Зачем анафемой грозите вы России?

Аналитика
С упорством, достойным лучшего применения, польские СМИ лепят образ России как вечного цивилизационного врага. Кому это надо? Стоит ли продолжать?

После бурных событий 11 ноября, связанных с варшавским маршем в День независимости Польши, разгорелся дипломатический скандал из-за того, что хулиганствующие элементы из числа марширующих забросали камнями, бутылками и петардами российское посольство, а также сожгли будку охраны. Как пелось в оригинальной версии некогда популярной в России «Варшавянки»: «На бой кровавый, святый и правый, - марш, марш Варшава! Марш, марш Варшава!»…

На международное хамство «крепких парней с рабочих окраин, которые вдруг отчетливо ощутили свое неблагополучие после стольких лет надежд на равноправное положение в Евросоюзе» (версия Первого канала Российского телевидения) наш МИД отреагировал, как говорится, по полной программе. И совершенно, кстати, справедливо! Польские должностные лица и общественность проявили в данном вопросе полную адекватность и толерантность. Польский премьер мгновенно извинился, варшавяне положили к посольству цветы и интеллигентный транспарант с трогательной надписью «Извините за бандитов». Жизнь пошла своим чередом.

Но есть во всей этой истории один важный, на наш взгляд, нюанс. Даже в апогее вакханалии около здания посольства РФ в Варшаве никто не разворачивал антироссийских лозунгов, никто не выкрикивал оскорблений, вообще ничего такого, что указывало бы на замутненность российско-польских отношений. Даже ангажированные журналисты признавали спонтанность и иррационализм этой акции.

Не понаслышке знаем, что наши дипломаты в Польше вынуждены вести свою деятельность в условиях, когда в полной мере приходится учитывать фактор этого самого иррационализма. Насколько это осложняет работу даже таким профессионалам, какими укомплектован здесь состав российских загранучреждений, трудно даже представить. Постараемся копнуть тут поглубже.

Обратим внимание, что перед тем, как приступить к беспорядкам у посольства Российской Федерации участники марша сожгли некую скульптурную композицию «Радуга», которая отражала позитивный посыл идеи гомосексуализма. Таким образом нелюбовь «крепких парней» к России, если судить по их «модусу вивенди» в данной конкретной (и, признаем, не спровоцированной властями) ситуации, оказывается явлением одного плана с неприязнью этих парней по отношению к мировому ЛГБТ-сообществу. Это означает, что есть некоторая общественная железа, предназначением которой в польском национальном организме является вброс в национальную кровь гормонов агрессивности по отношению к определенным образам и смыслам. Такие гормоны и срабатывают в подходящий ситуациях, причем момент проявления рефлекса контролировать трудно. Практически невозможно. Подчеркнем, что мы принципиально не даем здесь никаких оценок. Эмоции пока подождут.

Понятно, что функции упомянутой нами «железы» должны выполнять субъекты идеологической деятельности. Понятно также, что негативное отношение к проблемам сексуальных меньшинств формирует в польском обществе такой неотъемлемый пока институт национальной польской самоидентификации, как католическая церковь. Конечно, здесь тоже не все так просто с «углублением политкорректности», но польский клир, преисполненный здорового консерватизма, предпочитает не забегать вперед Ватикана в этих вопросах. Папе Римскому Франциску I может быть и легко говорить «кто я такой, чтобы судить геев». А ксендзу в польской глубинке?

С источником поддержания тонуса русофобии также все ясно. Этим источником является национальная пресса. И здесь необходимо сделать важную, принципиальную оговорку. В контексте формирования имиджа России для внутренней, национальной аудитории СМИ Польши занимают уникальное положение среди медиа всех других стран мира.

Исследования последних трех лет, связанные с анализом нескольких сотен тысяч публикаций в зарубежной прессе по России, дают веские основания утверждать, что в данном случае СМИ, наперекор всем мантрам про свободу слова и независимость как отдельных журналистов, так и редакционных коллективов, строго (строжайше!) следуют политическому заказу со стороны власти или доминирующих элитных групп.

Это успокаивающий результат. Теперь можно не только сформировать скептический взгляд на многочисленные алармистские опусы отечественных авторов (в форматах от постов в блогах до докторских монографий) об особой нелюбви человечества (и уж точно, Запада) к России и о бесконечных информационных войнах против нее, но и встать на ту точку зрения, что поведение прессы строго рационально. Более того, прагматично. Прагматично именно в политологическом смысле, поскольку СМИ той или иной страны «конструируют» общественное мнение о России под конкретные задачи обеспечения национальной безопасности и защиту национальных интересов. Специально оговоримся, что да, разумеется, понимание двух последних категорий у различных элитных групп в рамках национального или наднационального политического класса может сильно разниться, но это противоречие решается, как известно, в ходе банальной политической борьбы. Тем не менее, именно под эти конкретные задачи (которые могут сильно меняться – на то и политика!) система национальных СМИ формирует «общественный консенсус» по России, хотя, разумеется, не только по этому вопросу.

