До Фанара

Мы в СМИ
Эксперт РИСИ Андрей Серебрич — о том, чего ждать от встречи предстоятелей православных церквей в Аммане

Глава Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион еще 12 февраля заявил о том, что патриарх Московский и всея Руси Кирилл примет участие в совете предстоятелей православных церквей в Иордании, запланированном на 25–26 февраля. В ноябре прошлого года с инициативой проведения совещания в Аммане выступил Иерусалимский патриарх Феофил.

Это мероприятие имеет важное значение для всего мирового православия. Предполагается, что на нем будут обсуждаться пути выхода из того кризиса, который был вызван вторжением Константинопольского патриарха Варфоломея на Украину в конце 2018-го и созданием там так называемой Поместной церкви Украины. Фактически тогда произошла легализация раскола, которая поставила остальные поместные церкви перед выбором — признавать новую украинскую «церковь», а вместе с тем и особые прерогативы Константинопольского патриарха, претендующего на роль восточного «папы», или же оставаться на канонических позициях, рискуя при этом отношениями с Фанаром.

К сожалению, Элладская и Александрийская церкви осенью 2019 года признали ПЦУ, руководствуясь конъюнктурными соображениями и находясь в плену национальных идеологем. Ведь Константинопольский патриарх — грек, а значит, «свой» и его нужно поддержать. РПЦ была вынуждена отреагировать разрывом евхаристического общения с архиепископом Афинским Иеронимом и патриархом Александрийским Феодором.

Инициатива патриарха Феофила не появилась на пустом месте. Идея всеправославного обсуждения украинского вопроса появилась практически сразу после антиканонических действий патриарха Варфоломея. К всеобщему обсуждению украинского вопроса призывали главы Антиохийской, Польской, Албанской, Кипрской церквей. Однако до недавнего времени всё ограничивалось декларациями и никто не решался взять на себя роль инициатора, традиционно принадлежащую Константинопольскому патриарху, как «первому среди равных». Поэтому Иерусалимский патриархат как древнейшая православная кафедра, или, как ее еще называют «мать всех церквей», выступил выразителем настроений, разделяемых во многих православных церквях.

Сейчас патриарх Варфоломей предпринимает попытки блокировать проведение встречи, опасаясь того, что она сделает невозможным дальнейшее признание раскольнической ПЦУ остальными поместными церквями, а также серьезно пошатнет его позиции в мировом православии. Греки настаивают на том, что только Константинопольский патриарх может инициировать мероприятия подобного масштаба, намекая тем самым на то, что решения Амманского съезда не будут легитимными. На Фанаре однако забывают два момента. Во-первых, прецеденты созыва соборов той же Иерусалимской церковью в истории уже были. Например, в 1443 году Иерусалимский патриарх Иоаким созвал в Иерусалиме собор с участием Антиохийского и Александрийского патриархов, который подверг критике решения Ферраро-Флоренийского собора и осудил Константинопольского патриарха Митрофана II. Во-вторых, наивно ожидать, что патриарх Варфоломей созвал бы собор для осуждения своих же беззаконных действий.

Одновременно Константинополь совместно со своими патронами из Вашингтона стал оказывать давление на некоторые церкви, подталкивая их к отказу от поддержки Московского патриархата. Это хорошо видно на примере Черногории. Принятый в конце декабря 2019 года Скупщиной закон о секуляризации церковного имущества, вызвавший небывалый резонанс как внутри страны, так и за ее пределами, стоит рассматривать именно в качестве инструмента давления на Сербский патриархат. Активная разработка закона началась как раз после того, как патриарх Феофил пригласил предстоятелей поместных церквей собраться в Иордании. Такой взгляд никак не отрицает политической составляющей черногорского кризиса — желания президента Мило Джукановича зачистить конфессиональное поле страны от присутствия Сербской православной церкви и создать по украинскому сценарию на базе черногорских раскольников свою поместную церковь.

Один из ключевых вопросов на данном этапе состоит в том, кто в итоге примет участие в съезде. Несмотря на противодействие Константинополя, на иорданском саммите собираются выступить такие церкви как Сербская, Чешских земель и Словакии, Русская, Иерусалимская, Антиохийская, Румынская, Польская. Официально отказались приезжать в Амман главы Элладской, Албанской и Грузинской церквей. Маловероятно участие Александрийской церкви, глава которой уже признал ПЦУ. Хотя участие в саммите стало бы для патриарха Феодора хорошей возможностью отыграть назад и вернуться на канонически обоснованную позицию.

В то же время даже с уже определившимися не всё однозначно. Румынская и Польская церкви приняли решение участвовать в совещании не на уровне предстоятелей, а отправить делегации епископов. Характерно, что Румынский Синод объяснил свое решение желанием, чтобы встреча в Аммане не интерпретировалась в качестве синаксиса, то есть особого собрания глав православных церквей. Данная позиция скорее играет на руку Константинополю, поскольку несколько понижает уровень встречи. Делегации вряд ли будут иметь статус полномочных представителей, способных принимать решения. Одновременно такой подход позволяет той же Румынской церкви продолжать балансировать между Константинополем и Москвой.

Исход встречи в Аммане зависит не только от числа и статуса участников. Не менее важный вопрос — формирование повестки съезда. В этом плане следует понимать, что вторжение Фанара на Украину является одним из проявлений агрессивной внешней политики Константинополя. Она основана, с одной стороны, на папистских амбициях греческого патриарха, стремящегося к абсолютному, в частности, административному первенству в семье православных церквей. С другой стороны, она базируется на поддержке Вашингтона, заинтересованного в укреплении позиций Фанара. Признание поместными церквями особого статуса Константинополя как «первого без равных» позволит США через Фанар влиять на всё мировое православие.

Однако от встречи в Иордании ждут не только оглашения дорожной карты по преодолению украинского кризиса. Главы церквей имеют возможность запустить процесс по разработке механизмов, которые бы позволили блокировать любые проявления папизма и сделали невозможным повторение украинского сценария в дальнейшем. В этом плане Амман вполне может стать шагом к выстраиванию новой системы поместных православных церквей.

Автор — эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ)

христианство РПЦ ПЦУ Андрей Серебрич религия