Ядерный «ренессанс» в странах БРИКС

Аналитика
Международное сотрудничество по развитию безопасной атомной энергетики

 

Несмотря на различие интересов стран БРИКС в сфере развития своего энергетического потенциала, здесь можно отметить ряд положительных для России моментов. В условиях пересмотра подходов к ядерной энергетике в ряде стран мира важным является заявление о продвижении усилий по укреплению уверенности общества в этом виде генерации, как чистом, доступном и, главное, безопасном источнике энергии. В частности в Декларации, принятой по итогам саммита в Китае в 2011 г. и, получившей логическое продолжение в документах 4 встречи на высшем уровне в Индии в прошлом году, отмечается: «Атомная энергетика останется важным элементом в будущем энергетическом балансе стран БРИКС. Международное сотрудничество по развитию безопасной атомной энергетики в мирных целях следует вести при условии строгого соблюдения соответствующих стандартов и требований безопасности, касающихся конструирования, сооружения и эксплуатации атомных электростанций».

Это не только соответствует официальной российской позиции в отношении роли ядерной энергетики, но способствует укреплению сотрудничества и продвижению российских мирных атомных технологий на рынки стран БРИКС. Именно атомная энергетика может стать важнейшей сферой применения исключительных конкурентных преимуществ России. В настоящее время госкорпорация «Росатом» входит в число мировых лидеров по строительству АЭС за рубежом и занимает второе место по генерации электроэнергии на АЭС. Кроме того, России принадлежит более 43% мирового рынка услуг по обогащению урана и 17% рынка ядерного топлива, на котором работает фактически каждый шестой реактор. При этом по добыче урана страна находится на 6 месте в мире. В последние годы «Росатом» вполне обоснованно активизировал приобретение уранодобывающих активов за рубежом, поскольку имеющиеся ресурсы урана могут не обеспечить растущий спрос, обусловленный прогнозируемым приростом ядерных генерирующих мощностей как в России, так и в мире.

Согласно экспертным оценкам, наиболее динамичное увеличение ядерных генерирующих мощностей, а соответственно потребностей в уране ожидается в развивающихся странах и странах БРИКС, в первую очередь в КНР и Индии, а также в России и ЮАР. Так, По данным World Nuclear Association (WNA), в Китае в 2012 г. эксплуатировалось 15 реакторов совокупной мощностью 11,88 ГВт (около 2,5% выработки электроэнергии по итогам 2011 г.). В краткосрочной перспективе (согласно пятилетнему плану 2011-2015 гг.) дополнительно должно быть введено 25 ГВт/г. ядерной генерации. К 2020 г. мощности должны вырасти как минимум до 60 ГВт, к 2030 г. - до 200 ГВт, и достичь рубежа в 400 ГВт/г. в 2050 г.

По данным Государственного энергетического управления Китая, в соответствии с планами развития атомной энергетики уже к 2020 году стране ежегодно будет необходимо от 9,8 тыс т до 10,3 тыс. т урана. По оптимистичному сценарию развития ядерной энергетики в мире, предлагаемому WNA, к 2020 г. уровень потребления природного урана в Китае может достичь 20-25 тысяч тонн в год, а в 2030 г. Китай станет крупнейшим в мире потребителем ядерного топлива.

При этом, не обладая достаточными залежами урана[1], Китай стремится создать в кратчайшие сроки мощную диверсифицированную систему поставок энергоносителя в страну. Проводимые начиная с 2010 г. массированные закупки урана свидетельствуют о том, что Пекин создаёт у себя стратегические запасы этого материала. Ввоз урана осуществлялся из Казахстана, Узбекистана, Намибии, Австралии и России. Причем речь идет не только об урановой руде, но и о других компонентах, необходимых для получения ядерного топлива.

Схожая ситуация наблюдается в Индии, где долю атомной энергетики к 2030 г. планируется увеличить более чем в 12 раз – примерно до 60 ГВт, и довести удельный вес ядерной генерации в энергобалансе страны до 25% в 2050 году. Сейчас в стране эксплуатируется 20 ядерных реакторов мощностью 4,8 ГВт, обеспечивающих только 2,9% совокупной электрогенерации.

По данным Индийской атомной комиссии (The Indian Atomic Energy Commission), для развития отрасли, уже испытывающей дефицит ядерного топлива, будет необходимо в период до 2017 года импортировать более 5 тыс. т урана. Средняя за 2001-2011 годы добыча составила 274 т/год. В настоящее время Индия производит порядка 400 т урана в год в штатах Джаркханд и Андра-Прадеш. По планам развития отрасли страна надеется удвоить объем добычи уже в среднесрочной перспективе. Одновременно, в связи с ограниченностью ресурсной базы, как и Китай, Индия стремится максимально диверсифицировать источники получения урана. Она ведет переговоры о новых поставках урана с Казахстаном, Нигером и Намибией. В завершающей стадии находится обсуждение с Канадой. Важной для Индии стала отмена Австралией в декабре 2011 г. запрета на экспорт урана в страну.

