Западу важны точки опоры в Центральной Азии

Мы в СМИ
CA-NEWS (TM) - Несмотря на критику Белого дома за контакты с двумя наиболее закрытыми и авторитарными режимами региона – Узбекистаном и Туркменистаном, аналитики говорят о наращивании военного и экономического сотрудничества с этими государствами.

Аджар Куртов: Западу важны точки опоры в ЦА

В начале декабря СМИ сообщили, что за последний год США потратили на военные цели в Центральной Азии свыше 1,3 миллиарда долларов, часть трат пришлась на закупку топлива и продовольствия в Туркменистане и Узбекистане.

Ведущий эксперт из Российского института стратегических исследований Аджар Куртов в беседе с NBCentralAsia размышляет о нынешних геополитических приоритетах Запада в Центральной Азии.

Аджар Куртов: Действительно, наблюдаются элементы наращивания военного присутствия американцев в странах Центральной Азии. В некоторых из них появились военные базы США, в других – специальные советники, иногда замаскированные под гражданский персонал, выросло число выходцев из региона, обучающихся в военных заведениях США. Наконец, есть факты передачи имущества военного назначения армиям региона.

Все это – усиление военного присутствия. Традиционно на первом месте у европейцев и американцев стоят их геополитические интересы. Эти интересы состоят в поддержании своего могущества. Все остальное – вторично.

Если тезис о необходимости защиты прав человека работает, то его используют, как это было при развале Советского Союза и социалистического блока. А если он не срабатывает, то за него никто жизнь класть не будет.

Разве американский бизнес воротил нос, отказываясь от сотрудничества с Туркменистаном и Узбекистаном в прошлом? Не было такого. Никогда «высокие демократические идеалы» не мешали получить барыши. Разве в прошлом были случаи разрыва дипломатических отношений из-за процессов в Туркменистане, весьма напоминавших 1937 год… или после событий в Андижане? [прим. май 2005 года, когда правительственные войска расстреляли мирную демонстрацию, в результате чего были сотни погибших и раненых] Да, были некие импульсы, поползновения в данном направлении. Приняли решение после Андижана не поставлять оружие Узбекистану. Так [президент] Каримов его и так у США не закупал. Никаких действительно знаковых мер давления с целью изменения проводимого курса не было.

NBCA: Существует мнение, что инвестиционные потоки США в Узбекистан генерируются в обмен на лояльность узбекского режима по вопросам Северного транзита грузов в Афганистан. Обоснованы ли такие догадки?

- Я не разделяю версию об обмене на лояльность Ташкента в отношении Северного транзита. Ведь сотрудничество было и в 90-е годы, когда американского контингента в Афганистане не было. Было сотрудничество и в первую половину нынешнего столетия, когда никто не говорил еще о грядущем выводе войск.

Мне кажется, что их цель – подверстать Узбекистан к своей упряжке во внешней политике. Если для этого формально годится северный маршрут – то почему бы и нет? А не было бы его – придумали бы что-то иное.

Западу нужны точки опоры в регионе. Узбекистан на этот статус вполне подходит. Ташкент же испытывает экономические трудности и не против заработать американских долларов. Хоть на северном маршруте, хоть на чем-то еще. Американцы это понимают и используют это в своих интересах.

- Правозащитники негодуют, что Запад куда активнее критикует за нарушение прав более мягкие режимы в Казахстане и Белоруссии, нежели диктатуру в Туркменистане и Узбекистане.

- Причин может быть много. Как минимум на поверхности следующая: и Туркменистан, и Узбекистан проводят курс дистанцирования от интеграционных процессов на постсоветском пространстве, то есть в частности не разделяют усилий в этом направлении Москвы. Туркменистан ведь с 1995 года – формально нейтральное государство, а значит даже только по этой причине не войдет в ОДКБ. И в СНГ он с 2005 года избрал для себя статус ассоциированного члена. Забавно при этом было наблюдать, как в этом году Туркменистан председательствовал в СНГ, проводил саммиты.

Узбекистан в этом отношении тоже не подарок. Свою роль играет и тот факт, что оба государства не граничат с Россией, но зато граничат с Афганистаном. В этом плане они хорошо подходят на сотрудничество в рамках проекта «Большой Центральной Азии».

Затем: ведь это хоть и проблемные, но все же потенциально богатые недрами страны. Природный газ Туркменистана и золото с ураном Узбекистана – фактор, который не может не браться в расчет. Узбекистан к тому же – демографический лидер региона. Это тоже ресурс в определенных ситуациях.

Наконец, наверное, не является простым совпадением и тот факт, что в смысле жесткости политических режимов и Туркменистан и Узбекистан – самые недемократические страны региона. Наверное, все-таки Запад более склонен опираться на такие режимы, поскольку они силовыми средствами контролируют ситуацию, а значит, способны гарантировать исполнение взятых на себя обязательств.

- Какие, на ваш взгляд, цели преследует такой подход?

- Предпринимается попытка переформатирования внешнеполитических предпочтений режимов. Это – несомненно. Ничего странного и нового в этом я не вижу. США стремятся сохранить свой статус единственной сверхдержавы, но с этим возникают очевидные проблемы. В первую очередь благодаря стремительному укреплению Китая в мире, и в том числе и в регионе Центральной Азии. Политика США, таким образом, направлена не только, а может быть, уже и не столько против России, сколько против обретения силы Китаем. 

Источник: NBCentralAsia.