Осетия: религиозная ситуация и политические вызовы

Аналитика
Круглый стол «Осетия: религиозная ситуация и политические вызовы», прошедший в рамках международной конференции «Стратегия России на Кавказе в XXI веке», обозначил множество острых вопросов, стоящих перед осетинским обществом. Поскольку многие из них касались религиозной тематики, мероприятие проводилось совместно с Владикавказской и Махачкалинской епархией Русской православной церкви.

Круглый стол «Осетия: религиозная ситуация и политические вызовы», прошедший в рамках международной конференции «Стратегия России на Кавказе в XXI веке», обозначил множество острых вопросов, стоящих перед осетинским обществом. Поскольку многие из них касались религиозной тематики, мероприятие проводилось совместно с Владикавказской и Махачкалинской епархией Русской православной церкви.

Говоря о духовно-нравственном состоянии осетинского общества на современном этапе, директор Института истории и археологии РСО-А Руслан Бзаров констатировал, что Осетия переживает тяжелые времена, которые можно назвать выходом из глубокого кризиса, вызванного в первую очередь двадцатилетней войной на Юге Осетии. Вопрос о том, как выходить из поствоенного синдрома, пока слабо отрефлексирован, указал Бзаров. При этом, заметил профессор, осетинское общество не обсуждает стоящие перед ним реальные проблемы, концентрируясь на навязываемых вопросах общероссийской повестки дня.

Доклад секретаря Владикавказской и Махачкалинской епархии иерея Саввы Гаглоева посвящался инкультурации как новой церковной стратегии в Северной Осетии. По его словам, возрождение православия в Осетии не привело к формированию осетинской церковной интеллигенции и современной осетинской христианской культуры. «Церковь оказалась нечувствительной к осетинской культуре, по существу оставив ее вне своего благодатного воздействия, - с гоерчью констатировал священнослужитель. - За годы религиозной свободы Церковь так и не стала органичной частью религиозно-культурной традиции осетинского народа». Следствием этого стал рост популярности дохристианских верований и разного рода неканонических церковных структур. Развитие осетинского национального самосознания и культуры, с одной стороны, и православия, с другой, стали двумя автономными, непересекающимися процессами, указал иерей Савва.

Сейчас руководством епархии по существу провозглашена новая церковная миссионерская стратегия, в основе которой лежит принцип инкультурации, т.е. укоренение православия в местной культуре и преодоление разрыва между христианской религией и осетинской культурой. По благословению архиепископа Зосимы ведется работа по переводу богослужебных текстов на осетинский язык и возрождению литургии на осетинском языке. «Очевидно, что формирование церковных общин нового типа, верных как христианской вере, так и родной культуре является императивом времени, а политика инкультурации - наиболее правильной стратегией по укреплению православия в Осетии и христианской идентичности осетинского народа», - заключил секретарь епархии.

Эту мысль продолжил старший научный сотрудник Института истории и археологии РСО-А Михаил Мамиев, выступивший с докладом «Владикавказская и Махачкалинская епархия: православие и традиционная культура. Опыт построения национальной политики в условиях Северного Кавказа». На ряде примеров исследователь показал, что историческая принадлежность к христианской цивилизации сформировала в Осетии значительный кредит общественного доверия по отношению к церкви, но устоявшаяся церковная политика, не учитывающая реалий, привела к его истощению. Описав опасность распространения в Осетии неоязычества, приобретающего все большую популярность в кругах молодежи и части интеллигенции, Мамиев указал, что непременным условием нормализации ситуации является учет этнокультурных особенностей осетин. Эксперт опроверг предубеждения, согласно которым это может привести к внутрицерковному, а потом и политическому сепаратизму, подчеркнув, что со времени вхождения в состав Российской империи Осетия даже в переломные исторические периоды не проявляла сепаратистских настроений.

Поддержал подобный подход и благочинный церквей Южной Осетии иерей Яков Хетагуров, рассказавший о церковной ситуации в этом молодом государстве. Основы духовности в Осетии заложила РПЦ, однако ряд политических и религиозных нестроений привели к появлению на Юге самостоятельной Аланской епархии. По мнению священнослужителя, воссоединение Осетии в составе российского государства решит и церковную проблему. «Пока Осетия разрезана на части, мы никак не можем встать на ноги, - констатировал он. – Необходимо церковное единство».

