«Круглый стол» РИСИ по Кавказу в Ростове-на-Дону

Мероприятия
30 ноября 2012 г. в Ростове-на-Дону в Южном федеральном университете (ЮФУ) состоялся экспертный «круглый стол» «Первоочередные меры по противодействию использования т.н. «черкесского вопроса» в эскалации напряженности, экстремизма и терроризма на Северном Кавказе». Организаторами мероприятия выступили Российский государственный университет нефти и газа им. И.М. Губкина (г.Москва) и Черноморско-Каспийский центр Российского института стратегических исследований (г.Ростов-на-Дону). 

В работе семинара приняли участие ученые и эксперты из различных регионов России: специалист по современной Турции кандидат исторических наук В.В. Иванова (Кунсткамера, Институт востоковедения Российской академии наук (г.Санкт-Петербург)); Л.В. Савин, главный редактор Интернет-портала «Геополитика» (г.Москва); признанный специалист по современному исламу, кандидат политических наук Р.Ф. Патеев (Южный федеральный университет, г.Ростов-на-Дону); Г.Н. Малахова, директор Северо-Кавказского института — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации профессор, доктор юридических наук (г.Пятигорск); Е.А. Агеева, кандидат политических наук, доцент, заведующая научно-исследовательским центром этнополитических исследований Северо-Кавказского института — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (г.Пятигорск); эксперт Совета муфтиев России, научный сотрудник центра северокавказских языков и культур НИИ филологии ПГЛУ Р.Х. Камбиев (г.Пятигорск); А.А. Остахов, кандидат исторических наук, зам.директора института региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе) (г.Пятигорск); А.В. Аверьянов, кандидат исторических наук, научный сотрудник Черноморско-Каспийского центра Российского института стратегических исследований (г.Ростов-на-Дону); А.В. Сериков, руководитель отделения Регионоведения Южного федерального университета. Модераторами «круглого стола» выступили Э.А. Попов, доктор философских наук, руководитель Черноморско-Каспийского центра Российского института стратегических исследований (г.Ростов-на-Дону) и В.В. Черноус, кандидат политических наук, профессор Южного федерального университета, директор Центра системных региональных  исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН (г.Ростов-на-Дону).

С докладом на мероприятии выступил кандидат исторических наук Е.В. Кратов, министр по национальностям, печати и массовым коммуникациям Карачаево-Черкесской республики (г.Черкесск).

Выступления ученых и экспертов были посвящены различным аспектам адыго-черкесского фактора. В докладе В.В. Ивановой (Дезассимиляционные процессы и конструирование "черкесской диаспоры" в современной Турции) был проведен анализ турецкой научной литературы и политической традиции по кавказскому («черкесскому») вопросу. При этом, как отмечалось в докладе, Османская империя преследовала политические цели, пропагандируя и организуя переселение и адресное расселение черкесских (кавказских) мухаджиров на Балканах и в Сирии. Отдельное внимание уделено проблеме самоидентичности черкесских диаспоральных групп в Турции и сложным, подчас противоречивым отношениям  центральным правительством. Особый интерес вызвал анализ первых попыток применения к «черкесскому» вопросу принципа неоосманизма. Самой концепции нового османизма имманентно присуща внутренняя структурная рыхлость и поливариативность. Большая гибкость является сильной стороной неоосманизма, однако внутренние противоречия этой концепции до времени носят отложенный характер.

Проблемы искусственного конструирования в киберпространстве в докладе Л.В. Савина (Политический конструктивизм и «черкесские» социальные сети) рассматривались в контексте устремлений  геополитических конкурентов России, в том числе, в «черкесском» вопросе.  Западное сообщество навязывает нам теоретические конструкты по «черкесскому» вопросу, формулирует термины, которыми мы пользуемся. В частности, статус этноса повышается до уровня нации с неизбежными после этого политическими конфликтами.  Корпорация РЭНД, «Джеймстаун-фонд» и др. применяли эти методы в Пакистане, Афганистане, а сегодня апробируют их на Кавказе в рамках проекта строительства Большого Ближнего Востока. Геополитическое моделирование направлено на создание новых образов. Одним из которых является «Великая Черкесия», активно внедряемая в массовое сознание населения адыгоязычных республик российского Северного Кавказа.

Отмечена высокая активность черкесских организаций в сети Интернет. При этом хостинг большинства из них находится за пределами Российской Федерации и зачастую финансируется зарубежными НПО, такие, как вышеупомянутые организации или фонд Дж. Сороса «Открытое общество».