Польские медиа в этом отношении представляют собой особое явление. Особое в том смысле, что в делах освещения российско-польских связей их поведение именно иррационально. Журналисты, судя по всему, исходят из весьма специфичной, претендующей на метакультурность идеологии, согласно которой Россия – «враг по любви». Очень часто (или почти всегда?) такая позиция входит в противоречие с государственными интересами Польши, затрудняет реализацию актуальных задач национального строительства. Зато, как представляется, пресса даже как-то радостно, с огоньком обслуживает цивилизационные увлечения безответственных, но влиятельных интеллектуалов определенного толка. Такая позиция контрпродуктивна и не приносит пользы (в функциональном отношении) ни польским политикам, ни польскому обществу.

Попробуем показать место и характер польских СМИ в мировой системе масс-медиа в привязке к формированию общественного мнения о России. Для этого воспользуемся статистическими данными по информационным потокам за три года. Исследовался такой параметр, как среднемесячное число публикаций о России (брались только значимые публикации, где содержались оценочные суждения). Важнейшим для целей данной работы было также обращение к тональностям публикаций. Для этих целей предлагается использовать такой безразмерный параметр, как индекс агрессивности информационной среды (ИА), который представляет собой отношение суммы числа негативных и умеренно негативных публикаций к числу материалов нейтральной тональности. Создадим и некоторую «карту дрейфа» СМИ ведущих стран мира, где покажем характер изменения годовых значений указанных параметров. «Карта дрейфа» представлена на рисунке 1, необходимые количественные характеристики даны в таблице 1.

Рис. 1. Положение СМИ различных стран в системе координат «среднемесячное число публикаций по России» - «индекс агрессивности СМИ различных стран по отношению к России» за 5 месяцев 2013 г. и дрейф некоторых стран в указанных координатах за 2011, 2012 и 2013 (5 месяцев) годы

Примечания: 1) идентифицировать точки, принадлежащие различным странам, можно пользуясь данными таблицы 1; 2) мониторинг польских СМИ в 2011 году не производился; 3) зеленые линии – средние значения среднемесячного числа публикаций и индекса агрессивности для всех стран; 4) желтый квадрат – зона стандартных отклонений.

Таблица 1. Значения индекса агрессивности и среднемесячного числа публикаций  для различных стран за первые 5 месяцев 2013 года

Примечание. Индекс агрессивности (ИА) – отношение суммы числа негативных и умеренно негативных публикаций к числу публикаций нейтральной тональности.

Характер дрейфа СМИ выбранных для анализа стран легко проинтерпретировать. Возьмем, например, Грузию. В 2011 году пресса этой страны старательно отрабатывала заказ на формирование образа России как заклятого врага Грузии, однако после того, как Михаил Александрович Саакишвили был «побежден» Борисом Григорьевичем Иванишвили, тон грузинских СМИ в одночасье изменился, что нашло отражение и в существенном снижении среднего значения ИА за 2012 год. В 2013 году грузинский ИА оказался таким же, как для Литвы и Казахстана. При этом «интерес» к России упал примерно в два раза. Замечательная метаморфоза, не правда ли?

В 2011 году, во времена «тандема» основные страны Запада относились к ситуации в России более чем спокойно. Но в 2012 году, когда в европейских СМИ и в СМИ США развернулась программа тотальной дискредитации российского президента, все информационные гранды «в разы» нарастили свои ИА. В 2013 году Германия и Франция продолжили наращивание негатива, Великобритания после ухода из жизни Б.Березовского «осталась при своих», а США, перед вручением В.Путину письма Б.Обамы (вспомним миссию Т.Донилона), несколько месяцев снижали жесткость газетной риторики. Правда, Соединенные Штаты так и не вошли и, очевидно, скоро не войдут в число российских медийных «друзей»: Б.Обама объявил о «паузе» в развитии отношений между нашими странами. СМИ близкой Украины перестали вести медийные войны за газ, перевели российскую тему из суперприоритетной (по числу публикаций) в спокойную, а по ИА продрейфовали до уровня Ирана. Украинская элита в рассматриваемый период стояла перед дилеммой: встать окончательно на путь серьезного сближения с Евросоюзом, или все-таки присоединиться к евразийским проектам. Зато Польша…

