Тегеран–2017

Мы в СМИ
Что мешает бурному развитию экономических связей в Каспийском регионе

Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков сообщил в понедельник, что 1 ноября в Тегеране состоится встреча президентов России, Ирана и Азербайджана Владимира Путина, Хасана Рухани и Ильхама Алиева. В этот же день глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров заявил, что встреча будет посвящена «развитию транспортного коридора «Север-Юг».

Этот транспортный коридор рассчитан на перевозку грузов из Индии и стран Персидского залива в Россию, Западную Европу, балтийские и скандинавские страны. Основным его преимуществом по сравнению с другими маршрутами является снижение расстояния и сроков доставки в два-три раза. Если морским путем через Персидский залив, Суэцкий канал, Средиземное море в Хельсинки доставка грузов осуществляется за 45-60 дней, то по коридору «Север-Юг» – 20-25 дней. Ориентировочная пропускная способность железной дороги составит до 10 млн тонн на первом этапе и в дальнейшем будет увеличена до 15 млн тонн в год.

Создание коридора обсуждается еще с 1993 года. По межправительственному соглашению 2000 года Россия, Иран и Азербайджан хотят организовать прямое сухопутное сообщение по западному побережью Каспийского моря, построив новую линию железной дороги от иранского Казвина до азербайджанской Астары.

Ильхам Алиев ранее заявлял, что все строительные работы на азербайджанском участке транспортного коридора «Север-Юг» были завершены в прошлом году. После пуска в понедельник железной дороги из Баку в турецкий Карс через Тбилиси Азербайджан, по словам Алиева, превращается в ключевой транспортный хаб.

«Российские железные дороги» сообщили на прошлой неделе, что за 9 месяцев 2017 года по коридору «Север-Юг» железнодорожным транспортом было перевезено 4,7 млн тонн, на 21,6% больше по сравнению с аналогичным периодом 2016 года.

Также на прошлой неделе в Астрахани открылся первый в России иранский торговый дом. Для области, почти 30% внешнеторгового оборота которой приходится на Иран, событие, безусловно, важное. Впрочем, знаковое оно и для всей страны. Накануне трехстороннего саммита 1 ноября в Тегеране эксперты анализируют уровень экономического взаимодействия стран. Особенно интересует Иран, который долгие годы из-за международных санкций был выключен из многих сфер торговли, а теперь возвращает свои позиции. Что касается Азербайджана, то уровень экономического сотрудничества с ним российское руководство вполне удовлетворяет. Владимир Путин, например, заявлял, что в Азербайджане работают почти 600 российских компаний, а прямые инвестиции РФ составляют примерно 1,5 млрд долл. По данным Минэкономразвития, предоставленным «НГ», в январе-августе 2017 года российско-азербайджанский товарооборот составил 1 709,1 млн долл. и повысился на 61,8 % по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. При этом российский экспорт составил 1 273,4 млн долл. (+59,2 ), а импорт – 435,7 млн долл. (+70,2 %).

Руководитель Центра Ближнего и Среднего Востока Российского центра стратегических исследований (РИСИ) Владимир Фитин отмечает, что по итогам прошлого года товарооборот между РФ и Ираном превысил 2 млрд долл. «В 2016 году товарооборот увеличился по сравнению с 2015 годом на 70,5%», – сообщил Фитин.

Председатель Российско-Иранского делового совета Торгово-промышленной палаты РФ Владимир Обыденнов обратил внимание, что в последнее время существенно вырос экспорт в Иран бумаги, древесины, одежды, черных металлов. «Почти в восемь раз выросли поставки в Иран локомотивов и железнодорожных вагонов – 26,2 млн долл. против 3,4 млн за тот же период в 2016 году», – сказал он.

«Российско-иранское сотрудничество, особенно в период после заключения СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе) приобрело новую очень существенную динамику, мы наблюдаем заметный рост товарооборота», – сказал недавно замглавы МИД РФ Сергей Рябков.

Возможно, в прошлом году еще работал «эффект базы», то есть сильный рост демонстрировали те позиции, по которым страны долго не торговали. Но, по данным Минэкономразвития, в январе-августе 2017 года уровень российско-иранского товарооборота снизился по сравнению с аналогичным периодом 2016 на 17,9% и составил 989,6 млн долл. (1205,4 млн долл. в прошлом году). При этом российский экспорт уменьшился на 28,1%, а импорт из Ирана, наоборот, увеличился на 35,7%.

Экономическое сотрудничество прикаспийских стран (а к ним, кроме России, Ирана и Азербайджана, относятся также Казахстан и Туркмения), возможно, притормаживает из-за того, что они пока не могут согласовать основополагающие документы. Конвенцию по правовому статусу Каспия планировали подписать в 2017 году, но, похоже, не получится. Впрочем, переговоры о ней шли двадцать лет, а реальная надежда подписать документ появилась в 2014 году, когда на Четвертом каспийском саммите в Астрахани удалось определиться по ее основным принципам.

Решено, что акваторию моря поделят на пространства под национальным суверенитетом прибрежных государств шириной 15 морских миль и примыкающих к нему 10 миль, где они смогут добывать биоресурсы, а остальное пространство будет общим. Дно и недра Каспийского моря будут делить по договоренности между сопредельными и противолежащими государствами в двух- и трехстороннем формате. По этому принципу Северный Каспий поделили между Россией, Казахстаном и Азербайджаном, а также Казахстаном и Туркменией. Осталось разделить дно и недра на юге.

Кроме того, Россия выражает явное недовольство тем, что затягивается и принятие Конвенции о защите биоресурсов. Об этом министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил на дискуссии во время Всемирного фестиваля молодежи в Сочи. Возможно, именно эти вопросы и будут основным на трехстороннем саммите.

экономика Иран Ближний Восток