Как ликвидировать угрозу на южных окраинах ОДКБ?

Мы в СМИ
Новый источник напряжённости возник непосредственно на южных окраинах ОДКБ. С весны 2013 года в северо-восточной афганской провинции Бадахшан, ранее считавшейся относительно спокойной, активизировалась крупная группировка боевиков, включающая выходцев из Центральной Азии и Северного Кавказа.

Внимание вооружённой оппозиции к Бадахшану, по всей вероятности, было привлечено рядом обстоятельств. Район представляет собой стратегический плацдарм, располагающийся на границах сразу четырёх государств – Афганистана, Таджикистана, Пакистана и Китая. Контроль над Бадахшаном открывает возможности для ударов по близлежащим провинциям Баглан, Кундуз и Тахар, что осложнит использование северных коммуникаций для безопасного вывода западных войск из ИРА. В экономическом отношении район развит слабо, что формирует лояльность населения к наркотическому промыслу. Местное самоуправление сохраняет дистанцию от центральных властей в Кабуле. В провинции сильны традиционный и религиозный уклады, а в последнее время заметно возросло число медресе и мечетей, получило распространение экстремистское прочтение ислама. Горный рельеф напоминает Южный Вазиристан – оплот талибов в Пакистане – и удобен для ведения диверсионных действий.

Предположительно, решение передислоцировать ряд подразделений в Бадахшан было принято талибами в 2012 году, на заседании совета Кветты и совета Пешавара. По имеющимся сообщениям, к ноябрю 2012 года сюда были переброшены более 1500 боевиков. Они нашли определённую социальную поддержку в регионе, где эмиссары талибов ведут активную агитацию, утверждая, что захватят власть в стране после 2014 года.

Успеху мятежников способствуют и так называемые «местные талибы» – бадахшанцы, в разные годы прошедшие обучение в пакистанских медресе. Бесплатное «духовное образование» в Пакистане, которое, по некоторым подсчётам, с начала 90-х годов получили около 70 тысяч человек, оказалось весьма привлекательным для населения этой провинции, где, по оценке, проживает 900 тысяч человек. После идеологической обработки за границей многие бадахшанцы пополняют ряды экстремистских группировок, другие возвращаются на родину, где постепенно становятся во главе мечетей, воздействуя на умы и настроения соплеменников. Некоторые бадахшанцы также были введены в состав руководящих органов повстанческого движения, где достигли высоких постов. К таковым эксперты причисляют, например, таджика из Бадахшана Дин Мухаммада Яфтали – члена совета в Кветте, одного из 10 участников делегации талибов на переговорах в Катаре.

К весне 2013 года сложилась ситуация, когда в 18 из 28 уездов Бадахшана действуют талибы, члены Исламской партии Афганистана Хекматиара, а также выходцы из Центральной Азии и Кавказа. После вывода контингента ISAF боевики активизировались в уездах Куф, Рог, Яфтал, Шахри-Бузург, Ямган. Местом концентрации сил мятежников стал Вардудж, имеющий выгодное расположение и рельеф. Труднопроходимые ущелья и леса уезда удобны для партизанских операций. Также Вардудж находится на автомобильной дороге, которая связывает Пакистан, Китай и Таджикистан. По отдельным сообщениям, к моменту, когда началось таяние снега и открытие горных перевалов, вардуджское бандформирование, действовавшее под руководством командиров пакистанского происхождения, достигло численности 800–1000 человек. Около 2 тысяч местных таджиков были вынуждены покинуть свои дома.

3 марта этого года боевики напали на следовавшую через Вардудж автоколонну снабжения МВД Афганистана, уничтожив более 10 солдат и захватив в плен 23. Через несколько дней 16 из них были казнены вместе с другими силовиками, захваченными ранее в разных частях провинции и свезённых в Вардудж – всего около 20 человек.

Ответом правительства ИРА стала проведённая в последних числах марта 2013 года спецоперация в Вардудже. Она охватила 43 селения уезда и продолжалась три дня. Были уничтожены, по разным данным, от 80 до 100 боевиков, ещё около 110 арестованы, остальные – отступили в горы. По свидетельствам местных жителей, среди убитых и задержанных – большое количество иностранных наёмников, в том числе две женщины, по всей видимости, кавказского происхождения. Безвозвратные потери правительственных сил составили более 100 человек. Еще 10 солдат АНА попали в руки талибов.

Несмотря на зачистку Вардуджа, уже в середине апреля губернатор Бадахшана Шах Валиулла Адиб сообщил о новом скоплении боевиков в 30-40 километрах от границы с Таджикистаном. При этом, согласно информации секретаря Совета обороны Киргизии Б. Табалдиева, основу этой группировки составили выходцы из стран Центральной Азии и с Северного Кавказа. Нападения группы не заставили себя долго ждать. В середине мая боевики взяли под контроль 11 поселений провинции Бадахшан. Более того, им удалось захватить в плен 120 сотрудников полиции и пограничной службы.

Афганские власти были вынуждены вновь подтягивать в Бадахшан дополнительные силы и обращаться за поддержкой к командованию иностранного контингента. 2 июня в Вардудже, в основном под авиаударами, были уничтожены около 33 боевиков, в том числе, трое полевых командиров, известных как мулла Шамсулла, мулла Падаржан и Файз Рахман. Отбиты 11 поселений. 17 июня была проведена успешная спецоперация по освобождению 120 полицейских.

В настоящее время численность боевиков, остающихся в провинции, оценивается представителями местной администрации не менее чем в 300 человек. Их количество может быстро возрасти за счёт новых соединений, проникающих из Пакистана, как непосредственно через границу, так и через соседнюю афганскую провинцию Нуристан. Принимая во внимание маршруты передвижения вооружённых формирований, губернатор Бадахшана Шах Валиулла Адиб обвинил в причастности к попыткам создания в вилаяте «талибского плацдарма» пакистанскую разведку.

Таким образом, сложная ситуация в провинции пока далека от разрешения. В течение лета здесь возможны новые атаки. А главное - нельзя исключать инфильтрации боевиков через протяженную горную границу с Таджикистаном. Проникновение в республики Центральной Азии с целью совершения терактов и диверсий – угроза вполне реальная. 12 июня афганская полиция задержала в городе Файзабаде (административном центре Бадахшана) группу из пяти боевиков, переправившихся из лагеря подготовки в пакистанском агентстве Северный Вазиристан. Среди них был гражданин Казахстана. Задача группы, у которой при обыске нашли «пояс шахида», – осуществление нападений с участием смертников.

С учётом сказанного выглядит более чем актуальным решение ОДКБ об укреплении коллективных сил и афганско-таджикской границы. Не менее востребована в этих условиях реализация двусторонних договорённостей России и Таджикистана, достигнутых в ходе визита в Душанбе Владимира Путина в октябре 2012 года, о перевооружении таджикской армии современными российскими образцами.