Польша сделала гигантский рывок в сторону наращивания усилий по формированию негативного образа Российской Федерации и ее руководства. Теперь она безусловный мировой лидер в этой области. По уровню нагнетания негатива она намного опередила «саакишвиливские» СМИ. При этом польские медиа имеют свою специфическую российскую повестку дня. Обладая развитой системой средств массовой информации, Польша уделяет России примерно столько же внимания (если судить по числу публикаций), как и Ирак, сосредоточившись только на муссировании прошлых, настоящих и будущих проблем в двусторонних отношениях. Тот факт, что польские СМИ добровольно несут столь тяжелый антироссийский крест был замечен, но не оценен должным образом «общеевропейскими» экспертами. Так, 31 мая на сайте радиостанции «Свободная Европа» появился материал «Накануне саммита ЕС-Россия», в котором, в частности, говорилось буквально следующее: «Единственными странами ЕС, которые действительно критикуют Россию, являются некоторые страны бывшего коммунистического блока, особенно Польша и страны Балтии. Польша вообще является единственной крупной страной ЕС, которая открыто поддерживает идею применения санкций против «Газпрома».

Замечательно и то, что в Польше, кажется, вообще нет ни одного издания, которое отличалось бы сбалансированным взглядом на Россию – везде преобладает негатив (см. рисунок 2). Экспертная площадка - журнал Polityka и новостной канал TVN24 в данном случае не в счет.

Рис. 2. Характер осредненной тональности подачи материалов о России  в польских СМИ за первые 5 месяцев 2013 года.

Примечания: 1) красный цвет – преобладают негативные материалы, розовый – умеренно негативные, желтый – нейтральные; 2) в «хвосте» выборки имеются неточности в написании названий польских изданий, что не вносит существенных искажений в общую картину; 3) цифры – число материалов о России за первые 5 месяцев 2013 г.

Следует отметить также факт того, что польское издание Nasz Dziennik установило мировой рекорд по уровню индекса агрессивности по отношению к России за первые пять месяцев 2013 года. Там на одну нейтральную публикацию по РФ пришлось 18 негативных (ИА=18,0). Для сравнения: этот индекс у одиозной французской Le Monde равен 3,8, у гигантской американской The New York Times – 2,3, у солидной немецкой Die Welt – 1,6, у иконы качественной прессы английской The Times – строго 1,0.

Для дополнительной проверки гипотезы о пристрастиях польской прессы к раскрашиванию своей страны в русофобский камуфляж, проанализируем такой своеобразный индекс, как характер упоминания дескриптора «Сталин» в СМИ различных стран мира. Здесь данные брались с 1 сентября 2010 года по 1 сентября 2013 года. Результаты подсчетов даны на рисунке 3.

Рис.3. Средние страновые индексы агрессивности  для материалов СМИ с упоминанием дескриптора «Сталин»

Как видно, в большинстве стран мира личность этого политического деятеля не несет какой-либо серьезной отрицательной нагрузки. И.В.Сталин давно превратился в исторический персонаж и для нагнетания негатива вокруг актуальных проблем двусторонних отношений с этими странами не используется. В том числе и в вопросах имиджирования России с прицелом на внутреннюю аудиторию. Основной массе читателей и зрителей в США или Италии, например, Сталин неизвестен и неинтересен. Обратим внимание, что Франция из-за малого числа публикаций подобной направленности вообще не попала в нашу выборку, хотя исполняет главные номера в антироссийском концерте.

Но есть три страны, для которых имя Сталина по своему сакрально. Сакрально именно потому, что исторически остывшее для мира понятие «Сталин» неразрывно связано с понятием «русофобия». Если с Украиной и Латвией все понятно, - эти страны мучительно нащупывают пути самоидентификации хотя бы и отталкиваясь от «советскофобии» - «голодомор» там, или «оккупация», то зачем такой гордой, исторически успешной и полнокровной, воистину живой нации, как Польша самой себе навязывать сомнительные и ненужные в данных конкретно-исторических условиях концепции. Стоит ли пытаться повторять чужое пройденное и при поиске своего нового места в Европе и в мире натягивать на краковский кафтан «лапсердак» Холокоста или «архалух» геноцида армян в Османской империи. Объяснение может лежать только за пределами разумного. Опять всплывает слово «иррациональность».

Особого оптимизма по воду возможной скорой развязки этой политической проблемы, замешенной на психоанализе, мы не испытываем. Придется как-то с этим жить. А нашим дипломатам в Варшаве пожелаем удачи. И крепких нервов!