«Двенадцать стульев» для сербского правительства

Мы в СМИ
На главной странице официального сайта Министерства обороны Сербии на этой неделе рядом «висели» две взаимоисключающие официальные новости. Одна для России хорошая, другая — плохая. С какой начать? Начну с плохой. Может быть, от второй новости нам в России станет слаще. Итак, плохая новость — о том, что начальник генштаба вооруженных сил страны Любиша Дикович подписал в Брюсселе ноту о присоединении Сербии к боевой тактической группе (БТГ) Евросоюза «Хелброк», в которую уже входят Греция, Кипр, Болгария, Румыния и Украина.

Хорошая новость — о том, что 9 ноября в Сербии успешно завершились учения «Славянское братство — 2016», в котором приняли участия подразделения воздушно-десантных войск Вооруженных Сил России, а также Вооруженных сил Белоруссии и Сербии. Поприветствовать участников учений даже приехали президент Сербии Томислав Николич и уже упомянутый Любиша Дикович.

Пророссийские настроения в Сербии «зашкаливают»

Любой наблюдатель, не искушенный в сербской политике, может совершенно запутаться. Зачем проводить учения с участием российских солдат, и одновременно смотреть в сторону Запада?

Надо оговориться, что следует отделять сербскую власть (в виде президента, парламента и правительства) от простого народа.

Думаю, не покривлю душой, если скажу, что нигде в Европе русский человек не найдет столько искренней любви и дружбы, как в Сербии. Это проявляется везде и, прежде всего, на бытовом уровне, что, несомненно, свидетельствует об общем пророссийском настроении в сербском обществе. Соцопросыпо состоянию на июль 2016 года показывают: за союз с Россией выступают 71,5% сербов. Против вступления Сербии в НАТО — 83,7%. И почти поровну поделились сторонники и противники вступления Сербии в ЕС, соответственно: 44,5% «за» и 43,0% «против»

Чтобы совсем понять, как к России и русским относятся в Сербии, достаточно вспомнить состоявшиеся в апреле этого года парламентские выборы, на которых «русскую карту» разыгрывали практически все ведущие партии — от сторонников вступления в ЕС и НАТО до евроскептиков.

Каждая партия пыталась представить себя избирателям большим другом России, кто-то — объективно и искренне, как, например, избирательный блок «Демократическая партия Сербии — Двери» во главе с Сандой Рашкович-Ивич, — а кто-то — из чисто конъюнктурных соображений. Некоторые из политиков вообще пытались представить дело так, будто они «на короткой ноге» с Владимиром Путиным, чья популярность в Сербии зашкаливает. К слову, в Сербии можно слышать такое: если бы Путин баллотировался в президенты Сербии, он бы получил 100% голосов.

В основе симпатии сербов к русским — и единая православная вера, и их историческая память. Сербы до сей поры не забывают о том, что именно Россия в 1914 году пришла на помощь Сербии, когда та стояла на пороге уничтожения Австро-Венгрией, с чего и началась Первая мировая.

На Сербию давят, требуют присоединиться к антироссийским санкциям

Нынешние сербские власти не могут сбросить со счетов общественные настроения, и потому постоянно говорят, что рассматривают Россию как главного исторического друга и союзника. Сербия даже отказалась присоединиться к антироссийским санкциям Запада.

Но при этом официальный Белград постоянно подчеркивает, что видит будущее Сербии в Еврорсоюзе, который требует от Сербии введения санкций против России.

В ходе переговоров с Сербией Евросоюз не обсуждает то, как гармонизировать сербское законодательство с законодательством ЕС, а требует от потенциального будущего члена просто присоединиться к заявлениям, решениям и мерам ЕС.

В беседе с автором этих строк научный советник сербского Института европейских исследований, известный в Сербии политолог Миша Джуркович сказал, что «на Сербию оказывается сильнейшее давление на переговорах с ЕС в контексте обсуждения соглашения об общей внешней политике. Прежде всего, речь идет о принуждении Сербии ввести санкции против России, от чего сейчас сербские власти отказываются. Чтобы смягчить это давление, Сербия настаивает на усилении сотрудничества с ЕС в других областях, например, в совместных военных и гражданских миссиях по всему миру и на своем участии военных объединениях в рамках ЕС. Вот Сербии и предложили войти БТГ «Хелброк». Но час от часу не легче. В «Хелброке» участвует Украина. Вот такая идиотская ситуация».

Сербия де-факто является членом НАТО

Но ЕС, судя по всему, — не последняя остановка Сербии на пути евроинтеграции. Скупщина (сербский парламент) в 2015 году — почти секретно, без общественных дебатов и без сообщений для прессы — ратифицировал соглашение с НАТО, известное как СОФА (Status of Forces Agreement) и подписанное годом ранее.

В результате Сербия, не будучи членом НАТО, взяла на себя обязательства, которые имеют полноправные члены НАТО по учредительным договорам Североатлантического альянса от 1949-го, 1951-го и 1952-го годов. То есть, де-факто Сербия стала членом НАТО — с обязательствами, но без прав.

На этом сербские власти не остановились. В январе 2015 года министр обороны Сербии подписал соглашение, известное под названием ИПАП и предусматривающее сотрудничество между Сербией и НАТО во всех сферах военной деятельности.

А вот теперь ещё — и участие Сербии в БТГ «Хелброк» в компании с Украиной.

Как долго Сербия сможет лавировать между Россией и НАТО?

Известный сербский общественный деятель, лидер патриотической общественной организации «Наша Сербия» Младжан Джорджевич сказал мне, что «подписанные Сербией с НАТО соглашения ИПАП и СОФА высвечивают истинное направление внешней политики Сербии, а вступление в «Хелброк» лишь еще одно тому подтверждение».

«Это доказывает, что Сербия не может войти в Евросоюз, куда её тянет нынешняя власть, без вступления в НАТО, — отметил Джорджевич. — К тому же, Сербия не сможет войти в ЕС без признания Косово и без согласования своей внешней политики с ЕС, что также для простых сербов неприемлемо, поскольку это подразумевает введение санкций против России».

«Власти Сербии идут в неправильном направлении. Сербия не может себе позволить потерять поддержку России и других стран-союзниц России в Евразии», — подытожил Джорджевич.

Соседняя Черногория — духовно, этнически и исторически самая близкая для Сербии страна, которая еще до 2006 года была частью общего с Сербией государства, — уже получила приглашение вступить в НАТО. Мало кто сомневается, что премьер Черногории Мило Джуканович доведет-таки свою страну до членства в Альянсе и окончательно порвет связи с Россией. Политические наблюдатели в Белграде полагают, что Запад использует Черногорию как некий таран, за которым в НАТО «проскользнет» и Сербия. Таким образом, на Балканах будет окончательно покончено с пророссийскими настроениями.

Если простые сербы (кстати, как и черногорцы, которых не спросили, хотят ли они в НАТО) уже давно сделали свой выбор в пользу России, то власти Сербии выжидают, выкручиваются, пытаются сидеть — нет, не двух, — а на двенадцати стульях. «Главный вопрос в том, как долго это может длиться?» — говорит Миша Джуркович. Правда, надо пояснить нашим сербским партнерам, что, по роману Ильфа и Петрова, сокровища были только в одном стуле…

Сербия нацбезопасность НАТО