К Мюнхенской конференции по безопасности

Аналитика
С 5 по 7 февраля в Мюнхене пройдет 46-я Мюнхенская конференция по безопасности, на которой будет продолжено обсуждение предложений России по заключению нового юридически обязывающего Договора о европейской безопасности (ДЕБ). С основными докладами на тему будущей архитектуры европейской и глобальной безопасности выступят глава МИД РФ С. В. Лавров и вице-канцлер, министр иностранных дел ФРГ Г. Вестервелле.

В. А. Калинкин,

научный сотрудник РИСИ

 

С 5 по 7 февраля в Мюнхене пройдет 46-я Мюнхенская конференция по безопасности, на которой будет продолжено обсуждение предложений России по заключению нового юридически обязывающего Договора о европейской безопасности (ДЕБ). С основными докладами на тему будущей архитектуры европейской и глобальной безопасности выступят глава МИД РФ С. В. Лавров и вице-канцлер, министр иностранных дел ФРГ Г. Вестервелле.

Мюнхенский форум станет очередным этапом «солидного мыслительного процесса», запущенного на межгосударственных и политологических площадках Европы речью Президента РФ Д. А. Медведева в июне 2008 г. в Берлине. Сегодня, спустя более полутора лет неформальных консультаций и дискуссий, можно подвести некоторые промежуточные итоги.

Тот факт, что инициатива российского президента по обновлению системы евроатлантической безопасности была выдвинута именно в Берлине, представляется не случайным. Оказавшись в своё время на переднем крае «холодной войны», Германия превратилась в один из крупных центров академических исследований по проблемам войны и мира, именно она после ухода с исторической арены СССР стала генерировать практические импульсы к реформированию региональных структур, призванных поддерживать мир на Европейском континенте. Вопреки распространённому мнению, существовавшие институты уже тогда не устраивали многих европейцев. Так, нынешняя инициатива России почти дословно воспроизводит многие положения концепции «Европейского сообщества безопасности» (Europäische Sicherheitsgemeinschaft), разработанной Гамбургским институтом исследований мира и политики безопасности (Э. Бар, Д. Лутц) в начале 90-х гг. В 1993 г. еженедельник «Ди Цайт» опубликовал статью Э. Бара, главного архитектора восточной политики при канцлере В. Брандте, под названием «Без мира всё – ничто». Автор, в частности, писал: «Ни НАТО, ни СБСЕ не способны гарантировать безопасность сообщества европейских государств… необходимо придумать новую организацию, которая бы преодолела недостатки существующих» и «гарантировала бы равную безопасность как для крупных, так и для малых стран, входящих в общеевропейское пространство» [1]. По мысли политика, новая организация не должна была основываться на некоем жёстком каноне общих ценностей, её отличала бы принципиальная открытость для всех членов СБСЕ, признающих хельсинский «декалог» 1975 г.

Хотя эта идея Бара была положена под сукно, а Европа выбрала стратегию двойного расширения, можно сказать, что предложения России по ДЕБ упали в Германии на хорошую, удобренную почву. О том, что кардинальные изменения в Европе требуют принципиально новых подходов, в последнее время говорили не только немецкие социал-демократы, но и традиционно более скептически настроенные в отношении перемен консерваторы. Ещё не забыта иракская кампания 2003 г., серьёзно поколебавшая уверенность в «общности трансатлантических ценностей» [2], а пятидневная кавказская война наглядно продемонстрировала неадекватность существующей системы европейской безопасности. Продолжение Западом унилатеральной политики, колеблющейся между игнорированием и сдерживанием России, неизбежно приведёт к усилению конфронтационных рефлексов обеих сторон, – предупреждают эксперты Гессенского фонда исследований проблем мира и конфликтов. По их мнению, инициатива Москвы по евробезопасности заслуживает ответа, однако в 2008 г. реакция западных политиков  выявила «отсутствие интереса и концептуальной фантазии» [3].

