Без диалога

Мы в СМИ
По сей день слышно эхо Мюнхенской конференции по безопасности. Так громко звучали на ней взаимные обвинения и призывы к объединению против тех или иных стран. Форум выявил сильнейший кризис взаимопонимания между странами и безволие при его преодолении. Ощущением тревоги переполнены даже официальные документы. Доклад, представленный организаторами, назывался «На край пропасти – и обратно?», подчёркивая глобальную опасность положения, в котором ныне находится мир. Мы подошли к «началу значительного конфликта», как сказал председатель форума В. Иншингер.

Больше всего нападок на Россию. Её обвиняли в создании кризисной ситуации на Украине, Ближнем Востоке, в Корее, в том, что у власти в США не тот человек, и даже в желании захватить Прибалтику. Призывы России к налаживанию «равноправного, взаимоуважительного, основанного на балансе интересов партнёрства» (С. Лавров) и формированию общих систем безопасности тонули в хоре людей, раздражённых самим фактом её существования.

Это несовпадение миролюбивого подхода России и жёсткого неприятия её действий западным сообществом уже привычно. И не только для постсоветской эпохи – с подобным приходилось сталкиваться и в позапрошлом веке, да и гораздо раньше. Российская внешняя политика исторически конструктивна, и это почти не зависит от того, какая в ней власть. Это данность: Россия слишком большая страна, чтобы не оказывать влияния на мировые дела и заниматься только отношениями с соседями. Однако она не столь велика, чтобы претендовать на мировое господство. Да и не стремится к этому. Поэтому она выступала и выступает с предложениями создания общей системы безопасности, которая учитывала бы интересы всех игроков.

К сожалению, у такого подхода всегда есть противники. Сейчас это США и их союзники, а на самом деле вассалы в лице многих больших и малых стран. Это и подпевалы – совсем маленькие государства, которые опасаются формирования нового «концерта держав», где их голос якобы не будет услышан.

Главное, что подтвердил форум в Мюнхене, – Россия вновь стала сильной и влиятельной. Хотя её силу можно назвать хрупкой, и для этого есть основания. Наша страна сумела вернуть себе место в глобальной политике, однако, став опять «мировой державой», она так и не смогла вновь стать… региональной. Вернуть же статус лидера региона – критически важно для России. Страна, которая влияет на положение дел далеко от своих границ, но не может гарантировать соблюдение своих интересов и стабильность в ближнем соседстве, неизбежно оказывается под ударом. Поэтому именно у наших границ – на Украине, в Донбассе – развёрнуто самое ожесточённое сопротивление.

Вернувшись из Мюнхена, президент Украины подписал т.н. закон «о деоккупации Донбасса», который содержит отказ от какого-либо диалога с народными республиками (чего требуют Минские соглашения!). Власти республик признаны «оккупационными администрациями», не имеющими статуса политических субъектов.

На самом деле отказ от диалога с ними – это отказ от диалога с миллионами сограждан и внутри Украины, которые не приемлют радикально антирусскую концепцию украинской государственности. Тот же отказ мы видим в Прибалтике. Как и отказ всего Запада от диалога с Россией на общемировом уровне. Русский голос по замыслу не должен звучать ни на Украине, ни в Латвии, ни в международной политике. Только полностью отказавшаяся от своих интересов Россия может быть терпима. И только русские, не желающие быть русскими, могут иметь какие-то права. В реализации этого принципа США видят залог своего выживания как мирового гегемона. Мир подошёл к очень тяжёлому кризису, и из него надо искать выход, иначе большой беды и правда не избежать.

Украина нацбезопасность