегда последовательно и сопряжена со значительными трудностями. И, тем не менее, итоги первого тура выборов засвидетельствовали, что это молодое государство преодолело опасную точку бифуркации.