Вместе с тем проект начал набирать темпы. Только в Германии в прошлом году тема ДЕБ в более или менее широком контексте обсуждалась на таких площадках, как семинар «Новый взгляд на отношения Европейского союза и России» (8–10 февраля, Потсдам, с участием Фонда им. Фридриха Эберта), Берлинский международный форум «Новый европейский миропорядок: инициативы и стратегии их реализации» (15–16 июня, Берлин), Нюрнбергский форум по вопросам безопасности (26–27 июня, Нюрнберг, при поддержке либерального Фонда им. Томаса Делера), Петербургский диалог (14–16 июля, Мюнхен). В числе контактов по линии межпарламентского сотрудничества следует упомянуть встречи членов комитета по международным делам бундестага с их коллегами из профильного комитета Государственной думы 20–22 декабря 2009 г.

Что касается реакции официального Берлина, то здесь, на наш взгляд, в значительной степени присутствует инерционность, нежелание менять зыбкий статус-кво. Выступая в бундестаге накануне юбилейного апрельского саммита НАТО в Страсбурге-Келе, канцлер ФРГ А. Меркель заявила, что любая архитектура должна опираться на фундамент, а именно – доверие. По её мнению, многие конфликты, например, приднестровский, можно было бы легко и быстро решить, если бы Россия проявила «добрую волю» [4]. Что касается европейской политики безопасности, то она, по словам канцлера, не ощущает недостатка в правилах, напротив, главный недостаток заключается в их несоблюдении. Россия уже играет «важную роль» в ОБСЕ и Совете Россия – НАТО, кроме того, ей могут быть предложены регулярные консультации по ОЕПБО.

Выступление статс-секретаря германского МИД В. Хойера на 7-й сессии Совета министров иностранных дел стран ОБСЕ в Афинах не оставило сомнений: привилегированной площадкой для широкого «диалога по евробезопасности» для Берлина является ОБСЕ и «процесс Корфу». Российские инициативы «заслуживают изучения» [5], однако в первую очередь следует укрепить уже зарекомендовавшие себя институты и инструменты, а также учесть при обсуждении «человеческое измерение» безопасности. Как следует из вышеприведенных примеров, демонстрируя интерес к российской идее и готовность её обсуждать, официальный Берлин старается предложить собственную повестку дня, отклонив проект международного договора как излишне абстрактный или якобы ослабляющий дееспособность НАТО.

Что касается экспертного сообщества Германии, а также политиков старшего поколения, сотрудничавших ещё с СССР в рамках «антагонистической кооперации», то они в большей степени нацелены на конструктивное обсуждение перспектив ДЕБ. Об этом, в частности, свидетельствует открытое письмо экс-канцлера Гельмута Шмидта, бывшего президента Рихарда фон Вайцзеккера и двух ветеранов германской дипломатии Ганса-Дитриха Геншера и Эгона Бара, в котором они призвали федеральные власти серьёзно изучить предложение России. «Солидное сотрудничество» России, США, Европы и Китая (!) могло бы стабилизировать обстановку на Северном полушарии и «в случае необходимости» [6] обрести собственную институциональную форму, – подчёркивают авторы письма.

Одновременно германскими политологами предлагаются альтернативные варианты, направленные на адаптацию существующих региональных организаций, в ведении которых находятся вопросы евробезопасности. Некоторые христианские демократы (например, Рупрехт Поленц, председатель комитета по международным делам бундестага) допускают возможность предоставления России членства в НАТО. Другие эксперты считают, что следует повысить значимость Совета Россия – НАТО, сотрудничество в котором сегодня носит скорее нерегулярный и избирательный характер. Левые и социал-демократы склоняются к более активному использованию потенциала ОБСЕ, одновременно признавая необходимость развития первой корзины этой организации. По мнению Рольфа Мютцениха, эксперта СДПГ по внешней политике, для осуществления миротворческих операций реформированной ОБСЕ могли бы быть предоставлены военные ресурсы НАТО, ОЕПБО и самой России. Эксперты Гессенского фонда исследований проблем мира и конфликтов полагают, что именно ОБСЕ могла бы фиксировать правила поведения ЕС и НАТО в том случае, если те действуют за пределами своей географической ответственности. Наконец, в рамках ОБСЕ предлагается создать некий «Евроатлантический совет безопасности» (Euro-Atlantic Security Council) с участием России, который бы преимущественно занимался борьбой с наркотрафиком и исламским экстремизмом (последняя идея принадлежит американскому институту Аспена, её продвигает и Фонд им. Бертельсмана). В качестве дополнительного альтернативного ДЕБ варианта рассматривается вариант военно-политического сотрудничества России и Европейского союза с опорой на ОЕПБО.

