Встреча с американскими экспертами в РИСИ

Мероприятия

31 октября 2011 г. в РИСИ состоялась встреча экспертов Института с делегацией американских исследователей из Принстонского университета (США), возглавляемой известным специалистом в области нераспространения ядерного оружия профессором Фрэнком фон Хиппелем. Встреча в основном была посвящена обсуждению вопросов, связанных с поиском путей решения иранской ядерной проблемы.

Визит американской делегации в Москву явился одним из этапов программы, предусматривающей сбор и анализ информации, касающейся оценки российских и европейских экспертов предложений, подготовленных американской стороной по выходу из существующего иранского ядерного кризиса. Делегация планирует также посетить ряд европейских столиц для обмена мнениями с соответствующими специалистами. По итогам встреч и обсуждений будет подготовлен специальный доклад для администрации США (Госдепартамент) с предложениями по преодолению нынешней тупиковой ситуации вокруг ядерной программы Ирана.

В ходе дискуссии обсуждались различные подходы к разрешению кризиса, вероятность осуществления тех или иных шагов, способных не допустить превращения иранской программы развития ядерной энергетики в скрытый инструмент приобщения ИРИ к числу стран, обладающих ядерным оружием.

Как следовало из выступлений, американская сторона серьезно опасается превращения Ирана в де-факто ядерную державу, поскольку это явится угрозой не только безопасности в регионе Большого Ближнего Востока, но и окажет крайне негативное воздействие на стратегическую стабильность на глобальном уровне и режим ядерного нераспространения в целом.

Вашингтон также озабочен потенциальной возможностью попадания в руки международных террористов ядерных материалов иранского происхождения, что можно допустить, если ситуация будет быстро развиваться в негативном направлении.

Хотя в настоящее время вероятность силового «разрешения» иранской ядерной проблемы представляется незначительной, этот сценарий до сих пор не снят с повестки дня нынешней администрацией.

Американские участники поддерживают тезис о том, что силовой сценарий «разрешения» (воздушный удар по иранским ядерным объектам) чреват настолько значительными и трудно прогнозируемыми последствиями, что в преддверии президентских выборов в Соединенных Штатах нынешняя администрации вряд ли решится на его осуществление. Вероятность же использования наземной операции ещё меньше, если учесть уроки оккупации Ирака.

Участники встречи поддержали тезис о том, что магистральным путем разрешения кризиса должны стать неофициальные контакты и официальные переговоры, в первую очередь между Ираном и США, направленные на выработку компромисса, способного повысить уровень доверия между двумя странами со всеми вытекающими последствиями.

В этой связи американским участником представляется целесообразным проведение политики «step-by-step», одним из элементов которой может стать ратификация иранским меджлисом Дополнительного протокола, а также взятие Тегераном обязательства не осуществлять регенерацию отработавшего ядерного топлива с выделением плутония (по крайней мере в значимых количествах). Представляется перспективным предложение Ирана приостановить наработку урана со степенью обогащения 20 % в обмен на поставку топлива для Тегеранского исследовательского реактора.

В ходе обсуждения российскими участниками была поднята «смежная» проблема так называемого «виртуального ядерного арсенала» Японии. В стране имеется значительное количество плутония, выделенного из отработавшего ядерного топлива (ОЯТ), а также завод по регенерации ОЯТ, способный ежегодно нарабатывать оружейный плутоний в количествах, достаточных для производства 1000 ядерных зарядов. В комментариях профессор Хиппель оценил как крайне низкую вероятность принятия японским руководством решения о создании собственного ядерного оружия, подчеркнув при этом своё негативное отношение к возможности использования плутония в ядерном топливном цикле.

В заключение встречи участники вновь подтвердили тезис о том, что иранская ядерная проблема должна решаться путем переговоров, учитывая национальные интересы и безопасность всех заинтересованных сторон.