НУ И ХРЕНЬ! (Как Белковский и Кº русский менталитет меняют). Реплика.

Мероприятия
Интересные собрания случаются порою в столице нашей Родины. 8 июня 2011 г. в Москве  на Котельнической набережной РИА «Новый регион»  «известный политтехнолог», директор частной организации под названием Институт национальной стратегии С. А. Белковский объявил о том, что русскую нацию в России придумали националисты и случилось это совсем недавно.

 

 Интересные собрания случаются порою в столице нашей Родины. Жаль, что сообщения о таких событиях не транслируются по ТВ, а «сбрасываются» в Сеть, где уникальная информация чаще всего просто теряется в океане других.

Вот 8 июня 2011 г. в Москве на площадке РСПП, что на Котельнической набережной, РИА «Новый регион» провело заседание 9-го круглого стола, посвященного проблемам модернизации России, где основной докладчик [а им был «известный политтехнолог», директор частной организации под названием Институт национальной стратегии С.А.Белковский] объявил о том, что русскую нацию в России придумали националисты и случилось это совсем недавно.

Сообщение своё докладчик назвал «Модернизация, демократия и национализм».

Не стану описывать толкование докладчиком понятия «модернизации». Он говорил об этом много, долго, но суть его позиции, в конечном итоге, свелась к тому, что модернизация представляет собой абсолютную унификацию всех социальных связей в обществе. Отсюда и цель модернизации свелась им к абсолютной стандартизации всех способов жизнедеятельности членов общества: надо полагать, от форм потребления до методов деторождения. Ни о какой культуре в человеческом её понимании при этом даже не упоминалось. Надо полагать, Толстой, Чехов, Тургенев, Гоголь, Пушкин и т.д. – это не о нас и не для нас.

Нынешнее руководство России, к сожалению, как считает докладчик, к таким выводам-рекомендациям расплодившегося после 1991 года племени «политтехнологов» не прислушивается, а потому проводит в стране не модернизацию общества, а его демодернизацию, путем возрождения «архаики», то есть исторических традиций, чем отбрасывает наше общество чуть ли не к XYIII веку.

А вот если бы прислушаться к нынешним «политтехнологам», то «модернизация в полном смысле этого слова…предполагает ментально-культурную унификацию национального пространства и, как следствие, создание национального государства, при которой территории и этносы, которые не подлежат унификации, которые так или иначе не хотят унификации, остаются за пределами этого национального пространства». Иными словами, «должен быть завершен процесс распада империи и должно быть сформировано национальное государство. Этот процесс распада империи, безусловно, может предполагать дальнейшее отделение от России некоторых территориальных частей, что болезненно. Особенно с точки исторического русского менталитета».

Здесь-то докладчик и перешел к главной своей мысли – к национальному вопросу. Нации, по его мнению, не складываются в процессе исторического развития, а придумываются националистами.

«Именно в рамках общества модерна, - считает «политтехнолог», - формируется нация как сообщество как сообщество социально равных и культурно однородных людей. Домодерновое общество нации в чистом виде не знает как понятие».

 «…Нация - это воображаемое сообщество. Она сначала придумывается, а потом уже создается. Я думаю, - заявил он, - что русская нация сейчас находится в стадии придумывания. Поэтому нация – это то, что будет придумано, а не то, что существовало когда-то. И ясно, что уже поэтому она не может опираться на традиции».

 «Национализм исторически предшествует нации. Не нации рождаются сначала, а потом они описываются теоретически некими националистами. Нет, сначала появляются националисты, они придумывают нации, а затем эти нации возникают в истории».

Не менее любопытные суждения были высказаны и другими участниками круглого стола.

Так, известный кинорежиссер А. Михалков-Кончаловский высказал мнение, «что все попытки модернизации, которые произошли за последние три века в России, обламывались просто потому, что не происходит самого главного, чего никогда не было в российской истории – модернизации русского менталитета». «Все европейские страны, которые шли по пути создания гражданского общества, шли от одной ментальности к другой. Другой вопрос, что это потребовало четырех веков и кровавой битвы протестантизма и усвоения индоктринации, «обвнутрения» социальных обязанностей. Но государство возникало там в результате насилия. Оно просто было растянуто на три века. У нас, поскольку этого не происходило, то мы по-прежнему сбрасываем со счета систему ценностей русского человека…Никакая модернизация Петра I не изменила русской ментальности. Он, как говорил Гершензон, накрыл Россию тонким плащом цивилизации, а внизу осталась огромная, дремучая, гигантская, непроснувшаяся масса, которая до сих пор дремлет. Но когда говорят, что это невозможно изменить, я считаю, что это глубочайшее заблуждение…Русскую ментальность можно сегодня не за 300 лет, как в Европе, изменить, а за три поколения можно хотя бы создать социально ответственных людей…»

Идею поддержал сопредседатель программы Московского Центра Карнеги «Религия, общество и безопасность» А. Малашенко.

Согласившись с А.Кончаловским, что «ментальность в российском обществе как была, так и осталась», главную причину этой «отсталости» он усмотрел в деятельности Русской Православной Церкви. «Я не знаю, как она меняется, эта ментальность, - заметил он, - и с этой точки зрения крайне негативную роль играет православная церковь. Если посмотреть, то вот как раз оттуда никакой модернизации для менталитета не идет. А идет совсем наоборот, особенно если мы послушаем отца Всеволода Чаплина».

Высказались по этому вопросу и другие «специалисты».

Участников круглого стола не смутило, что тема требует от «дискутёров» глубокого и широкого гуманитарного образования. Факультета экономической кибернетики Московского института управления и опыта сотрудника московской товарно-сырьевой биржи здесь, наверное, маловато. Русофобии Белковского и компании явно недостаточно для серьезного обобщения и понимания исторического пути России.

Не нами было сказано, «Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник».

В.К.