Аждар Куртов: Президентские выборы в Иране непредсказуемы

Мы в СМИ
Предстоящие в Исламской Республике выборы главы государства будут сопровождаться реальной политической борьбой, в них действительно заложена интрига, убежден эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов.

В Иране началась кампания по выдвижению кандидатов в президенты на предстоящих 14 июня выборах. Она продлится в течение 5 дней. В соответствии с конституцией страны, нынешний президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, который находится на посту главы государства уже второй четырехлетний срок, не может выдвигаться на третий.

Все кандидаты на пост президента должны быть утверждены иранским Советом стражей конституции.

О соотношении политических сил накануне выборов в Исламской Республике «Голосу России« рассказал эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов.

Какой сейчас предвыборный расклад в Иране? У Махмуда Ахмадинежада есть преемник?

- Есть. Этот человек руководит администрацией президента. Он же является его зятем. Это Исфандияр Рахим Машаи. Полагаю, что у нас нет оснований для утверждения, что именно он победит на выборах. Этому есть много причин.

- Есть какая-нибудь интрига в предвыборной кампании в Иране?

- Не могу не отметить, что Иран - одна из самых демократических стран в мусульманском мире. Там действительно существует интрига в выборах. Это не просто запрограммированные сверху результаты. Идет реальная политическая борьба. Ахмадинежад за два свои срока президентства растерял поддержку и Корпуса стражей исламской революции, которая во многом способствовала его победе в 2005 году, и даже первого лица Ирана. Им является отнюдь не президент, а так называемый рахбар.

Несмотря на то, что Ахмадинежад и его сторонники представляют консервативный лагерь, сейчас более «упертые» консерваторы, которые блокируются вокруг духовного лидера Ирана, скорее всего, будут препятствовать последователям Ахмадинежада занять президентский пост.

Кроме того, в Иране существует группа реформаторов, которые считают, что нынешнее правление Ахмадинежада загнало страну в тупик. Они сторонники вестернизации Ирана. Правда, у них возможности для победы нет, судя по тому, как прошли парламентские выборы в прошлом году. На них сторонники рахбара заняли 200 из 290 мест в парламенте.

- Каков ваш прогноз, кто победит на выборах?

- Иранцы - люди непредсказуемые. Они очень эмоциональны. Это великая культура, насчитывающая несколько тысяч лет. Иранцы способны на непредсказуемые поступки. Поэтому, кто бы из экспертов что бы ни говорил, нынешние выборы непредсказуемы.

Во-первых, мы не знаем, кто точно будет определен кандидатом. Все определяет Совет стражей конституции, который может отсеять каких-то кандидатов. Отсев происходит по мотивам, связанным с несоответствием исламским требованиям.

Во-вторых, сейчас в Иране сложное экономическое положение. Высокий уровень инфляции, давление, откровенные угрозы военного вмешательства в Иран, санкции ООН - все это может качнуть предпочтение избирателя как в одну, так и в другую сторону. Однозначного прогноза сделать невозможно.

- В любом случае власть изменится. Махмуд Ахмадинежад уходит. Как отразятся итоги выборов на отношениях Ирана с другими странами, в первую очередь с США и Россией?

- С США ситуация не претерпит серьезных изменений. Никто не любит, а иранцы тем более, когда на них оказывается прямое и циничное давление из-за рубежа. С Россией ситуация сложнее. Значительная часть иранского общества недовольна некоторыми действиями Москвы, в частности, отказом от поставок зенитно-ракетного комплекса С-300, мягкой, как они считают, позицией России по ситуации на Каспии, по дну которого прибрежные государства пытаются прокладывать нефтепроводы, и чуть ли не ведется разговор о возможности появления иностранных военных баз, в том числе американских, на побережье Казахстана.

 Проблемы существуют. Но мы соседи. Москва и Иран заинтересованы в том, чтобы мир оставался многополярным, и не было бы доминирования одной сверхдержавы - США. На этой почве у нас есть поле для обширных договоренностей как в экономике, так и в политике.