Начальник сектора кавказских исследований РИСИ Яна Амелина обратила внимание на наличие в Северной Осетии проблемы радикального исламизма. По ее словам, исламисты все настойчивее претендуют на существенное повышение своей значимости в общественно-политическом поле республики. В последние полтора-два года этот процесс проходит параллельно с аналогичными явлениями в Поволжье, что свидетельствует о скоординированности действий радикалов, пытающихся дестабилизировать ситуацию в стратегически важных регионах России.

Убийство народного поэта Шамиля Джикаева в очередной раз продемонстрировало опасность перехода исламистов от пропаганды своих идей к экстремистским акциям и вооруженным действиям. Несмотря на повод задуматься, руководство Духовного управления мусульман продолжает отрицать факт радикализации пусть небольшой, но активной части североосетинского исламского сообщества. Сочувствующие исламизму интернет-порталы и лоббисты аналогичных идей на федеральном уровне не только поддерживают тезис об отсутствии в республике исламистской проблемы, но и регулярно публикуют материалы, разжигающие конфликт между кударцами и осетинами-мусульманами, подчеркивающие первичность исламской идентичности перед национальной, формирующие у осетинских мусульман синдром осажденной крепости, имидж гонимых, преследуемых за веру, работая таким образом на раскол осетинского народа.

Ведущий научный сотрудник Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований Инал Санакоев подробно рассказал об отражении роли России в процессе вероятного объединения Осетии в зеркале осетинского общественного мнения. По его словам, в последние годы проблема разделенности Осетии все более настойчиво акцентируется в осетинских политических и общественных кругах. Исследователь поделился выводами, сделанными на основе результатов экспертного опроса о роли России в данном процессе. Согласно позиции части экспертов, объединение Осетии будет противоречить интересам Российской Федерации, вследствие чего российское руководство на это не пойдет. Некоторые даже полагают, что Россия может вообще «переиграть ситуацию» в отношении РЮО, попытавшись «вернуть» ее в состав грузинского государства.

Другая часть экспертов, напротив, полагает, что геополитические реалии в регионе Большого Кавказа вынуждают Россию предпринимать активные усилия по защите и продвижению своих внешнеполитических и геополитических интересов. При наличии политической воли процесс политической консолидации севера и юга Осетии получит новые благоприятствующие условия. Таким образом, указал Санакоев, роль России в объединительном процессе оценивается весьма неоднозначно, что способствует пессимизму относительно возможностей реализации идеи объединения Осетии. При этом 53% опрошенных респондентов в Северной и 92,5% в Южной Осетии высказываются за воссоединение.

Этой темы коснулся и председатель общества «Дарьял» Гайрбек Салбиев, обрисовавший границы единой Осетии в составе России. Рассказав о тяжелом и унизительном положении, в котором оказались жители исторически населенного осетинами Казбегского района, находящегося сейчас в составе Грузии, Салбиев призвал российское руководство четче обозначить позицию непризнания нынешних границ грузинского государства. «Говоря медицинским языком, необходимо максимально локализовать очаги охватившей Грузию шовинистической болезни, после чего излечение будет наиболее эффективным», - считает он. Общественный деятель подчеркнул, что, несмотря на меж- и внутриконфессиональные конфликты, а также территориальную разделенность, единство осетин выдержало проверку во времени и пространстве. «Уникальность и особенность Осетии - точная проекция многонациональной и многоконфессиональной России, частью которой она является», - полагает Гайрбек Салбиев. Он также высказался за восстановление графы «национальность» в российском паспорте.

Заседание круглого стола завершилось подробным докладом югоосетинского политолога Ирины Гаглоевой об итогах и уроках президентской кампании в РЮО. Отметив негативную роль ряда московских чиновников, она также указала на определенную инфантильность самого югоосетинского общества, привыкшего исполнять указания из «центра». В то же время, подчеркнула Гаглоева, во главе Южной Осетии ни при каких обстоятельствах не сможет встать человек, имеющий «неправильную» позицию в отношении России. Исторический выбор осетинского народа – вместе с Россией – не подлежит сомнению.

Все выступления вызывали среди собравшихся оживлённую дискуссию, демонстрируя важность обсуждаемых вопросов.