Практически все участники внутригерманской дискуссии согласны в том, что ключевым моментом будущих переговоров должно стать сокращение вооружений. Вместе с тем отсутствует консенсус относительно конечной цели таких переговоров: должен ли это быть юридически обязывающий нормативный документ (как это предлагает российская сторона), серия соглашений (часть из которых носила бы необязательный характер), или переговоры должны просто служить платформой для укрепления взаимного доверия или механизмом по определению общих угроз для России и Запада. В целом можно констатировать, что в большинстве дискуссий акцент ставится на поиске подходящих институциональных рамок для вероятного обновления системы общеевропейской безопасности. При этом значительный разброс мнений среди политиков, дипломатов и экспертов препятствует началу переговорного этапа в краткосрочной перспективе. Как отмечает шеф-корреспондент деловой газеты «Хандельсблатт» Андреас Ринке, «никто не знает, как наилучшим образом подключить (к европейским институтам – В. К.) Россию» [7].

Разумеется, будущее ДЕБ зависит от решения более широкого принципиального вопроса о взаимоотношениях России и Запада. Именно эта тема в числе прочих поднималась на встрече германских, американских и  восточноевропейских политиков 5–6 ноября 2009 г. в Вашингтоне, которую можно рассматривать в качестве прелюдии к нынешней Мюнхенской конференции по безопасности. Возможно, она внесёт свой вклад в то, чтобы российско-германский диалог по ДЕБ стал более предметным и структурированным. Можно согласиться с председателем оргкомитета конференции В. Ишингером: если прошлый год был годом инициатив, то новый, 2010-й, должен стать годом решений.

Список литературы


1. Bahr E. Ohne Frieden ist alles nichts // Die Zeit. – 1993. – 15. Oktober. – http://www.zeit.de/1993/42/Ohne-Frieden-ist-alles-nichts.

2. Напомним, что в то время даже такой известный советолог, как бывший директор Федерального института восточноевропейских и международных исследований в Кельне Генрих Фогель, постулировал «конец старого Запада» и призывал к преодолению «сентиментального атлантизма» (см.: Vogel H. The End of the «Old West» // Internationale Politik. – 2003. – Nr 3. – S. 17–21).

3. Dembinski M., Schmidt H.-J., Schoch B., Spanger H.-J. Nach dem Kaukasus-Krieg: Einbindung statt Eindämmung Russlands / HSFK-Report. – 2008. – Nr 6. – S. 27.

4. Regierungserklärung von Bundeskanzlerin Dr. Angela Merkel / Bulletin der Bundesregierung. – 2009. – 26. März.

5. Rede des Staatsministers im Auswärtigen Amt Dr. Werner Hoyer beim OSZE Ministerrat in Athen am 01.12.2009 [Электронный ресурс]. – http://www.auswaertiges-amt.de/diplo/de/Infoservice/Presse/Reden/2009/091201-HoyerOSZE.html.

6. Für eine atomwaffenfreie Welt. Erklärung von Helmut Schmidt, Richard von Weizsäcker, Hans-Dietrich Genscher und Egon Bahr vom 9. Januar 2009 (Wortlaut) // Blätter für deutsche und internationale Politik. – 2009. – Nr 2. – S. 123–125.

7. Rinke A. Die europäische Sicherheit wird nur mit Moskau gestärkt // Das Handelsblatt. – 2009. – 16. Dezember.