Арабский восток сможет изменить мир?

Мы в СМИ
События в Ливии в частности и на арабском Востоке в целом получают неожиданные повороты. Складывается впечатление, что всё только раскручивается, и вряд ли даже самый смелый прогноз сможет точно определить, как долго продлятся «арабские революции» и к каким результатам для региона и мира они могут привести. Тем не менее вникать в происходящее, разбираться в хитросплетениях ситуации необходимо, тем более надо делать какие-то выводы.   Ситуацию в регионе, специально для газеты «Красная звезда», прокомментировал директор Российского института стратегических исследований Леонид Решетников.

События в Ливии в частности и на арабском Востоке в целом получают неожиданные повороты. Складывается впечатление, что всё только раскручивается, и вряд ли даже самый смелый прогноз сможет точно определить, как долго продлятся «арабские революции» и к каким результатам для региона и мира они могут привести. Тем не менее вникать в происходящее, разбираться в хитросплетениях ситуации необходимо, тем более надо делать какие-то выводы.

Ситуацию в регионе, специально для газеты «Красная звезда», прокомментировал директор Российского института стратегических исследований Леонид Решетников.

- Леонид Петрович, сейчас среди наших экспертов бытует два мнения. Первое состоит в том, что США заранее спланировали всю эту смуту (идеологическую основу якобы заложил Збигнев Бжезинский). Определённая логика во всём этом есть. В мутной воде легче ловить рыбу и управлять ресурсами местных государств, ослабленных хаосом. Вторая позиция состоит в том, что во главе угла стоят всё-таки социально-экономические проблемы. Но и во втором случае в Вашингтоне стараются управлять ситуацией. Каково ваше мнение на сей счёт?


- В арабском мире в настоящее время проходят такие процессы, всю глубину и последствия которых пока ещё трудно определить. Я бы не шёл по упрощённой схеме: «США спланировали, Вашингтон руководит, управляет». Всё значительно более сложно. Создаётся впечатление, что мы становимся свидетелями тектонических сдвигов в этой части мира, в мусульманской цивилизации. На мой взгляд, эта цивилизация не выдерживает соперничества с постхристианской Европой, с постхристианским миром. А точнее сказать, с обществом потребления. Посмотрите, ведь кризис охватил, прежде всего, те арабские страны, которые находятся в прямом соприкосновении с западным миром, то есть по всей средиземноморской дуге от Марокко до Сирии и Йемена.


Следует отметить, что в мусульманском мире существует обострённое беспокойство по поводу проникновения западной идеологии, западного образа жизни. Оно стало появляться ещё в 80-е годы прошлого века. Своеобразной реакцией на эти процессы стал взрыв терроризма как отчаянная попытка любой ценой остановить это проникновение. В целом попытка противопоставить террор западному влиянию закончилась неудачей, так как народы не приемлют методы борьбы, ведущие к гибели ни в чём не виновных людей. Да и значительная часть населения стран Северной Африки и Ближнего Востока, преимущественно молодёжь, в своих нынешних протестных выступлениях руководствуется лишь одной идеей - «хотим жить хорошо, как на Западе». Поэтому-то десятки тысяч тунисских «революционеров» при первой же возможности бегут в Европу. За ними по нарастающей следуют марокканцы, алжирцы и так далее.


С другой стороны, в этих событиях в ряде стран весомую роль играют радикальные мусульмане - своего рода сектанты, в первую очередь салафисты. Наиболее активно они проявляют себя в Сирии, Египте, Ливии. Налицо тенденция к постепенному саморазрушению традиционного исламского мира. Ещё держатся арабские монархии, но режимы, пришедшие к власти путём военных переворотов, разваливаются на глазах. Они изжили себя, народ устал от них.


В таких условиях, естественно, кажется, что Соединённые Штаты и их союзники всё это спланировали и ситуация развивается под их контролем. Если говорить в философском плане, то, наверное, подобная мысль имеет право на существование. Западные демократии не могут существовать, не подчиняя своему влиянию иные сообщества и цивилизации. Но если иметь в виду конкретные события в конкретных странах, то вряд ли оправданно считать, что за каждым из них стоит практическая работа ЦРУ и других западных спецслужб.


Да, такие организации, как правило, присутствуют везде, где есть возможность что-либо «заварить» или где становится «очень жарко». Однако я не думаю, что Вашингтон планировал в Северной Африке и на Ближнем Востоке все демонстрации, свержения, стрельбу. В определённой степени и для него они были неожиданными.


Так что, на мой взгляд, проблема в другом: в лице серьёзно пошатнувшегося мусульманского сообщества мир может лишиться весьма важного стабилизирующего фактора международной политики. Причём лишиться в тот момент, когда постхристианская Европа и её руководство - США испытывают всё нарастающие политические, экономические и идеологические проблемы и сами приближаются к черте глобального кризиса. Победа европейской демократии над традиционным мусульманским сообществом может оказаться пирровой, что грозит непредсказуемыми негативными последствиями для всего мира.


- В связи с этим нельзя не заметить, что у многих сложилось впечатление, что США в отношении конфликта в Ливии заняли, скажем так, позицию «стороннего наблюдателя»...


- В отношении Ливии США занимают позицию «стороннего наблюдателя», на мой взгляд, только внешне. На самом деле американцы участвуют в конкретной «игре», без них ничего не делается, никаких решений не принимается. Более того, в СМИ мелькали сообщения о присутствии американского спецназа в Ливии. Впечатление, что Вашингтон сторонится фактического участия в интервенции и что из-за этого акция НАТО становится всё более рыхлой, возникает из-за того, что такие сейчас европейцы и американцы, на таком уровне у них сегодня находятся организация, способность принимать решения, проводить военные операции. Не те уже американцы и европейцы.


