К итогам визита В. Путина в Сербию

Аналитика
Состоявшийся в марте сего года визит В. Путина в Словению и Сербию демонстрирует устойчивый интерес российского руководства к Балканам и готовность представителей высшей власти лично участвовать в разрешении сложных, многоуровневых проблем этого принципиально важного для России региона.

Н.В. Бондарев,

старший научный сотрудник отдела евроатлантических исследований,

кандидат исторических наук

Состоявшийся в марте сего года визит В. Путина в Словению и Сербию демонстрирует устойчивый интерес российского руководства к Балканам и готовность представителей высшей власти лично участвовать в разрешении сложных, многоуровневых проблем этого принципиально важного для России региона. В наибольшей степени эти утверждения касаются сербской части поездки Путина, которая не планировалась заранее, в отличие от визита в Словению, согласованного еще осенью прошлого года.


Причина неожиданного приезда В. Путина в Белград – сложная ситуация вокруг газопровода «Южный поток». Принципиально важный для российской экономики проект газопровода в последние два года сталкивается с изначально непредвиденными сложностями. В их числе упорное противодействие строительству газопровода пришедшего к власти в Болгарии летом 2009 г. кабинета Б. Борисова, а также изменение позиции турецкого премьера Р. Эрдогана, изначально настроенного к проекту в целом положительно.


Именно сложности согласования маршрута «Южного потока» с Турцией подвигли президента РФ Д. Медведева к заявлению о том, что проект «Южного потока» в нынешнем виде не является безальтернативным. Прозвучавший во время встречи Медведева с Эрдоганом в Москве 16 марта с.г. тезис развил в выступлении перед российскими СМИ вице-премьер И. Сечин, заявивший, что «вариант со строительством завода по сжижению газа на Черном море может стать дополнением или одной из альтернатив трубопроводному варианту». В Сербии этот тезис был понят вполне однозначно – как желание России отказаться от обрастающего все новыми сложностями проекта «Южного потока».


На этом фоне серьезный резонанс получили заявления сербских критиков проекта газопровода, прежде всего представителей либерально-популистской Сербской прогрессивной партии (СПП). Председатель партии Т. Николич заявил, что «прошло десять лет, а газопровода «Южный поток» все нет, за это время мы потеряли возможность стать страной, располагающей центральными газохранилищами. От российского обещания, что газ пройдет к 2015 г., не осталось ничего, вместо этого мы получили высокие цены на газ и серьезную неясность в вопросе о том, как будет осуществляться газификация Сербии и строиться газопровод в направлении Косово и Албании».


До последнего времени стоимость российского углеводородного сырья напрямую увязывалась именно со строительством «Южного потока», ввод которого в строй должен был снизить цены на порядок. Таким образом, отказ России от строительства газопровода мог вызвать непредсказуемые политические потрясения в Сербии. Как вариант минимум – разворот в целом пророссийски настроенного Б. Тадича в сторону западных партнеров, как максимум – приход к власти прозападных популистов в лице партии Т. Николича. По похожему варианту развивались события в соседней Болгарии, где партия ГЕРБ пришла к власти в значительной степени на волне антироссийских настроений, вызванных энергетическим кризисом зимы 2008-2009 гг.


Визит В. Путина в Белград в значительной степени дезавуировал опасения сербской стороны, связанные с отказом России от идеи строительства газопровода. Президент Сербии Б. Тадич заявил, что во время продолжавшейся полтора часа беседы с Путиным российский премьер убедил его, что проект обязательно будет реализован. Это обещание подтвердил и глава «Газпрома» А. Миллер, сообщивший прессе, что «проект будет реализован именно в таком виде, в каком задумывался».


К визиту российской правительственной делегации была приурочена и проходившая в Белграде презентация газопровода «Южный поток» при с участием генерального директора компании «Южный поток – South stream» Марселя Крамера и директора сербской газовой компании «Srbijagas» Душана Баятовича. На совместной пресс-конференции Крамера и Баятовича последний заявил, что возможные доходы Сербии от прокачки газа по ее территории приблизительно оцениваются в 80-100 млн. евро ежегодно при поставках порядка 36 млрд. кубометров. Если исходить из этих цифр, получается, что транзитная ставка по сербскому участку «Южного потока» составит от 1,7 до 2,2 долл. за тысячу кубометров на 100 км., что делает проект чрезвычайно выгодным для «Газпрома».


Таким образом, опасения Б. Тадича и сербского руководства оказались рассеяны. В. Путин, в свою очередь, получил от сербской стороны заверения в продолжении тесного экономического партнерства. Во всяком случае, судьба западно-балканского участка «Южного потока» теперь сомнений не вызывает.


В то же время, визит Путина в Белград выявил и несколько проблематичных моментов в российско-сербских отношениях. Первая вскрывшаяся проблема – то, что глава компании NIS К. Кравченко в недавнем интервью российской прессе назвал «сербской бухгалтерией». Конкретный пример этого явления дала презентация «Южного потока», все участники которой, рассуждая о сербском участке газопровода, оперировали цифрой 470 км. Подсчет же протяженности газопровода по существующей карте, доступной всем желающим в интернете, дает другую цифру – 350 км. Все финансовые калькуляции М. Крамера и Д. Баятовича также были привязаны к той же цифре – 470 км., которая представляется не вполне корректной, во всяком случае – недостаточно аргументированной.


Другой пример – обещанный В. Путиным сербской стороне кредит в размере 800 млн. долларов. Кредит предназначен на реструктуризацию сербской железнодорожной системы, которая включает в себя переоснащение значительной части существующих путей, полную реконструкцию сербского участка железной дороги Белград-Бар, строительство новой ветки Валево-Лозница, а также строительство нового железнодорожного вокзала в Белграде и окружной железной дороги вокруг города. По единодушному мнению сербских экспертов, к которому присоединяются и специалисты РЖД, смета проекта завышена как минимум в полтора раза. Остается надеяться, что указанная в соглашении сумма не является окончательной и подлежит дальнейшей корректировке.


Глава NIS К. Кравченко, рассуждая о покупке «Газпром-нефтью» сербской нефтяной компании, называет системными проблемами сербской экономики «не отвечающую мировым стандартам финансовую отчетность» и «как правило, отсутствующие заключения независимых аудиторов». В случае с NIS эта ситуация привела к тому, что «Газпром-нефть» покупала прибыльную компанию, а получила, в итоге, убыточную. По нашему мнению, все финансовые вложения российских инвесторов в Сербию должны учитывать этот негативный опыт.