Религиозно-политические и культурные проблемы ислама на современном Северном Кавказе рассматривались в докладах Р.Ф. Патеева (О некоторых аспектах роли исламского фактора в "черкесском вопросе") и Е.В. Кратова ( Ислам в жизни народов КЧР: история и современность). В последнем выступлении акцент был сделан на позитивных аспектах влияния традиционного ислама на общественную жизнь республики, отмечены устойчивые традиции взаимодействия исламских институтов с Русской Православной церковью в деле духовного и нравственного воспитания граждан.  Напротив, в выступлении известного исламоведа Р.Ф. Патеева отмечалась негативная тенденция роста исламского радикализма и экстремизма на Северном Кавказе. В то же время, сделал вывод исследователь, серьёзной смычки между терроризмом и черкесским радикализмом не наблюдается, что обусловлено исторически.  По мнению В.В. Ивановой, концепция исламско-тюркского синтеза давно и активно разрабатывается со времен Ататюрка. Аналогичного интеллектуального проекта в отношении черкесско-исламского синтеза не существует.

Проблемы радикализации современной северокавказской молодежи рассматривались в докладах Е.А. Агеевой (Профилактика экстремизма в молодежной среде СКФО (в контексте использования «черкесского вопроса»)), Г.Н. Малаховой (Работа со студенческой молодежью по формированию знаний фактической истории Северного Кавказе), А.А. Остахова («Черкесский» вопрос: возможные социальные угрозы и пути их нейтрализации) и А.В. Серикова (Работа со студенческой молодежью по формированию знаний фактической истории Северного Кавказе). На основе данных социологических замеров настроений учащейся молодежи (Г.Н. Малахова, Е.А. Агеева, А.В. Сериков) делались выводы о мировоззренческих и идейно-политических предпочтениях в молодежной среде. Отмечалась низкая популярность в среде адыго-черкесской молодежи традиционного ислама и повышенный интерес к «правозащитному» исламу (Е.А. Агеева). В ярком и визуализированном выступлении А.А. Остахова проводился анализ работы черкесских активистов в киберпространстве.

Вариативность изучения истории Кавказской войны и мухаджирства подчеркнул в своем докладе (Социально-политические процессы в Северокавказском регионе и влияние на них внешних сил) известный отечественный кавказовед В.В. Черноус. По его мнению, в 1990-е годы оказалась нарушенной с большим трудом сформированные коллективные формы работы ученых-историков из разных регионов и с разными методологическими принципами и подходами к освещению проблемных вопросов Кавказской войны. Исследователь подчеркнул, что некорректно применение термина «русско-кавказская война», широко вводимый в научный (и политический) оборот в республиках Северного Кавказа (был назван в качестве примера сборник работ, опубликованный накануне «круглого стола» в Нальчике (Кабардино-Балкарская республика)). Но, вместе с тем, замалчивание ряда острых и горящих проблем (того же мухаджирства, как делалось это в советский период) чревато негативизацией и взаимным отчуждением между различными научными школами. Было выдвинуто предложение создать на базе Ростова-на-Дону площадку для обсуждения острых историографических вопросов, пригласить к научному диалогу представителей оппонирующих школ.

На необходимость уточнения научного аппарата изучения проблем современного ислама и корректировки терминологии истории Кавказской войны сделал акцент в своем докладе Р.Х. Камбиев (Возможные варианты разрешения "черкесского вопроса"). Им было обращено внимание на необходимость более корректного употребления терминов «салафизм». При этом, согласно мнению, выявившемуся в ходе дискуссии, навешивание ярлыков — общая традиция, характерная для разных форм современного ислама (традиционного и нетрадиционного для Северного Кавказа). Отдельное внимание Р.Х. Камбиев уделил анализу работы грузинских правительственных и некоммерческих организаций в «черкесском» вопросе, дав прогноз изменений линии официального Тбилиси после смены правительственного кабинета. Грузинская проблематика в контексте «черкесского» вопроса была продолжена в выступлении А.В. Аверьянова («Черкесский» вопрос в рамках северокавказской политики Грузии: возможные изменения и перспективы развития). Резюме выступления — Грузия является лишь проводником антироссийской политики, генеральным заказчиком которой выступают страны Запада, прежде всего, США. Согласно мнению Э.А. Попова («Черкесский» вопрос и черкесские интересы), саакашвиливская Грузия, инициировав рассмотрение «черкесского» вопроса, открыла ящик Пандоры. Поскольку непредвзятый анализ событий Кавказской войны и мухаджирства позволяет сделать вывод об активном участии в ней грузинского дворянства. Именно Грузия больше других выиграла от массового переселения адыгских и абхазских народов в Турцию, заселив опустевшие земли своими колонистами. В последующем Грузия дважды в течение ХХ века (1918-1921 и в начале 1990-х гг.) проводила политику геноцида абхазов и южных осетин, и один раз в начале XXI века попыталась повторить ее в отношении населения Южной Осетии. Лишь вмешательство России спасло население этой страны от тотального уничтожения или насильственной депортации. Э.А. Попов сконцентрировал внимание на разности объективных интересов народов адыгской группы и политических устремлений лидеров так называемого черкесского движения. В последнем, наряду с идейно мотивированными и искренними активистами высок процент бизнесменов, спекулирующих на трагедии своих народов. Был подвергнут критике сам термин «черкесский» вопрос как некорректный и навязанный экспертному сообществу извне.

По итогам работы «круглого стола» будет выпущен сборник статей, в который войдут цитированные и ряд других выступлений участников «круглого стола».