Война в Ливии затянулась и по другой причине. Всё-таки Каддафи имеет значительную поддержку среди населения как на племенной, так и на социальной основе. Ведь не секрет, что ливийский лидер в значительно большей степени «делился с народом», чем это делали, например, Мубарак или Бен Али. Противостоящие Каддафи силы - это в основном представители «обиженных» племён, прозападной молодёжи и религиозных экстремистов-салафистов. Это тоже значительная часть ливийского общества. Налицо гражданская война. Запад безоглядно влез в неё, неправильно оценив силы Каддафи. Выйти из этой войны будет очень сложно. Единственное, что может в ближайшее время привести к распаду сил каддафистов, - это внезапная смерть Каддафи. Думается, что именно этому вопросу спецслужбы заинтересованных стран уделяют первостепенное внимание.


- Близкий к этому вопрос о судьбе Бен Ладена. Не получится ли так, что на смену ему придут более молодые, более изощрённые лидеры, способные перегруппировать силы исламского фундаментализма и активизировать их борьбу за свои идеалы?


- Всё-таки Бен Ладен в последние годы, скорее всего, был символом и знаменем террористов, а не непосредственным руководителем. Очень похоже, что американцы могли убить его и раньше, по крайней мере когда засекли его место укрытия. Почему был выбран именно этот день? Скорее всего, тянули, не зная, как смягчить реакцию арабского мира. Так что «революции» оказались на руку. Мусульманам Северной Африки и Ближнего Востока стало не до Бен Ладена. А тут ещё убийство сына Каддафи и малолетних внуков. Надо было отвлечь внимание мирового сообщества от этого неприглядного акта расправы. Наверное, после этого и было принято решение уничтожить и символ террористов. Думаю, что сила этих террористов в том, что у них нет единого штаба и они действуют обособленно, но под общим идейным флагом. Чем больше проблем возникает в исламском мире, чем сильнее он отступает перед западным обществом потребления, тем больше будут рекрутироваться в террористы отчаянные головы из числа религиозных фанатиков.


- Мне представляется, что на Западе недооценивают то, что происходит в Сирии. Ведь это важнейший участник процесса ближневосточного урегулирования, у Сирии с Израилем сложился статус-кво - некий «холодный мир». В то же время в Сирии сильно влияние Ирана. И не получится ли так, что с падением режима Б. Асада произойдёт радикализация страны, к власти придут силы, по своей позиции близкие к ХАМАСу, и тогда весь ближневосточный кризис обретёт совершенно иное измерение?


- Ситуация в Сирии развивается крайне опасно. В стране действуют как прозападные силы, так и радикалы-салафисты. Последние даже пытались провозгласить в городе Дыреа свой салафистский халифат. Падение нынешнего режима в Дамаске может привести к гражданской войне. Несомненно, внутренний конфликт, а тем более возможный успех салафистов, просто выведет ближневосточное урегулирование за рамки международного поля. Уверен, что это понимают и в Вашингтоне. Поэтому американцы и их союзники довольно осторожны в своих практических шагах в отношении Б. Асада. Израиль должен быть заинтересован в стабильной Сирии с более или менее понятным руководством, таким, как нынешнее. Иначе Тель-Авив может попасть в крайне невыгодную для себя ситуацию. А она и без того для Израиля сложная. Судя по всему, США в стремлении что-то сделать «хорошее» для арабов усилят активность по созданию палестинского государства, о чём свидетельствует фактическое согласие с «объединением ООП-ХАМАС».


- Не раз приходилось слышать мнение, что своим остриём эти «арабские революции» направлены против Ирана, что через них США и НАТО подбираются к этой стране, чтобы расшатать существующий там режим. Не кажутся ли вам нелогичными такие сложные ходы, поскольку, засев в Ливии, НАТО уж точно ничего не сможет делать против Ирана, а тому только и остаётся, как укреплять свои позиции в регионе?


- Иран занимает особое место в мусульманском мире - практически единственная страна в этом регионе, где власть находится в руках шиитов. Конечно же вы правы, что, втянувшись в гражданскую войну в Ливии и демонстрируя там вопиющую беспомощность, США и НАТО пока не до Тегерана, хотя работа спецслужб по расшатыванию внутриполитической стабильности в Иране продолжается.


- В связи с этим извечный вопрос: а что делать нам? Стоять и наблюдать со стороны за всем происходящим или же попытаться, опираясь на некие неиспользованные резервы в виде нашего прошлого опыта, авторитета, традиционных уз дружбы, наконец, как это ни высокопарно звучит, разрулить ситуацию?


- Что делать России? Тщательно изучать и анализировать развитие ситуации. Не спешить с выводами. Не занимать жёстких бескомпромиссных позиций в пользу одной или другой стороны. Остановить глубинные процессы в арабском мире мы не можем. Но с другой стороны, было бы безрассудным вмешиваться в гражданские войны на Ближнем Востоке, пытаясь извне «подправить» процессы, которые имеют объективные корни. Думаю, что МИД России в этом смысле проводит взвешенную политику. Из всего происходящего мы должны сделать вывод: развивая экономические, политические и культурные отношения с Западом, мы должны не допускать ошибок и слабины, потому что, как показывает древняя и современная история, Запад может самым брутальным способом воспользоваться этими слабостями в отношении любой страны.



Источник: «Красная звезда»

Беседу вёл Александр ФРОЛОВ.