Две другие страны – Южная Африка и Бразилия в последние годы приняли ряд шагов по возрождению программ развития ядерной энергетики. В первой, по данным МАГАТЭ, по состоянию на октябрь 2012 г. в эксплуатации находилась 1 АЭС с двумя энергоблоками, построенная в начале 1980-х гг., и обеспечивавшая 5,2% совокупного производства электроэнергии. Для удовлетворения быстрорастущих потребностей экономики в энергии в 2007 г. было одобрено строительство еще одного реактора, а согласно нового энергетического плана, ратифицированного Кабинетом министров в 2010 г., предполагается к 2025 г. ввести дополнительные мощности ядерной генерации равные 9,6 ГВт, и довести долю электроэнергии вырабатываемой на АЭС в энергобалансе до 25%. Предполагается строительство 6 энергоблоков. При этом, по данным WNA, реакторные потребности в уране составят 304 т/г. ЮАР обладает достаточной ресурсной базой для обеспечения текущих и прогнозных потребностей в уране. Так, в 2011году в стране было добыто 582 тонны урана (1,1% мировой добычи), а в ее недрах заключено около 10-12% мировых запасов металла.

В Бразилии по данным экспертов WNA эксплуатируются 2 реактора общей мощностью 1,9 МВт, которые обеспечивают 3,2% общей выработки электроэнергии в стране. Планы по развитию ядерной энергетики разрабатываются в стране с 2006 г. В 2012 г, несмотря на трагические события в Японии в 2011 г., правительство Бразилии объявило о намерении ввести к 2030 г. новые реакторы совокупной мощностью от 4 до 8 ГВт /год. Но даже при вводе в строй только четырех энергоблоков, реакторные потребности в уране составят 321 т в год. Следует отметить, что максимальные показатели добычи урана из недр Бразилии – 345 т (0,7% мировой добычи) были достигнуты в 2009 г. По итогам 2011 года было произведено 265 т (0,5% мировой добычи).

В России суммарные годовые потребности атомного энергопромышленного комплекса в уране вместе с экспортными поставками могут увеличиться с нынешних 17 - 20 тыс. т до 36 тыс. т к 2020 г. Сегодня Россия уже потребляет урана больше, чем добывает на своей территории. Нынешняя российская добыча составляет примерно 3,4 тыс. т урана в год (6-7% мирового производства), в то время как потребление с учетом энергетических и транспортных реакторов - около 5 тыс. т в год. Рентабельные к отработке (себестоимостью до 130 долл./кг) подтвержденные запасы урана в России составляют около 480 тыс. т (9% мировых), а по совокупным запасам (615 тыс. т) она входит в тройку лидеров.

Таким образом, рост ядерного энергетического рынка БРИКС будет обеспечиваться главным образом за счет стран, среди которых существенными ресурсами природного урана обладают только Бразилия и ЮАР, России как ведущей ядерной державы, производящей уран в значительных объемах, а главное стран, добывающих его в количествах несоизмеримо меньших текущего и прогнозируемого потребления (Китай, Индия).

С учетом этого, ренессанс ядерной энергетики в странах БРИКС и деятельность ядерного комплекса России на зарубежных рынках, которую он ведет в сфере строительства АЭС, экспорта ядерных материалов, обогащения урана и даже предоставления финансовых услуг, означает укрепление позиций страны на мировом high-tech рынке, где существует острая конкуренция самых передовых технологий.

Весьма важным представляется в этом смысле предложение, с которым выступил после встречи с Президентом ЮАР Джейкобом Зумой Президент России: «Россия предлагает помощь в создании в ЮАР не просто отдельных блоков, а целой передовой атомной промышленности: от добычи сырья, строительства АЭС и исследовательских реакторов до проектирования и собственного производства атомного электрооборудования с кредитным сопровождением с российской стороны».

Конечно, необходимо отдавать себе отчет, что закрепление за Россией роли системного интегратора-производителя АЭС в странах БРИКС в условиях присутствия на данном рынке Китая, США, Южной Кореи выглядит достаточно проблематично, но страна имеет определенные возможности и конъюнктурные преимущества по дальнейшему развитию комплекса услуг и технологий полного ядерного топливного цикла, включающие обогащение, переработку отработавшего реакторного топлива и изготовления на его основе топливных сборок для реакторов новых типов, развития своего сырьевого дивизиона на зарубежных активах и укрепления позиций на рынке строительства АЭС.



[1] собственные запасы урановых руд в Поднебесной оцениваются 48,8 тыс. т.